17 июля 2018
Рем Колхас: «Я решил стать архитектором, приехав в Москву в 1967 году»

В интервью Владимиру Познеру на Московском урбанистическом форуме основатель ОМА рассказал, почему решил сменить профессию после поездки в СССР.

Рем Колхас: «Я решил стать архитектором, приехав в Москву в 1967 году»


Полную версию разговора Владимира Познера и Рема Колхаса смотрите с отметки 2:51:00

Еще будучи журналистом Рем Колхас впервые попал в Москву в возрасте 22 лет по приглашению друга, тот хотел сделать выставку об авангарде. В интервью на форуме голандец раскрыл детали, как тот приезд повлиял на его карьеру:

Владимир Познер: Я читал, что этот приезд в Москву сыграл важную роль в вашей жизни и побудил вас стать архитектором. Почему?

Рем Колхас: Когда я приехал в Россию, я впервые понял, что в архитектуре главное не форма. Архитектура не просто строит здания. Я понял, что это профессия, которая определяет содержание общества. Эта профессия, которая формирует общество. Поэтому у меня возникло такое устремление быть архитектором. Потом я посмотрел на работы российских архитекторов 1920–30-х годов. Я понял, что работа архитектора сродни работе сценариста.

Владимир Познер: Но это было полвека назад. И с тех пор вы еще много раз приезжали в Москву. Можете кратко описать, как Москва изменилась за эти годы?

Рем Колхас: Когда я первый раз в Москву (особенно когда ты приезжаешь из такой замечательной страны, как Голландия) все, конечно, кажется жестким. Но мне понравилась эстетика. Москва очень сильно отличалась тем, как здесь всё выглядело. Какие-то вещи были очень красивыми, а какие-то абсолютно безобразными. И мне всегда казалось, что уникальность Москвы в том, что здесь существуют такие разные вещи. И мне кажется, это свойство Москва до сих пор сохранила. Единственное, за последние 50 лет Москва растет в сторону более связанной композиции.



Историю Рем Колхаса в Москве во всех деталях рассказывает Владимир Паперный в книге «Мос-Анджелес. Избранное», вышедшей в издательстве НЛО в 2018 году. Цитируем отрывок из главы «rem.ru»:

«...Геррит Ортхойс, преподаватель истории архитектуры из Делфта, поклонник русского авангарда, радикал, мечтавший о коммунистической революции в Европе и собиравшийся „после революции“ расстрелять некоторых своих знакомых, повез Рема в Москву. Революционером Колхас не стал, но любовь Ортхойса к конструктивизму оказалась заразительной. В Москве Рем познакомился с работами Родченко и теорией дезурбанизма. Именно тогда он понял, как тесно связаны между собой кино и архитектура. Позднее Колхас объяснит: „В сценарии ты должен связывать отдельные эпизоды, удерживать интерес зрителя и компоновать элементы — с помощью монтажа, например. В архитектуре — абсолютно то же самое. Архитекторы соединяют пространственные эпизоды, создавая из них сюжеты“.

Из московских конструктивистов больше всего его поразил Иван Леонидов. Рем с учителем начали собирать про него материал. Двенадцать раз ездили в СССР. Мало кто в России тогда интересовался Леонидовым, а эти два голландца все время набредали на затерянные сокровища. Как-то Рем сидел за столом на кухне у вдовы Леонидова. Случайно провел рукой по обратной стороне стола. Почувствовал какую-то шероховатость. Нагнулся и посмотрел. Оказалось, что для столешницы была использована доска с живописью Леонидова.

— Это был знаменитый проект застройки Южного берега Крыма, — рассказывает Колхас, — написанный в технике иконописи на доске; что-то напоминающее китайские пагоды на холме.

Модернизм, Восток и православие, сосуществующие в одной столешнице. Типичный глобализм.

Вместе с учителем они решили написать книгу о великом, почти ничего не построившем конструктивисте. Ортхойс должен был заниматься визуальной частью, Колхас писать текст. Рем свою часть выполнил, Геррит — нет. Книга так и не была опубликована».

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще