Профессия архитектора в России: как развиваться и что читать? 4 мнения

Участники программы архитекторы.рф отвечают на наши вопросы и делятся рекомендациями.

Профессия архитектора в России: как развиваться и что читать? 4 мнения

«После поездки в Японию я поняла, насколько сильно зависит внутренние ощущение от качества среды. Насколько хорошо и уютно себя чувствуешь в благоустроенной среде, когда используются качественные материалы», — такой была мотивация одной из участниц, вошедших в топ-100 образовательной программы архитекторы.рф.

Главное отличие проекта — большой региональный состав. Мы поговорили с четырьмя героями о том, как их специальность поможет развить архитектуру в регионах и как архитектору адаптировать идеи под местную специфику.


Как с помощью вашей специальности можно изменить положение дел в родном регионе, в стране?

Александра Катасонова, Уфа.  

Александра Катасонова, Уфа. Сфера деятельности: комплексный предпроектный анализ

Я занимаюсь городским планированием и консалтингом. На мой взгляд, есть общая проблема городского развития в России — несогласованность и необоснованность многих действий и решений. Наша задача — формировать комплексный взгляд на город. Мы должны стать инициаторами проектов и помогать заинтересованным сторонам в кооперации.

Марина Ведяпина, Южно-Сахалинск.  

Марина Ведяпина, Южно-Сахалинск. Специализация: размещение рекламных и информационных конструкций (дизайн-код)

По образованию я художник-проектировщик, закончила институт в Самаре. После обучения вернулась домой в Южно-Сахалинск. Сейчас работаю в Департаменте архитектуры города в отделе дизайна и оформления городского пространства.

Отвечая на вопрос: я думаю, что это определенные изменения в архитектурно-художественном облике. На Сахалине не так много специалистов с хорошим вкусом и насмотренностью, и [этот уровень] надо поднимать. Я надеюсь, что можно изменить визуальный облик города и сделать его привлекательным для жителей.

Максим Бакин, Новосибирск.  

Максим Бакин, Новосибирск. Специализируется на параметрическом проектировании

В любой стране самое важное — это люди. Помимо общих физиологических у людей есть и средовые потребности. Если грамотно настроить архитектуру российских городов, то они станут гораздо безопаснее, ведь на преступность влияют не только социально-экономические, но и пространственные факторы. Архитектура также способна удовлетворить потребность людей в принадлежности к социально-территориальной общности и еще множество других потребностей, которые, на первый взгляд, не лежат в поле ответственности архитектора, но которые влияют на здоровье и благополучие горожан.

Алина Георгиевская, Самара.  

Алина Георгиевская, Самара. Занимается разработкой мастер-планов территорий

Профессия архитектора или градостроителя хороша тем, что сопряжена со многими сферами: от узкотехнических до политических вопросов. Понимание реальной специфики всех этих сфер дает возможность постепенно что-то менять. Образуется такой широкий инструментарий, который можно использовать.


Почему вы решили заниматься именно этой сферой?


Александра Катасонова
: Я осознала необходимость двигаться от общего к частному, необходимость настройки процессов в среде, в которой я живу и работаю. Мне не давал покоя вопрос «Кто сшил костюм?», почему решения о развитии города не увязаны между собой. Захотелось изменить ситуацию, при которой город развивается в режиме глухого телефона.

Мария Ведяпина: После поездки в Японию я поняла, насколько сильно зависит внутреннее ощущение от качества среды. Насколько хорошо и уютно себя чувствуешь в благоустроенной среде, когда используются качественные материалы. Работы выполнены добротно. И мне захотелось получить такой же город или хотя бы приблизиться, чтобы чувствовать такой же уют каждый день.

Максим Бакин: Знакомство с российскими и зарубежными работами по теории архитектуры привело меня к ощущению, что современная практика создания зданий и городской среды зачастую опирается либо на устаревшие принципы, либо на необоснованные субъективные предположения. Существует внутреннее желание, чтобы архитекторы и общество относились к архитектуре также ответственно, как врач относится к лечению или профилактике болезней.

Алина Георгиевская: Это решение не было каким-то кардинальным и единовременным. Оно как-то с детства постепенно формировалось. При том, что никто из моих родителей не был архитектором. Уже в осознанном возрасте я поняла, что мне интереснее изучать город, нежели один архитектурный объект. Здесь намного больше процессов, ограничений, всякого рода влияний.


Какие навыки и умения важны современным архитекторам?


Александра Катасонова:
Умение выстраивать коммуникацию и то, что называется soft skills. Системное мышление. Аналитический навыки. Одно из ключевых — умение донести свою идею любому человеку и мотивировать к правильному действию.

Мария Ведяпина: [Архитектор должен думать], как будут жить его проекты после завершения реализации. Уметь взаимодействовать и вести диалоги с жителями и разными их представителями. Вести проект от задумки до воплощения. И, наверное, чувствовать контекст окружающего пространства

«Архитектурная деятельность становится все менее „магической“»


Максим Бакин:
В современной практике будущие пользователи среды все чаще принимают непосредственное участие в разработке проекта. Архитектурная деятельность становится все менее «магической», поэтому возрастает необходимость в умении донесения своих идей и убеждения в правильности предлагаемых архитектурных решений путем аргументированного диалога.

Алина Георгиевская: С одной стороны все идет к специализации: нужно досконально знать и разбираться в вопросе, оттачивать уникальные навыки. С другой — важно иметь пусть даже общее представление о других сферах на стыке архитектуры, быть менеджером, уметь презентовать и донести свою идею. Но каждый сам для себя определяет этот баланс.

К современной архитектуре в России относятся с недоверием. Как вы считаете, как можно это исправить?


Александра Катасонова:
Мне не совсем ясна формулировка. Я считаю, что архитектура России, как и сама страна, находится на стадии развития и становления. На мой взгляд, залог успеха в сочетании ценностного подхода, технологий и формировании школы. Поэтому необходимо развивать образование, причем непрерывное.

Мария Ведяпина: Я знаю, что нет доверия к качеству жилья. И чтобы доверие возникло, надо просто начать качественно строить. Есть привычки прошлого в проектировании и реализации проектов. От этого тоже страдает итоговый результат.

«Нет доверия к качеству жилья. Есть привычки прошлого в проектировании и реализации проектов. От этого страдает итоговый результат»


Максим Бакин:
Если взять Новосибирск, то я бы не сказал, что в нем к современной архитектуре относятся с недоверием. Возможно все дело в наличии успешных примеров встраивания таких зданий в историческую среду центра города.

Алина Георгиевская: Нужно больше положительных примеров. Причем, это не должны быть примеры глобальных строек, а такая простая повседневная, но качественная современная архитектура.


Какие книги, фильмы, статьи по теме можете посоветовать?


Александра Катасонова:
Шарон Зукин, «Культуры городов». Дэвид Грин, «Возвращение в гражданское общество».

Мария Ведяпина: Книга «Битва за город. Как изменить наши улицы» автора Джанет Садик-Хан. Очень впечатляющее описан путь работы над городом. И тот формат, в котором описана история преобразования Нью-Йорка, стал образцом для меня при подготовке портфолио.

Максим Бакин: Среди российских теоретиков я бы рекомендовал обращаться к работам Константина Васильевича Кияненко и Александра Гербертовича Рапопорта. То, о чем они пишут, особенно актуально в наши дни.

Алина Георгиевская: Ричард Флорида, «Кто твой город? Креативная экономика и выбор места жительства». Одна из моих любимых книг: Кэролин Стил — «Голодный город». Фильм Густаво Торетто «Глухие стены» — архитекторы оценят.


Заглавное фото сделано участниками программы архитекторы.рф во время поездки на остров Русский в рамках маршрута «Якутск — Владивосток».

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще