После КГАСУ Аня успела отучиться в британском Бартлетте, а в сентябре вернулась на родину из лаборатории в Мехико, где была единственной приглашенной участницей из России. О том, что было в Мексике, как туда попасть, об отношении к организационным взносам, своем опыте участия в конкурсах и почему так может каждый — Аня Андронова рассказала в интервью «Архспичу». А мы, чтобы выловить Аню между Лондоном, Казанью и Мехико, задавали вопросы в Вотсапе.

Первый вопрос про Мехико: как проходил отбор в лабораторию?

Как такового отбора в лабораторию не было. У крупнейшей компании по производству цемента LafargeHolcim есть свой фонд, который поддерживает устойчивое развитие в строительстве и экологические направленные идеи. И они выделяют гранты для молодых специалистов. Или не молодых — для тех, кто занимается в принципе устойчивым строительством.

Каждые два года LafargeHolcim организуют очень большой конкурс, куда подаются работы, отвечающие их требованиям. Самое главное, что этот конкурс — только часть всего целого процесса исследования, которым занимается фонд. Все исследование включает в себя не только конкурс, но и форумы, конференции, где специалисты собираются вместе и обсуждают что вообще такое устойчивое строительство, каким оно должно быть, какие критерии, и двигают эту мысль вперед.

Меня пригласили в Мехико на награждение лучших проектов в области устойчивого строительства. И в рамках церемонии награждения проводилась лаборатория для молодого поколения Next Generation Lab.

Анна Андронова

Расскажи подробнее про организацию. Это был грант или участники сами оплачивают дорогу и т.д.?

Да, это был грант. И вообще LafargeHolcim Foundation такие молодцы, всегда все оплачивают и организовывают. Надо сказать, что это швейцарская компания, и вся организация мероприятия всегда работает как швейцарские часы. Все идеально! Они стараются по максимуму пригласить всех гостей, бьются с посольствами, оплачивают все перелеты, остановки, участие в конференциях и банкеты. Что, я подозреваю, очень очень много, судя по количеству участников. Например я победила два года назад, и в честь этого была церемония награждения в Европе. И они пригласили в Марсель меня и моих двух преподавателей. То есть троих человек!

Организаторы всегда уделяют много внимания развитию участников: мы приехали в Мексику и не было так, что мы просидели всё время в отеле или в автобусе. У нас была трехдневная насыщенная программа. Фонд всегда организовывает какие-то экскурсии совместно с местными архитекторами. И местные архитекторы или авторы объекта могут рассказать про ту или иную свою постройку, что для любого профессионала вообще является бесценным.

Анна Андронова

Та самая работа, что была отмечена на конкурсе LafargeHolcim Award. Проект «Цифровой ренессанс» предлагает модель новой жизни с учетом развития цифровых технологий. Раскрыть весь проект полностью. Осторожно, 20 MB!

А в Мехико ты была одна из России?

Из России я была одна. Но зато я встретила некоторых друзей, что было очень приятной неожиданностью. За свои дипломные работы в 2016 году я выигрывала Tamayouz Excellence Award. Вообще это иракская награда, в ее организации присутствовала Заха Хадид, до тех пор пока она, к сожалению, не умерла. Но когда я заканчивала университет, награда первый год как стала международной, поэтому я тоже подала заявку. И там я познакомилась с девушкой из Аммана: у нее было первое место из Иордании, у меня было первое место международное. И в Мексике было очень приятно ее увидеть, она тоже была финалистка. Еще были знакомые с Бартлетта. То есть я поняла, что мировое архитектурное сообщество не такое и огромное. Если ты занимаешься чем-то, например устойчивой архитектурой, ты так или иначе будешь знать тех людей, которые занимаются исследованиями в этой области.

Почему тебе было важно там участвовать?

Я стала там участницей потому, что в прошлом цикле мой проект занял 3-е место в Европе в номинации как раз Next generation, «новое поколение». Я не знала что будет еще такая лаборатория, но она настолько оказалась крышесносной.

Для меня самое важное было здесь, что я познакомилась с профессионалами, архитекторами и исследователями, для которых экология и устойчивость работы с комьюнити, какие-то этические и моральные принципы, принципы взаимодействия с природой — это не просто какой-то пунктик, который нужно закрыть и отдать смежникам. Не только какая-то схемка абстрактная на планшете среди планов и фасадов, а это именно сама концепция этого проекта. Основа, костяк, хребет.

Особенно для меня было ценно познакомиться с такими бюро, как Atelier Masomi (@atmasomi) из Нигера, это в Африке. В Бартлетте я делала дипломную работу, и она располагалась как раз в Нигере. Было очень приятно увидеть, что молодая девушка вместе со своим партнером из Ирана работают в таких удаленных от «развитого мира» местах и они делают очень локальную спокойную архитектуру, которая очень серьезно улучшает жизнь людей. Они занимаются архитектурой именно как я ее понимаю. То есть основные их ценности, что мы что-то строим как архитекторы и профессионалы и это привносит что-то хорошее в этот мир. А не просто набор фасадов или планировок, которые штампуются любым ремесленником. Поэтому для меня это был очень ценный опыт.

Анна Андронова
Фрагменты из дипломной работы в Бартлетте

Ты рассказывала, что уже несколько раз выигрывала разные гранты. С чего это все началось: расскажи про свой первый международный конкурс, как и когда это было?

Все началось с конкурса, который был на втором или третьем курсе университета. Он организовывался университетом NABA в Италии, в Милане. Нужно было придумать Олимпийский жилой дом или что-то такое. Что-то было связано с Олимпиадой. И если ты там победишь, то ты бесплатно можешь учиться в летней школе на курсе дизайнера интерьеров.

Европейские университеты архитектурные очень часто проводят летние школы, но стоят они очень-очень дорого и нацелены на обеспеченную прослойку. Когда я только начинала вообще интересоваться зарубежной архитектурой и тем, как там не в России, я решила, что все это очень дорого и недоступно. Но потом поняла, что на самом деле очень много шансов, особенно сейчас у студентов. Очень много возможностей поехать учиться чему-то, главное — держать руку на пульсе, подписываться на профессиональные интернет-ресурсы и издания. «Архспич» наверное тоже, у вас есть информации про конкурсы. Или «Архитайм», «Архи.ру», или зарубежные — ArchDaily. На этих сайтах всегда очень много возможностей, просто нужно открывать интернет и верить в себя.

Мои умения по архитектуре на втором курсе были совершенно никакие, и все равно я рискнула. И у меня появилась возможность поехать в Италию, и для меня это было замечательным опытом. Потому что это первый раз жить одной в стране, где никто не говорит по-русски... Конечно, сейчас мне это кажется смешным — подумаешь, жить одной! Или в не русскоговорящей стране. Но тогда это был серьезный шаг, наверное он и был первым.

Это серьезный шаг. Тебе кто-то помогал решиться или не помогали вообще?

Очень большую благодарность я испытываю к своим преподавателям в студии TIArch, но туда я попала гораздо позже — на пятом курсе. В студии у меня было два преподавателя — Ильнар и Резеда Ахтямовы. Я выпустилась три года назад, но особенно сейчас понимаю, сколь важен был именно экспериментальный и концептуальный подход к проектированию. Они учат студентов более аналитическому и творческому подходу, более независимому и более пытливому. И они, конечно, всегда нас вдохновляли участвовать в каких-то конкурсах.

Читайте также: Учебная студия TIArch: как в Казани меняют подход к архитектурному образованию


Конечно, я выигрываю не все, и случаются поражения, но мне очень просто с этим мириться. Потому что каждый проект, который ты делаешь — он направлен не на то, чтобы выиграть грант, получить медальку или денежный приз. Он направлен на то, чтобы себя развить, чтобы понять, что тебе важно в архитектуре, что не важно и как построить процесс. То есть это такое упражнение, которое мотивирует, потому что приз — это все-таки мотивация. Это такой сжатый способ выучить какой-то материал, потому что дедлайн обычно случается очень скоро, не так как курсовой проект, который ты можешь тянуть и тянуть очень долго. Поэтому я всегда очень хочу, чтобы люди участвовали в конкурсах и пробовали себя.

Что по-твоему останавливает студентов?

Иногда студенты думают: там все более талантливые, чем я. Но нет, это не правда! Потому что более опытные предпочтут другой формат. То есть конкурсы на гранты, чтобы куда то поехать — в них участвуют студенты. А они такие же как вы! Вот и участвуйте. А если человек мастер своего дела, то он в таком не участвует, он участвует среди профессионалов.

Мне кажется это вообще классная тема, потому что все старшие поколения архитекторов, с которыми я общалась, они всегда нам завидуют и говорят: «а вот в наше время все было закрыто и ничего такого не было». То есть нужно этот шанс использовать.

Анна Андронова

Такое твое стремление и интерес к конкурсам — это политика университета в Казани или полностью личная инициатива?

Я бы не сказала, что это прям политика университета в Казани. Я считаю, что это всегда личная инициатива, и если ты сам не горишь и не хочешь что-то делать, то никакая политика университета тебе не поможет. Но и, vice versa, если тебе что-то мешает, ты всегда это преодолеешь. Ну конечно мои преподаватели в TIArch тоже очень хорошо меня натренировали на блиц-проектирование.

Но например когда я училась в Лондоне, участие в конкурсах вообще не поощрялось. Мой преподаватель в Бартлетте считал, что я отвлекаюсь, но я тем не менее продолжала участвовать. Потому что мне кажется это такое хорошее упражнение. Конкурсы меня не отвлекают, просто немного встряхивают мозг, чтобы не работать только над одним проектом.

Тебе удалось поучиться в Британии, участвуя в конкурсах выигрывать гранты и путешествовать. Если посчитать, сколько стран ты уже посетила благодаря архитектуре?

Практически все страны, где я была, я посетила именно благодаря архитектуре. Когда участвуешь в каком-нибудь конкурсе, который базируется во Франции, тебя приглашают во Францию. И это логично.

Благодаря конкурсам я была в Италии 2 раза на летних школах, только в разных университетах. Там я поняла, что итальянский подход мне не настолько близок.

Потом я была еще в Македонии, и это тоже такой опыт... неочевидный. Там македонские организаторы пригласили двух основателей токийского бюро Atelier Bow-Wow. Они знамениты компактными симпатичными домиками и и своей графикой: это детально и любовно проработанные интерьеры в тонкой ручной графике, и их очень многие используют как референс. Было интересно послушать, что они подразумевают под своими модульными домами, какая концепция в этом заложена.

Я выиграла два года назад International VELUX Award for Students of Architecture и презентовала свой проект на WAF. Он был в Берлине. В этом году уже две команды из TIArch были номинированы и буквально пару дней назад Настя Маслова выиграла первый приз. Взнос за участие в этом фестивале нереально большой, особенно для компаний. А конкурс дает шанс студентам попасть на WAF for free — бесплатно, и по-моему это прекрасно.

Анна Андронова

***

После основной части мы попросили Аню рассказать, чем она занимается сейчас, о ближайших архитектурных планах и участии не в студенческих конкурсах:

Анна Андронова