Почти каждая европейская метросистема пережила довольно долгий период развития в русле идей модернизма и строгого функционализма (а их азиатские собратья продолжаются существовать в них и сейчас, исключение составляют разве что Гонконг и Япония), но сегодня старается уйти от него как можно дальше.

Заха Хадид

К участию в проектах строительства новых станций и регенерации старых, помимо инженеров и конструкторов, стали привлекаться ведущие архитекторы и художники. Пожалуй, наиболее ярко и последовательно эту концепцию реализует Неаполь с его масштабным проектом «Искусство на станциях».

Наполи, проект «Искусство на станциях»

 

Наполи, проект «Искусство на станциях»

Ну, а флагманом этого движения следует признать сэра Нормана Фостера и спроектированный им метрополитен Бильбао. Фостер разработал совершенно новую типологию подземного транспорта, где все архитектурно-инженерные элементы (входная группа – кассовый зал – эскалатор и лестница – плафторма) решены одинаково зрелищно.

Фостер. Бильбао

Фостер. Бильбао

Одной из принципиальных инноваций архитектора стало нежелание «прятать» подземелье, в котором, собственно, и расположено метро: вместо того, чтобы декорировать «недра» традиционными интерьерами, Фостер, наоборот, оставил породу нетронутой как напоминание пассажирам о том, что они движутся сквозь толщу земли.

Фостер. Бильбао

Фостеру же принадлежит проект одной из самых зрелищных станций продолжения Джубили-лайн (Jubilee Line Extension) в лондонском метро. Построенная на месте вест-индского дока станция «Кэнэри Уорф» (Canary Wharf) – самая большая и просторная на новой ветке. Благодаря огромным стеклянным козырькам параболической формы над входами, на платформу проникает много дневного света.

 

Все конструкции станции выполнены из бетона, стали и стекла и лишены какого бы то ни было намека на декоративность, но в сочетании с масштабом самого пространства выглядят очень эффектно.

Фостер. Canary Wharf

Фостер. Canary Wharf

Помимо Нормана Фостера, в проекте продолжения Джубили-лайн (Jubilee Line) участвуют многие известные архитекторы: ее новые станции проектировали сэр Майкл Хопкинс (Westminster), Ян Ритчи (Bermondsey), Уильям Олсоп (North Greenwich), Крис Уилкинсон (Stratford), бюро Weston Williamson (London Bridge) и MacCormac Jamieson Pritchard (Southwark). Всех их в проект пригласил Роланд Паулетти, главный архитектор новой Юбилейной, изначально сделавший ставку на разнообразие станций и высочайшее качество их архитектуры.

При этом все участники проекта были ограничены в использовании материалов: разрешенная палитра предусматривала только упомянутые стекло, бетон и металл, что позволило создать во всех девяти случаях имидж подчеркнуто современный и мгновенно идентифицируемый именно как «стиль Джубили-лайн». 

MacCormac Jamieson Pritchard. Саутворк

К числу «авторских» метрополитенов с некоторой натяжкой можно отнести и метро Генуи: из восьми станций, составляющих единственную линию легкого метро этого итальянского города, пять спроектировал его знаменитый уроженец Ренцо Пьяно. Архитектор обыграл надземное размещение легкого метро – станции словно парят в воздухе, заключенные в стеклянные оболочки и щедро окруженные зеленью.

Ренцо Пьяно

 

Единственную ветку мини-метро другого старинного итальянского города Перуджи, состоящую из семи станций (две из них подземные), спроектировал Жан Нувель. Вписывая входные павильоны в ткань исторической застройки, французский архитектор предложил предельно аскетичный дизайн. Металл и стекло подчеркивают современное технократическое происхождение этих объектов, причем там, где это уместно, архитектор использовал зеркальную облицовку, визуально нивелирующую присутствие станций в исторической панораме.

Жан Нувель

Пожалуй, самой яркой достопримечательностью среди всех метросооружений Валенсии остается станция «Аламеда», спроектированная Сантьяго Калатравой как часть Города искусств и наук. Она расположена под Новым выставочным мостом и стилистически образует с ним единое целое: фирменные белоснежные «хребты» Калатравы использованы и в облике входного павильона, и во внутреннем убранстве станции, где ажурность конструкции подчеркнута с помощью многочисленных световых фонарей треугольной формы.

Сантьяго Калатрава

Ганновер в преддверии всемирной выставки «ЭКСПО-2000» тоже обновил несколько своих станций, самой заметной среди которых стала «Крёпке» (Kröpcke) – над ней расположена торговая площадь с железнодорожным вокзалом. По проекту итальянского архитектора Массимо Йоза Гини, типовые конструкции станции были одеты в разноцветную мозаику, а над платформой создано впечатляющее панно на космическую тему.

Массимо Йоза Гини

Как средство удовлетворения не только транспортных потребностей городов, но и их амбиций, создаются метрополитены Ближнего Востока. Одной из самых технологичных и стремительно растущих транспортных систем в мире является Дубайский метрополитен, дизайн-код для которого разработало бюро c.

Aedas

Облик метро Дохи разрабатывает UNStudio, а метро в Эр-Рияде строят сразу несколько ведущих архитекторов мира. В том числе Заха Хадид: ее проект помимо космического облика обещает еще и космические затраты. Отделывать станцию King Abdullah Financial District предполагается позолоченными панелями.

UNStudio

Заха Хадид

В целом же привлечение к строительству метро архитектурных звезд преследует иные цели: не потратить, а наоборот – привлечь пассажирские и, следовательно, финансовые потоки. Подземный транспорт стал местом, где люди проводят не меньше времени, чем на улицах. А значит, и качествами он должен обладать соответствующими, предлагая пассажиру не только безопасное и удобное перемещение, но и визуально разнообразную и привлекательную среду. 

 

© Nigel Young, Foster + Partners, Richard Davies, Dennis Gilbert, Zaha Hadid Architects, UNStudio

 

Подробнее читайте в номере speech#13: метро