Путешествие с удобствами

Еще недавно архитектура метро предполагала предельную функциональность. Возведенные, тем не менее, в силу культурной традиции в некоторых городах «подземные дворцы» вызывали восхищение, трепет, но... ни скорости, ни ощущения комфорта не прибавляли. Желания без должной необходимости задержаться здесь и хоть в каком-нибудь смысле «проводить свободное время» ни у кого не возникало.

Marina Bay

Современное метро развивает дизайн и функцию не параллельно, а интегрированно. И функция эта в ее сегодняшней трактовке — доставить пассажира из точки А в точку Б не просто быстро, но «с удобствами». Чтобы человек в процессе испытывал удовольствие и ощущал комфорт. Для достижения такого результата радующий глаз яркий и запоминающийся дизайн архитекторы сочетают с самыми передовыми материалами и технологиями.

Aedas, Дубай

Под стеклянным колпаком

Первое и чуть ли не самое главное, чего не хватает человеку под землей и в условиях длительного отсутствия вызывает депрессию, — это дневной свет. Поэтому администрации большинства городов, в которых сейчас идет активное строительство метрополитена, включают это в список обязательных технических требований — наличие естественного освещения на всех станционных уровнях.

Strizhkov

Эта задача столь же сложна, сколь много изящных и высокотехнологичных решений ей нашли архитекторы. Например, в испанском Бильбао наряду с «гери-музеем» появились «фостерочки» (fosteritos) — так в народе ласково прозвали прозрачные колпаки-павильоны над сходами под землю, спроектированные Норманом Фостером. Днем они позволяют естественному освещению беспрепятственно проникать на самую глубину станций, а с наступлением темноты и сами превращаются в приметные «ночные светила».

Bilbao. Foster

Различные вариации идеи «входной павильон как световой фонарь» встречаются и во многих других проектах: Strizhkov в Праге, Triangeln в Мальмё, Canary Wharf в Лондоне, большая часть станций в Дубае.

Triangeln в Мальмё

В Москве такой станцией — пока что единственной — стала открывшаяся в начале 2014 года «Лесопарковая».

Станция метро Лесопарковая

А во внутреннее пространство St.-Quirin-Platz («Санкт-Квирин-Плац») в Мюнхене архитекторам из Hermann + Öttl удалось интегрировать гигантских размеровокно необычной раковиноообразной формы.

St.-Quirin-Platz

Ловушки для солнца

Если станция имеет не один, а несколько уровней, одного большого «светопроводника» может быть недостаточно. Чтобы преумножить количество поступающего света и «протолкнуть» его на максимальную глубину, архитекторы прибегают к различным уловкам. Например, проектируют стеклянными лифты, лифтовые шахты (получаются дополнительные «фонари»), ограждения эскалаторов. Архитекторы бюро Crew, работавшие над станциями метрополитена итальянской Брешии, придумали делать в вестибюлях наклонные стены — они работают для дневного света как воронка, а облицовка глазурованными панелями служит своего рода зеркалом.

Брешия, бюро Crew

В ноябре 2014 года открылись очередные «ворота в подземный Нью-Йорк» — транспортный хаб Fullton Center в Нижнем Манхеттене, объединивший 11 линий городского метрополитена с сетью поездов, курсирующих по всему штату. Хаб тут же попал в рейтинг самых красивых станций мира по версии английского издания The Guardian: центральный атриум высотой 36 м увенчан куполом хитроумной конструкции. Граненые стекла закреплены на металлическом каркасе таким образом, чтоб солнечный свет проникал на самую глубину, к поездам и платформам. Примечательно, что для решения задачи «доставки» света под землю архитектор Николас Гримшоу привлек художника — Джеймса Карпентера.

Fullton Center

Свет является непременной составляющей интерьеров и для метро в Копенгагене. На станции глубокого заложения он попадает благодаря стеклянным пирамидам шириной 3,2 м и высотой 2,2 м. С помощью прозрачных стен и алюминиевых отражателей они проводят свет на 18-метровую глубину.А на самих станциях установлены датчики: в пасмурные дни или сумерки они автоматически дополняют естественное освещение электрическим.

Метро Копенгагена

Польза, прочность, красота

Пример Копенгагена наглядно демонстрирует еще одно преимущество максимального использования естественного освещения — помимо нашей человеческой потребности в нем. Это значительная экономия ресурсов. В некоторых случаях наряду со светом удается задействовать свежий воздух снаружи — и, таким образом, обеспечить естественную вентиляцию, отказавшись от дорогостоящих вентиляционных установок. А, к примеру, искусственный водоем у входа в сингапурскую станцию Marina Bay поступающий с улицы воздух еще и охлаждает.

Marina Bay

Польза, впрочем, может состоять и в другом. Вестибюль станции метро Kraaiennest в Амстердаме, реконструированной в прошлом году по проекту архитектурного бюро Maccreanor Lavington: MLA+, снаружи отделан панелями из нержавеющей стали, на которые с помощью лазера нанесен сквозной флористический орнамент. Рисунок позволяет свету проникнуть внутрь, а игра светотени в любую погоду привносит в пространство вестибюля интересную визуальную интригу. Кроме того, такие панели — бюджетный вариант антивандального покрытия: район здесь отнюдь неспокойный.

Kraaiennest

Любителей покуситься на общественную собственность в избытке хватает и на окраине Валенсии, куда недавно провели новую ветку метро и построили станции Carolines и Benimàmet. Покрытие наземных павильонов представляет собой две панели 10-миллиметрового стекла со слоем ацетата между ними — это обеспечивает защиту от солнца и уменьшает избыток тепла. В зависимости от угла и точки преломления ацетатная пленка меняет цвет, а за счет своей мятой структуры еще и по-разному отражает свет. И это тот редкий случай, когда недостаток прочности идет на пользу красоте: из-за многочисленных трещин в стекле после бросков камнями оптический эффект многократно усиливается.

Carolines  и Benimàmet

На дне

К сожалению, доставка дневного света прямиком до перронов возможна далеко не всегда. И в этом случае ему ищут эффективную — и в то же время эффектную — замену. Так, архитектор Макс Дудлер, работая над станцией Wilhelm Leuschner Platz (площадь Вильгельма Лейшнера) в Лейпциге, облицевалстены и потолок станции панелями из 144 подсвеченных изнутри стеклоблоков. Благодаря им пространство станции заполняется равномерным, почти не дающим тени светом.

Wilhelm Leuschner Platz

Визитной карточкой станции «Плац Вильсона» в Варшаве по проекту архитектора А. Холджински стал купол над платформой в форме эллипса, собранного из световых овалов разного размера. Он играет роль большой люстры и, в зависимости от времени суток, подсвечивается разными цветами: красным, фиолетовым, голубым или зеленым.

Плац Вильсона

Игра цвета и света — ключевой элемент еще одной немецкой станции, на сей раз в Гамбурге. «Световые контейнеры» — огромные светильники — подвешены по всей длине зала «Хафенсити Университет». Нижняя грань контейнеров обеспечивает белую подсветку платформы, аостальные окрашиваются во все цвета спектра благодаря люминесцентным лампам.

Хафенсити

Я иду, шагаю по метро

Многообразие световых сценариев на упомянутой выше станции «Хафенсити Университет» помогает скрасить не только ожидание поезда. В определенные часы станция метро превращается в сцену: под звуки классической музыки цвет меняется не только от одного светильника к другому, но и в каждой из трех частей каждого составного блока. Зрелище завораживающее!

Хафенсити

Впрочем, чтобы «заманивать» пассажиров на глубину, есть и другие, архитектурно-планировочные способы. Так, для новой ветки в Амстердаме Ян Бентем и его бюро предложили концепцию развития метро как продолжений улиц, своего рода общественных пространств. Чтобы как можно дольше сохранить у пассажира чувство, что он, спускаясь под землю, продолжает идти по улице, архитекторы оформили входы как «люки» в асфальте. От них эскалатор опускается на глубину 25 м напрямую к перронам, сохраняя для пассажиров визуальную связь с городом.

Ян Бентем

Однако, чтобы метро и впрямь походило на улицу, нужно больше, чем просто солнечный свет и возможность непринужденной прогулки. Бернар Кон, разработавший шесть промежуточных станций 14-й линии нового скоростного метро в Париже, внедрил в подземку живые растения. До сих пор 14-я линия считается одной из самых комфортных и привлекательных во всем городе.

14-я линия Парижа

Но еще более насыщенным общественным пространством — и визуально, и функционально — обещает стать станция метро Downtown, которую строит бюро Snohetta в арабском городе Эр Рияд.

Snohetta

В основе всего — навес оригинальной конструкции из полированной нержавеющей стали. На верхнем, наземном ярусе он формирует подобие городской площади, предлагая жителям спасительную тень и прохладу.

Snohetta

По мере спуска вниз форма навеса искривляется: зеркальная поверхность, с одной стороны, аккумулирует и перенаправляет вниз солнечные лучи, а с другой — отражает, подобно перископу, то, что происходит на поверхности. Возникает иллюзия, что окружение, хоть и слегка искривленное, остается прежним.

Snohetta

Эффект усиливается обстановкой на нижнем ярусе, ничтожно мало напоминающей обычный станционный зал. Оазисы живой зелени, водоемы, прогулочные дорожки и лестницы, «садовые» скамьи — здесь определенно захочется задержаться подольше. Тем более, что железнодорожные тоннели, изящно упакованные в стеклянные оболочки, парадоксальным образом меньше бросаются в глаза и меньше слышны.

Snohetta

В Саудовской Аравии и не такие чудеса бывают: буквально соседнюю станцию метро в Эр Рияде Заха Хадид должна будет облицевать позолоченными панелями. Однако же суть в самой тенденции: метро — это пространство для жизни, метро — это комфортная среда, метро — это украшение и гордость мегаполиса.

Эр Рияд. Заха Хадид

Фото © Aedas, AGC Glass Europe, EuskadiTurismo / flickr.com, Felix Gerlach, martin / livejournal.com, Christian Hügel / flickr.com, CREW Cremonesi, Mike Segar / Reuters, openbuildings.com, Maccreanor Lavington, BISimages, Max Dudler, letsweekly.com, Markus Tollhopf, Benthem Crouwel, bernardkohn.org, Snøhetta, Zaha Hadid Architects