Город возник из потребности в защите от внешнего врага, однако со временем угроз внутри него стало едва ли не больше, чем за пределами. Некоторые из них, например эпидемии, исчезают, но их место почти сразу занимают другие. Вместе с этим эволюционируют и страхи горожан. Субъективное восприятие пространства, как считают психологи, способно подстегнуть их или, напротив, сгладить.

Терроризм

Массовый страх терактов возник только в конце 20 века. В отличие от более привычных форм физического насилия, это опасность скрытая, она не имеет ярко выраженных типичных черт, по которым ее можно легко распознать: террористом-смертником способен оказаться любой человек, которых идет рядом. Именно поэтому заборы и ограды, которые веками воспринимались как надежная защита, постепенно теряют свою важную психологическую функцию. Напротив, огороженные места у некоторых теперь вызывают беспокойство — они напоминают ловушки, из которых будет трудно выбраться в случае чрезвычайной ситуации.

Решение

В начале девяностых урбанист-теоретик Майк Дэвис (Mike Davis) ввел термин «сканскейп» (scansсape). Им обозначается пространство, которое полностью просматривается камерами наружного наблюдения, благодаря чему «белые воротнички» чувствуют себя в безопасности. Видеокамеры стали неотъемлемой частью мегаполисов после терактов 9/11. Статистика не выявила однозначную взаимосвязь между их количеством и уровнем террористической угрозы. Однако места, где есть видеонаблюдение, люди подсознательно воспринимают как более безопасные. Три года назад в Лондоне поднялась волна недовольства из-за того, что власти из экономии решили убрать в Вестминстере 75 камер.

 

Экономический кризис

Некоторые психологи считают, что после глобального экономического кризиса 2008 года вид современных небоскребов бизнес-центров может вызывать беспокойство у горожан. Эти здания, якобы воплощают собой финансовые корпорации, которые способны лопнуть в любой момент, как мыльные пузыри.

Решение

«Чтобы компенсировать страх социальных и экономических изменений, которые демонстрируют города, люди ищут спасение и безопасность в реальности, которая была прежде. Безопасность легко найти в образном ряде прошлого», — считает архитектурный журналист Джейсон Сайер (Jason Sayer). Именно с тем, что возвращение в прошлое ассоциируется со стабильностью, он связывает популярность каминов в интерьере (иногда даже фальшивых), кирпичных зданий и колонн.

 

Агрессия

«Мы можем легко определить места в городе, в которых чувствуем себя комфортно благодаря чувству принадлежности к ним (homely feeling), и пространства, в которых испытываем беспокойство потому, что ощущаем себя исключенным из их жизни», — считает Дана Поп (Dana Pop) профессор из Технического университета Клуж-Напоки (Technical University of Cluj-Napoca) в Румынии. Районы, в которых горожанин воспринимает себя самого как чужака, ассоциируются у него с высоким уровнем агрессии и криминала.

Решение

Понятие «капуччинизация пространства» возникло с тенденцией наполнять некоторые городские зоны архитектурными формами, активностями, товарами и услугами, которые соответствуют вкусам представителей среднего класса. Таким образом формируется образ «места для своих», и оно кажется более безопасным. Самое громкое преступление этого лета, массовые отравления газировкой в Москве на Чистых прудах, сложно представить в спальных районах, за которыми закрепилась репутация неблагополучных.

 

Опасные соседи

Прежде дверь дома была границей собственной безопасной территории. По мере того, как разрастались микрорайоны, жители многоквартирных домов стали воспринимать зону от входа в подъезд до квартиры как пространство, в котором существует угроза нападения.

Решение

«Форма следует за страхом», — перефразирует Салливана автор и редактор сборника «Архитектура страха» Нэн Эллин (Nan Ellin). Одно из возможных решений, с помощью которых архитектор может нивелировать тревоги жителей многоквартирных домов, — стеклянные, а не металлические двери подъездов. Они работают и функционально — позволяют позволяют видеть с улицы то, что происходит во входной зоне, и на уровне подсознания. Несмотря на то, что стекло традиционно считается хрупким материалом, психологи считают, что города, в которых на первых этажах много витрин, прозрачных дверей и больших окон, воспринимаются как более безопасные.

 

Бездомные

Исследователи выделяют такой страх жителей больших городов, как угроза «агрессивных попрошаек» (aggressive begging). Считается, что горожане, во-первых, испытывают страх физического насилия со стороны бездомных, а во-вторых, находятся в эмоциональном напряжении из-за необходимости вступать с ними в контакт.

Решение

Некоторые называют эту тактику «садистским урбанизмом» — уличная мебель и предметы благоустройства проектируются таким образом, что по-настоящему удобно расположиться на них, а тем более лечь становится невозможно. Подобные меры вынуждают бездомных покидать общественные пространства, предназначенные для отдыха более благополучных горожан.

 

Архитекторы бюро SKNYPL сняли фильм-инсталляцию о Москве, который называется PHOBOS. Он исследует и показывает роль и природу страха в создании физических и ментальных границ, которые разделяют в городе пространство «своего» и «чужого».

В июне PHOBOS участвовал в Лондонском фестивале архитектуры (London Festival of Architecture). Своими выводами о конкурсах и в целом, о том, как работать молодому архитектурному бюро, SKNYPL с нами уже поделились. Еще больше полезной для начинающего архитектора информации можно будет узнать на мероприятиях, которые проходят в рамках образовательной конференции «Открытый город».