Офис в Роттердаме. Bekkering Adams architects

В России преподаватели архитектурных ВУЗов зачастую сами не практикуют. Какова ситуация в Нидерландах?

У нас существует две категории преподавателей. Есть теоретики, которые проводят исследования и преподают — они полностью заняты в университете. Остальные два-три дня в неделю занимаются своими проектами. Это хорошее сочетание, так как университет сегодня — это не только обучение. Я преподаю в техническом ВУЗе, и нашим студентам важны не только сами знания, как, например, инженерам, но и навык их применения. Преподаватель должен представлять, как обстоит дело на практике, а для этого ему самому нужно быть вовлеченным в профессию.

Школа вокала и пожарная станция. Bekkering Adams architects

Трудно ли выпускникам голландских архитектурных вузов найти работу?

Университет Эйндховена знаменит своей сильной технической базой, так что наши выпускники сталкиваются с этой проблемой меньше остальных. Но, в целом, с занятостью в Голландии сейчас непросто — около половины архитекторов без работы. На это, конечно, сильно повлиял экономический кризис и отток денег из строительной сферы. С другой стороны, многие выпускники уезжают в другие страны: Китай, Индию, Африку. Множество голландских фирм сейчас делают проекты и открывают филиалы за рубежом, и они тоже создают рабочие места для голландцев.

Школа вокала и пожарная станция. Bekkering Adams architects

Что хорошо и что плохо в голландском архитектурном образовании?

Не спрашивайте заведующего кафедрой о том, что плохо (смеется). Если серьезно, то одно из важных изменений — расширение профессиональных функций. Сегодня архитектор — это намного больше, чем просто автор проекта. Сам процесс архитектурного творчества в Голландии сильно изменился. Современный архитектор должен владеть смежными дисциплинами, разбираться в самых разных процессах, отвечать за всю цепочку действий. Здесь и экономика, и урбанистика, и даже философия. Мы пытаемся подготовить наших студентов к этому, дать им весь спектр необходимых дисциплин и всестороннее образование.

В этом же заключается существенный минус: в какой-то момент архитектор, который умеет все на свете, перестает быть собственно архитектором, теряется сама суть профессии. Поэтому мы, преподаватели, видим свою задачу в том, чтобы все больше сосредотачиваться на нашей основной дисциплине.

Торговый центр. Bekkering Adams architects

Вы не только преподаватель, но и практикующий архитектор, партнер бюро Bekkering Adams Architects. Как ваши теоретические воззрения отражаются в проектах?

Я считаю, что постройка всегда должна нести больше функций, чем заложено в ее изначальной программе. Это напрямую связано с изменениями в обществе. Как от архитектора требуется владение разными навыками, так и здание должно вмещать в себя несколько назначений. В большей мере это относится, конечно, к общественным объектам, организующим локальные сообщества. Я верю, что сама архитектура может инициировать новые человеческие активности.

Школа в Зволле. Bekkering Adams architects

Можете привести пример такой «инициирующей архитектуры»?

Например, мы делаем проекты школ. А что такое современная голландская школа? Это уже не место, где дети учатся с половины девятого до четырех пять дней в неделю, а целый культурный центр, работающий круглосуточно и ежедневно. Днем здесь учатся дети, по вечерам играются спектакли, в выходные собираются родители. Важность проектируемого пространства возрастает в разы, ведь архитектору нужно продумывать все эти дополнительные функции.

Школа в Зволле. Bekkering Adams architects

Как это сделать так, чтобы учесть все факторы? Каков ваш метод работы?

При работе над каждым проектом мы проходим три стадии. Первую я называю «культурогенез» — на этом этапе определяется место здания в контексте: как оно организует окружающее пространство, что будет происходить вокруг, какую программу объект призван транслировать.

На втором этапе работаем над сценографией, то есть продумываем внутреннюю структуру и соотношение объемов. Это очень важный момент, так как постройка живет не один год, и у нее может меняться назначение. Проект должен иметь определенную гибкость, которая позволит ему оставаться востребованным в меняющемся мире. Обычно для этого мы проектируем центральный холл или лестницу — некий хребет, который придает месту уникальный характер.

Насосная станция. Bekkering Adams architects

Третий этап — собственно воплощение. Здесь мы можем говорить о стиле, хотя, мне кажется, на этой стадии предельно важна связь с контекстом местности, то есть с тем, с чего мы начинаем. Экстерьер здания должен гармонировать со средой.

Эти три шага — реинтерпретация витрувианской триады. За прошедшие столетия работа архитектора сильно изменилась, но эти базовые вещи остались и мы до сих пор вынуждены отвечать на те же вызовы.

Проект кресла. Bekkering Adams architects

Среди проектов вашего бюро есть и дизайнерские объекты — например, кресло-устрица. Расскажите об этом направлении вашей работы подробнее.

У нас сравнительно маленькая фирма, но выполняем мы самые разные заказы — от городских проектов до объектов интерьера и даже дверных ручек. В прошлом году делали инсталляцию для Венецианской биеннале.

Инсталляцию для Венецианской биеннале. Bekkering Adams architects

Не так важно, что ты делаешь — большое здание или предмет мебели — все равно приходится продумывать его программу. Кресло-устрица в собранном виде представляет собой лежащую на полу скульптуру. Вы нажимаете кнопку, и скульптура поднимается и раскрывается, как ракушка. Внутри находится целая мультимедийная студия, где есть все необходимое для работы за компьютером. Вы можете сесть в это кресло и комфортно работать. А вечером, идя спать, закрываете раковину, и она вновь опускается на пол, становясь интерьерной скульптурой. Пока это лишь прототип, существующий в единственном экземпляре.

Пожарная станция. Bekkering Adams architects

Очень интересный проект! Но, наверное, не самый?

С тех пор, как у меня появилась своя архитектурная фирма, на каждый проект я трачу много времени. Часто больше, чем мои коллеги, так как они делают свою часть работы и переходят к следующему объекту, а я веду заказ от начала до конца. Мне очень нравится эта вовлеченность. Нравится, когда мы становимся друзьями с заказчиками.

Пожарная станция. Bekkering Adams architects

Из последних вещей запомнилась работа над пожарной станцией. Чтобы понять, как должно быть устроено здание, мне приходилось ночевать у пожарников, проникаться их работой. Но самым необычным стал, пожалуй, проект расширения частного дома одной семейной пары галеристов. Это была самая маленькая моя постройка — настолько, что заказчики все делали самостоятельно. Я приезжала на выходные, чтобы курировать их работу, и принимала участие в строительстве. Опыт оказался потрясающим: впервые я не только делала проект, но и воплощала его — замешивала бетон, сверлила, придавала форму готовым элементам. Это была очень тяжелая и одновременна очень вдохновляющая работа, потому что мне удалось ощутить саму суть нашей профессии — то ремесло, из которого она выросла.

Благодарим школу МАРШ за помощь в организации интервью.