Терапевтический эффект

Демонстрация руин — эффективный способ работы и репрезентации сложного прошлого посредством архитектуры. Это хорошо видно на примере берлинского Нового музея, где архитектор Дэвид Чипперфильд (David Chipperfield) решил по-максимуму сохранить свидетельства разрушений времен Второй мировой войны. Немцы по-прежнему болезненно относятся к нацистскому наследию, и для них такой подход к реконструкции стал испытанием. Открытые обсуждения проекта выходили далеко за рамки формальных архитектурных особенностей — как вспоминал потом Чипперфильд, это были встречи в формате «увлекательных дебатов немецких интеллектуалов о памяти и ностальгии», и некоторые люди вели себя по-настоящему агрессивно.

Несмотря на негативную реакцию, музей удалось реконструировать по первоначальному замыслу. Это возымело терапевтический эффект: с помощью проекта удалось не только сделать пространство пригодным для экспонирования музейных объектов, но и наполнить его новым смыслом, не устраняя свидетельства трагической эпохи. Тем самым ценность этого места утвердилась вопреки всем «боевым отметинам».

© davidchipperfield.com
Подробнее о Новом музее и подходе Дэвида Чипперфильда читайте в материале Железный человек: почему бесполезно спорить с Дэвидом Чипперфильдом

Теперь это красиво

Проекты, подобные Новому музею, были бы невозможны сразу после войны — тогда разрушенные здания являлись данностью. Сегодняшнее отношение, при котором в современных архитектурных проектах намеренно сохраняют следы разрушений, стало следствием того, что руины обрели собственную эстетику. Они перестали носить повсеместный и безапелляционный характер; более того, они обрели дополнительную ценность на фоне быстро и трагично меняющихся городских ландшафтов.

Британское бюро Haworth Tompkins в проекте музыкальной студии Dovecote Studio демонстрирует один из самых радикальных подходов к сочетанию руинированной и новой архитектуры. В стены полуразрушенной голубятни викторианской эпохи встроили новый объем из кортеновской стали, точно повторяющий силуэты предыдущей постройки. В остальном все осталось как прежде — сохранили даже дикий виноград, который успел обвиться вдоль стены за время запустения.

Аналогичным образом устроен жилой дом в испанской деревне Палау-Сатор, спроектированный студией Arquitectura-G. Новое здание «вложили» в остатки прежнего сооружения. Современные стены сочетаются с поросшей мхом каменной кладкой, которую оставили в том виде, какой она была до начала строительства.

Подарок городу

Когда полуразрушенный объект не представляет исторической ценности, проще всего построить на его месте другое, более функциональное здание. Однако иногда вместо этого руину «дарят» городу в виде общественного пространства — и тогда она приобретает дополнительную значимость для огромного числа людей. Именно так поступили в тайваньском городе Тайнань, где на месте заброшенного торгового центра China-Town Mall открыли парк Tainan Spring по проекту голландского бюро MVRDV.

Здание не стали сносить целиком, превратив парковку на подземном уровне в «городскую лагуну» с водоемами и фонтанами. Остов торгового центра частично сохранили в память о прежнем месте. MVRDV предполагают, что в дальнейшем этот бетонный каркас можно будет использовать для киосков и уличных кафе.

Особый опыт: простор для фантазии и туризма

На предыдущих примерах мы увидели, как разрушенные и заброшенные объекты обретают новую жизнь благодаря вмешательству современной архитектуры. Но это требуется далеко не всегда, чтобы возбудить интерес к руинам: в своем первозданном виде они привлекают людей в не меньшей степени. Подтверждением тому служат многочисленные сайты и аккаунты в соцсетях, посвященные заброшенным зданиям, а также особый культ, который сложился вокруг городов, переживших серьезный упадок — таких, как Детройт или Припять. Туристы отправляются в «города-призраки» специально ради атмосферы запустения и вряд ли приедут туда в случае, если власти решат полностью восстановить и обновить их.

Возможно, это отчасти связано с той свободой, которую дают руины на фоне рядовой архитектуры — глядя на полуразрушенное здание, мы волей-неволей «достраиваем» его у себя в голове. Таким образом руина предлагает нам обширное пространство для фантазии и еще один повод для путешествий.

© motorcitymuckraker.com