Книги

В молодости Дженкс видел много параллелей между анализом книг и зданий: прежде, чем получить магистерскую степень по архитектуре в Гарварде, он изучал английскую литературу. «Я был очарован тем, насколько разнообразны трактовки литературных произведений, и сделал это одним из своих столпов» — рассказывал он. Став гарвардским преподавателем, он использовал свои методы в работе со студентами. Коллеги были недовольны: «Они говорили: „Архитектура — не литература“. Вальтер Гропиус научил их этому и был бы смертельно против. Но мне было с чем поспорить».

Вскоре после получения ученой степени Дженкс начал писать книги об истории современной архитектуры. Одной из первых и самых известных стала книга Modern Movements in Architecture. Выпущенная в 1973 году, она до сих пор имеет вес в профессиональном сообществе.

 

Книга Modern Movements in Architecture
© goodreads.com
 
 

Через четыре года Дженкс выпустил «Язык архитектуры постмодернизма», где похоронил модернистскую архитектуру и с точностью до минуты определил дату ее смерти: «Новая (модернистская — прим. ред.) архитектура умерла в Сент-Луисе, штат Миссури, 15 июля 1972 года в 3:32 пополудни,... когда печально знаменитый комплекс Пруитт-Айгоу или, вернее, некоторые из его панельных домов, получили последний coup de grâce (удар милосердия — фр.) динамитом», — пишет Дженкс, добавляя: «Бум, бум, бум».

© totalarch

Попрощавшись с модернизмом, Дженкс стал одним из «отцов-основателей» постмодернизма, только набиравшего обороты.

«Книги Чарльза были первым, что я прочитал об архитектуре, будучи подростком. Они заряжали меня бесконечной любовью и страстью. Чарльз излучал, транслировал и даровал это каждому, кто взаимодействовал с ним при личном общении или через тексты».
Адам Натаниэль Фурман (Adam Nathaniel Furman)
художник и дизайнер
 
 
«„Modern Movements in Architecture“ была одной из первых прочитанных мною книг об архитектуре. Она остается для меня лучшей историей модернизма: смешная и остроумная, исполненная желания научить, но не кичливая».
Чарльз Холланд
архитектор
 

 

Архитектура

Воплощением идей Дженкса-постмодерниста стал его собственный «Тематический дом» в Лондоне. Через этот проект он решил поспорить со своим другом Робертом Вентури, доказав, что знак и символ — это не одно и то же.

«На мой взгляд, знак сродни остроумному афоризму, а символ куда более глубокое явление, и мой дом — это как раз серия таких вот символов», — объяснял он.

Каждое помещение носит собственное имя. Залы первого этажа символизируют движение планет и смену времен года, поэтому за «Зимней комнатой» следуют «Весна», «Лето», а между ними — небольшое помещение под названием «Солнечные часы», где разметка на полу позволяет отслеживать ход времени.

«Тематический дом» в Лондоне © Andreas Von Einsiedel
«Помню вечера, которые мы проводили в его чудесном доме, живо обсуждая архитектуру и все на свете. Он был прекрасным историком и веселой, яркой и высококультурной личностью, очень щедрым и обаятельным человеком».
Чарльз Холланд
архитектор
 

 

Мэгги

Дженкс признавался, что карьера ландшафтного архитектора была «внезапным результатом отношений с Мэгги», его второй супругой. Они познакомились, когда Дженкс получал докторскую степень историка архитектуры в Университетском колледже Лондона, а Мэгги изучала китайское садовое искусство. «Она хотела, чтобы мы разбили сады вокруг нашего дома, но поначалу я почему-то сопротивлялся. Потом у Мэгги нашли рак. Тогда я ответил: „Да, Мэгги, я помогу тебе“. И с тех пор не изменял свое решение», — рассказывал Дженкс в интервью 2013 года.

Чарльз Дженкс рассматривает слайды с супругой Мэгги © Maggie's Centres

В поместье Portrack House они обустроили Сад космических размышлений. Через садовые формы и ландшафты в нем показано устройство Вселенной и теория стадийности развития всего, что есть в мире, в том числе человека.

Позднее у Дженкса появились другие ландшафтные проекты: «Нортумберландия», где главным элементом стала 35-метровая Северная богиня, покрытая травой и испещренная прогулочными тропами; слоистые рельефы Landform Ueda при Национальной галерее современного искусства в Шотландии; фантастический «Озерный сад» в Южной Корее. Дженкс считал, что эти работы побуждают к раздумьям о нашем месте в мире и в космосе. «Это нечто, чем люди занимались даже после постройки Стоунхенджа. Так почему не вернуться к этому сейчас?» — говорил он.

«Дженкс спроектировал не только собственный дом, но и ландшафты по всему миру: от Сада космических размышлений в его поместье Portrack House до огромного парка в Милане. Вдохновленный научным прогрессом, генетикой, космологией и черными дырами, он стремился передать комплекс идей через наиболее архаичные формы и рельефы. Он использовал ландшафт, чтобы воплотить свои представления о мире, пространстве и времени».
Эдвин Хиткот (Edwin Heathcote)
архитектурный критик
 
 
Центр Мэгги в Данди © Maria Erman

Через пять лет после постановки диагноза врачи решили, что Мэгги здорова. Однако вскоре она начала ощущать сильные боли. Повторное обследование показало, что рак вернулся, но Мэгги решила не сдаваться и прошла повторное лечение. Вместо обещанных 2-3 месяцев она прожила полтора года.

 

Центры помощи

В последние месяцы жизни Мэгги подала Чарльзу идею обустраивать центры, куда онкобольные и их близкие смогут обращаться за психологической поддержкой. Первый из них открылся в Эдинбурге через год после ее смерти, в 1996 году. Здание разработал архитектор Ричард Мерфи, и с тех пор в проектировании Центров безвозмездно поучаствовали Норман Фостер, Заха Хадид, Фрэнк Гери, Стивен Холл, Даниэль Либескинд и другие известные архитекторы.

«Он сделал все, чтобы Центры Мэгги стали самым амбициозным и ненасытным патроном архитектуры в мире и использовали свои постройки не как безделушки, но как места для исцеления и обретения человеческого тепла».
Эдвин Хиткот
архитектурный критик
 
 
«Будучи соучредителем онкологических центров Мэгги, Чарльз проявил удивительную силу и стойкость. Он превратил личную трагедию в дело, приносящее многим людям так много надежды. Я всегда буду помнить его живой ум и заразительный юмор, которые вдохновляли нас во время многочисленных обсуждений проекта для Центра Мэгги в Манчестере <...> Чарльз и его супруга прежде всего были для меня дорогими друзьями на протяжении многих десятилетий. Я буду скучать по нашим спорам, блеску его глаз и заразительному юмору с глубоким подтекстом. Но больше всего я буду скучать по дружбе с ним».
Норман Фостер
архитектор
 

 

Память

Сегодня благодаря Дженксу в Великобритании действуют шестнадцать Центров Мэгги; еще один открыт в Гонконге. Архитектор издал более 30 книг и читал лекции по истории архитектуры в десятках вузов. В следующем году его лондонский дом станет музеем, куда можно будет прийти по предварительной записи.

«Его плодотворной работы как историка архитектуры модернистской и постмодернистской эры хватило бы, чтобы стать делом всей его жизни. Но у Дженкса была вторая сторона: необыкновенные Центры Мэгги. Через этот великолепный акт социальной ответственности он стал патроном архитектуры. Также он блестяще и изобретательно работал в ландшафтной архитектуре и изо всех сил стремился объединить в ней свои философские воззрения и креативный подход. Чарльз привнес остроумие и человечность, а также поразительное понимание каждого этапа своей жизни, и его архитектура обогащалась за счет этого. Более 40 лет я учился у него, спорил с ним и вдохновлялся им».
Пол Голдбергер (Paul Goldberger)
архитектурный критик
 
 
© artsandgardens.org
Источники цитат:
architecturalrecord.com
architectural-review.com
bdonline.co.uk