На неформальной субботней лекции в МАРХИ архитектор и партнер бюро Ле Ателье Сергей Колчин поделился со студентами своим опытом общения с заказчиками, рассказал о процессе работы и показал получившиеся в результате здания. А после мы продолжили разговор в еще более неформальной обстановке, где кроме темы лекции обсудили первые заказы, медийность и стратегию развития частного рынка в России.

Тема этой лекции была про заказчиков мечты и где их найти. Я, конечно, опоздала к началу, но так и не поняла, где же водятся эти люди с тугими кошельками.

Смотри, когда я анонсировал лекцию, это вообще была ирония.

 
 
 
 
 
View this post on Instagram

Пришло время рассказать москвичам «где мы берем таких заказчиков». Да, да, тех самых с прекрасными лицами и тугими кошельками. Тех у кого на прикроватных тумбочках лежат «Сложности и противоречия» Вентури, а в гостиных альбомы Tom Ford и Dior. Заказчиков, которые говорят: «И построй мне дом из трех домов. Чтобы внутри он был как базилика, где в центральном нефе гостиная, а в боковых спальни. И чтоб посередине дом из дерева, а боковые из кирпича, один из серого, другой цвета бисмарк-фуриозо». 26 января в МАРХИ архитектор и партнер бюро @the_kolchin все покажет и расскажет! Регистрация по ссылке в профиле.

A post shared by Архитектурное бюро LeAtelier (@bureau_leatelier) on 

Анонс получился шикарный!

Я просто спекулировал на теме. Сейчас существует огромное количество спикеров в этой области, и я не очень понимаю, что это за люди. Есть например Евгений Тюрин. И он рассказывает молодым, прости, телкам, по-другому не скажешь, как делать бабки на дизайне. Кто такой Евгений Тюрин? Кто они все такие? Это бесконечное мотивационное промывание мозга, про то, как мы вас сейчас научим чему-то. Ты не смотрела фильм «Плохой лейтенант»?

Нет.

Офигенный фильм. Там просто квинтэссенция постиронии: смотришь, и реально можешь принять это за настоящий фильм. Но это фейк. И там есть пара моментов, когда ты понимаешь, что это фейк на 100%, но только пара. И здесь такая же тема.

Я вот просто был уверен, что все люди, которые читают анонс про то, как мы сейчас расскажем, где найти.. Алё?! Заказчиков, с тугими кошельками, у которых на полке лежит книга «Сложность и противоречия в архитектуре». Серьёзно? Это КТО вообще?! У кого из заказчиков лежит «Сложность и противоречия в архитектуре» на полке, боже! Короче, я поразился тому, что реально были люди, которые это приняли за чистую монету.


Зато не было в зале людей, кто бы настойчиво спрашивал «а вот все-таки где?» Разве что я сейчас.

Не было. На самом деле не было. Я так понял, что люди считали иронию. Потому что смысл лекции в том, что у нас не было никогда заказчиков мечты. Обычные, не простые в общении люди. Например, если взять дом в Лапино, который в итоге получился — здесь заказчики не очень-то причем.

Но им в итоге нравится?

Да, конечно. Я как раз пытался донести посыл, что заказчик не является ключевым звеном. То есть нельзя говорить, что ты делаешь говно, потому что у тебя плохой заказчик. Ты делаешь говно просто потому, что ты делаешь говно.

А было такое, что приходилось отказываться от проекта или от своего авторства?

У нас было несколько конфликтных ситуаций, когда в процессе диалога мы понимали, что нас имеют.

Эти проекты можно как-то в портфолио посмотреть или вы стараетесь такие не выкладывать?

Мы не показываем проекты, которые мы не реализуем, прямо сейчас. То есть у нас есть два принципа. Первый принцип: мы не показываем просто 3д, которые не реализуются. И второй принцип это то, что мы.. У нас один принцип.

Вообще мы просто стараемся показывать только те проекты, которые мы реализуем. Потому что спроектировать дом Кино — это не просто. А построить дом Кино — это п####ц как сложно. В России очень сильно выросло количество людей, которые научились делать картинки. Особенно это касается интерьеров: когда ты открываешь каталог с классной мебелью за дорого, вставляешь ее в проект, визуализируешь — получается красиво. Лично я не вижу большой доблести показывать эти картинки.


У нас на сайте давно была рубрика «мнения», где Настя Колчина сказала, что конкурсы — это такая тема, где можно быстро прославиться, но она не ведет напрямую к деньгам. Это единственная причина почему вы не участвуете?

Честно, я смысла не вижу. Конкурс — это очень дорого.

Ты сейчас говоришь уже с позиции бизнеса, правильно? А я говорю с позиции начала карьеры. То есть вы изначально мимо конкурсов, и стали знаменитыми благодаря тому, что построили.

Мы стали знаменитыми?

В какой-то степени. Если показателями считать публикации в журналах и медийность.

Это вообще очень интересный момент: ты сидишь, делаешь, а в какой-то момент обнаруживаешь, что тебя знают.

Нравится?

Ну нормально, мне нравится. Знаешь, что хорошо? У тебя появляются другие возможности для найма сотрудников, других плюсов я не вижу.

А как ты этим пользуешься? У вас в бюро, кроме тебя, всего 4 архитектора.

Нам просто не нужно больше. Если я нанимаю, то я нанимаю значительно более квалифицированных людей, чем если бы меня никто не знал.

***


Мы выбрали для себя достаточно узкую нишу, связанную с частниками. Я вообще не верю, что в России где-то еще есть настоящая архитектура, кроме как в частном секторе. Потому что у большой организации, которая заказывает многоэтажные дома, есть жесткое ТЗ. И ты как архитектор сводишься к тому, что рисуешь им фасады. При работе с частником спектр решений бесконечный — это первый момент. Второй момент — ты попадаешь на очень большой рынок. Он очень сильно недооценен. Кроме того, он, блин, пустой!

Первый ваш заказ, он был именно частный. С чего вообще все начиналось?

Начиналось все с того, что у меня была подруга, у подруги был молодой человек, у него была мама, она купила ему квартиру и захотела, чтобы мы помогли ей с ремонтом. И эта квартира во многом определила всё дальнейшее, потому что я отказался делать то, что мне сказали.

Как они согласились делать, как скажешь ты?

Я был очень наглым! Я очень убедительно доказывал почему так делать не надо, почему мы так делать не будем и почему они будут лохами, если так сделают. И ты знаешь, это работает.

Изначально проект начинался как бесплатный, но потом они начали платить еще, причем неконтролируемые какие-то суммы.

Что-то вроде донейшн?

Типа того. Мы изначально договаривались, что делаем все бесплатно, но они нас слушаются. Заказчица мне в какой-то момент сказала: «Слушай, все, тебе пачками приходят идеи, которые мне не придут никогда, поэтому буду слушать тебя».

А потом она же заказала нам дом. Я очень люблю этот дом, один из наших долгостроев. Такой дом, подковой. Долго-долго тянется, но он закончится.

На лекции ты говорил, чтобы закончить дом Кино вы ушли в серьезный минус. Готов потратить еще 900 тысяч, чтобы достроить этот проект?

Нет. Когда я тратил на проектирование деньги, думал, что это нам сильно принесет дивиденды. Не понимаю пока, какие дивиденды принесет, но получились хорошая картинка и пространство.


А на начальном этапе вы всегда понимаете, с кем из заказчиков получится сделать хороший проект?

Мы пытаемся сейчас выйти на какую-то схему, потому что физиогномически это не работает. Вот взять, например, тот же дом в Шатуре: когда я D. увидел, он был похож на человека, который людей в бетон заливает. Ну он и по общению такой, резкий парень. Только потом узнаешь его лучше и понимаешь, что все не так. Но ты сразу его ранжировать не можешь. И я понимаю, что у большинства архитекторов первая ассоциация: человек хочет сруб. Сруб, сруб, на тебе сруб! И это самая большая ошибка, на самом деле.

D. не хотел сруб?

Нет, в том то и дело! Там весь парадокс состоит в том, что D. последовательно выбирал самые классные решения, которое мы ему предлагали.


Но это наверное скорее исключение. Потому что по иронии, из всех вариантов, которые приносит архитектор, заказчик выбирает самое не очень.

Мне кажется, ты изначально не должен приносить решение не очень, чтобы не дать возможности выбрать говно. Очень многие архитекторы как раз на этом попадаются, потому что про условного D. думают: ну, наверное, D. хочет говно. Я ему, пожалуй, сразу принесу говно. И приносят говно. И D. такой говорит: о, я хочу это говно! А ты такой: б###ь! Эти заказчики просто меня достали. Понимаешь? Я на самом деле о том говорю, что ты не неси говно, и выбирать (говно) будет не из чего.

Ну дом Кино — это все-таки имиджевая штука, на которую наверное стоило потратиться: публикации в журналах, ролик на ютуб-канале у Дубовенко. От кого инициатива в этом случае, как ваша коллаборация получилась?

Сначала мы просто познакомились, а потом я пришел учиться в Сколково. Я пошел туда с определенным стартапом архитектурным. Там я встретился с Дубовенко, мы поговорили, и он сказал: слушай, у меня есть ютуб-канал, давай дом Кино снимем. Я такой: давай.

В комментариях под этим видео на канале тебя называли вы########м. Подобная реакция как-то задевает?

Мы так давно присутствуем интернет-поле, и прочитали про себя разное. Вообще мне нравится когда приходит человек, видит дом, и пишет: я бы так жить не смог. Че реально? Не смог бы, да? В доме за 45 миллионов у тебя бы прям не получилось? Ты бы просто страдал: б###ь, как же я хочу в свою хрущевку! Что это?


Но кроме комментариев это видео принесло дополнительную огласку?

Мы думали, что это нам впрямую даст заказчиков. Но не дало.

Наверное потому, что Ютуб сам по себе все-таки игра в долгую...

Я привык к игре в долгую. У меня есть такая длинная довольно стратегия.

Куда она ведет?

Есть большой рынок частного загородного жилья, и на этом рынке никого нет. Смотришь сайты всех строительных организаций — просто слезы. Я хочу сделать сервис, чтобы человек в России и не только мог прийти и построить себе относительно недорогой дом за определенные сроки, с фиксированным бюджетом и классной архитектурой. Я прям верю, что это можно, нужно и должно быть.