На самом деле спасать собираются Амазонию, значительная часть которой находится как раз на территории Перу. Но нельзя недооценивать значение амазонских дождевых лесов для всей экосистемы нашей планеты. По некоторым подсчетам когда-то здесь обитало почти треть всех существующих на Земле видов организмов — чем не «полуфабрикат» Ноева ковчега, который в преддверии экологической катастрофы неплохо бы уже начать формировать? Но в результате планомерного уничтожения лесов (на 70% за последние 50 лет!) многие растения и насекомые погибли, а сам процесс вырубки добавил немало «масла» (углекислого газа) в «жерло» парникового эффекта, грозящего всем нам необратимыми изменениями климата.

Фотография ребенка, автор Musuk Nolte

Так что это тот случай, когда щепки летят во все стороны и на большие расстояния. А все потому, что Амазония — чаша, наполненная природными богатствами до краев и даже кому-то ошибочно кажущаяся бездонной, — всегда была лакомым куском южноамериканского пирога, которую европейцы тщетно пытались покорить и сделать частью своего «цивилизованного мира».

Фотография ребенка, автор Musuk Nolte

Навязанному извне Амазония сопротивлялась всеми силами. Коренное население столетиями хранило традиции и обычаи жизни на этой территории — прокрустово ложе прозападного подхода никак не могло их вместить и переосмыслить. В процессе «освоения» бассейна Амазонки местных индейцев нещадно эксплуатировали, вынуждали покидать насиженные земли предков, насаждали чуждую культуру через образование. Результат такой политики иначе как плачевным назвать нельзя: хрупкая экосистема подорвана, коренное население по-прежнему считается самым бедным в стране и по-прежнему почти не умеет читать и писать — даже толком не говорит на испанском.

Модульная система для строительства сотен школ

Варианты конфигураций архитектурных модулей

В какой-то мере это и неудивительно: дорога от дома до школы у жителя Амазонии занимает в среднем 5 с половиной часов! Мало того, половину из действующих школ затапливает, вторая половина нуждается в срочном ремонте и лишь в 15% есть вода, электричество и канализация.

Иллюстрация того, как новые школы адаптируются к наводнениям

Чудо в том, что, несмотря на все это, мудрость и знания тех, кто жил здесь испокон веков, помогла горстке людей, находящихся за чертой бедности, сохранить свои леса, озера и реки, свой язык и культуру, бережное отношение к окружающей среде и навыки поддерживать здесь природный баланс. В очередной раз проанализировав ситуацию, государство Перу наконец решило зарыть топор войны и помочь амазонским индейцам и их культуре не только выжить, но продолжить развиваться и набрать силу.

Фото строящейся школы в Пукальпе, фото Verónica Lanza, Courtesy Ministry of Education

Проект под кодовым названием «План Сельва» (Plan Selva) должен в корне изменить систему образования: во-первых, сделать его доступным, а во-вторых — разработать уникальную программу, в которой современные и древние знания амазонских индейцев будут органично сочетаться. Перуанцы и сами рассчитывают многому научиться: например, как использовать ресурсы здешних земель таким образом, чтобы сохранялось равновесие. А то, что знают местные жители о растениях, в том числе съедобных и лекарственных, обещает совершить прорыв в медицине и диетологии.

Построенная школа в Мадре-де-Диас, фото Verónica Lanza, Courtesy Ministry of Education

Впрочем, успех всего плана, утвержденного чуть более года назад, в значительной степени зависит от его первой части. А она решена исключительно архитектурными средствами: команда молодых архитекторов католического университета Перу под руководством Элизабет Ананьос разработала модульные проекты школ, которые можно приспосабливать к индивидуальным педагогическим требованиям, различным топографическим условиям и разному количеству жителей. И этим школам, во-первых, не страшны наводнения, а во-вторых, проект предполагает активное участие в строительстве местных сообществ, задавая тему для мультикультурного диалога, которая, в кои веки, интересна обеим сторонам.

План павильона Перу на биеннале 2016 года, Barclay&Crousse

Экспозиция павильона, повествуя о беспрецедентной инициативе, через визуальные образы отправляет посетителя прямо туда — в перуанскую Амазонию, страну влажных лесов и непроходимых тропических зарослей. Авторы экспозиции — архитекторы Сандра Барклай и Жан-Пьер Крус (Sandra Barclay, Jean Pierr Crousse) — придумали протянуть через весь павильон черную ленту. Она подвешена на деревянном каркасе и постоянно едва заметно колышется, символизируя одновременно саму реку Амазонку и уязвимость баланса эко-системы. На ленте напечатаны силуэты аутентичных растений и детские лица — серию снимков местных жителей сделал фотограф Мушук Нольте.

Разрез павильона Перу на биеннале 2016 года, Barclay&Crousse

Если «плыть по течению», то попадаешь в зал с подробными планами и проектами школьных зданий. Здесь же можно ознакомиться с сутью программы и посмотреть два коротких фильма об Амазонии и о том, как шло строительство первых школ «Плана Сельва» — реакция детей на новое место учебы, оборудованное всем необходимым и даже сверх того, впечатляет и вдохновляет. Вдохновляет еще больше на фоне того, что скрывается за поворотом: свисающая «гроздь» столов и стульев, собранные по старым школам региона, напоминает о тех ужасных условиях, в которых в Амазонии учителя и ученики вынуждены общаться в данный момент. В подвешенном состоянии мебели тоже видится некий смысл — намек на необходимость балансировать на грани, когда в любой момент страховочная нить может оборваться. Гораздо надежнее держаться за белый флаг перемирия — и кто бы подумал, что таким флагом может выступать архитектура.