Асиф Хан убежден, что за последнее двадцатилетие человечество изменилось больше, чем за предыдущие десять тысяч лет. При ближайшем рассмотрении оказывается, что Хан даже не слишком пытается предугадать будущее. Он просто не игнорирует настоящее.

Мы нашли пять далеких от архитектуры явлений, которые возникли сравнительно недавно и легли в основу проектов британца.

Тачскрин и архитектура


«Мы создали структуру, способную реагировать на прикосновение, чтобы дать ей возможность взаимодействовать с человеком».

Изображение @ Luke Hayes Courtesy Department for International Trade

Павильон Великобритании на ЭКСПО в Астане стал одновременно виртуальным и сенсорным. Асиф Хан воспроизводит в нем суть взаимодействия человека и гаджета — изображение на экране меняется от прикосновения.

«Это типичный мем, потому что на каждом ЭКСПО кто-нибудь обязательно сделает панораму. Мы ее тоже сделали, но это не видеопанорама Казахстана или Великобритании. Это панорама нигде или везде: она сгенерирована в результате целого месяца вычислений на восьми тысячах компьютерах. У одного компьютера на создание этого рендера ушло бы двести пятьдесят лет. Это полностью смоделированный мир со своим солнцем, восходами, ветром, дождем», — объясняет Асиф Хан.

В центре панорамы находится юрта из двухсот поликарбонатных пластин, которые реагируют на прикосновения, создавая световые и звуковые эффекты. Дотрагиваясь до них, можно постепенно изменять погоду и время суток на экранах.

«Зачем мы это создали? Мы начали исследовать тот виртуальный мир, в котором мы уже наполовину живем со всеми социальными сетями, и с каждым годом все ближе и ближе переходим к жизни в нем. Мы не можем это игнорировать, а должны исследовать и как архитекторы, и как урбанисты», — объясняет Хан.

Эмодзи и архитектура


«Это самый странный разрез в истории архитектуры: разрез, где на стене присутствует лицо».

Изображение @ бюро Asif Khan

Сотовая компания заказала Асифу Хану павильон в олимпийском Сочи, попросив использовать эмодзи, и у него почти сразу возникли ассоциации с горой Рашмор, на которой высечены барельефы лиц четырех американских президентов. Но если монументальная скульптура имеет одинаковый посыл, адресованный всем, то эмодзи — скорее способ невербального общения в тесном кругу. В результате Хан создает кинетический фасад, способный превращаться в трехмерную скульптуру, но при этом передавать эмоции.

«Лица людей сканировались при помощи пяти камер и практически мгновенно трансформировалось в 3D изображение. Мы использовали современные модульные конструкции, которые производились вне площадки. Ничто не должно было смещаться даже на два-три миллиметра».

Спроектировать и собрать павильон удалось за 360 дней. Асиф Хан признается, что для вдохновения он время от времени вспоминал про Джозефа Пэкстона, который построил свой Хрустальный дворец за тринадцать месяцев.

Эффект зума и архитектура


«Лес брокколи — это волшебное место, в которое мы однажды должны попасть».

Изображение @ работа студентов мастерской Асифа Хана в Университете искусств Мусасино

Асиф Хан говорит, что очень любит экстремумы масштаба. В своих проектах он использует не только максимумы, как в случае с сочинским павильоном, но и минимумы.

«Смена масштаба позволяет понять текстуру, материалы, гравитацию, поверхностное натяжение — все эти вещи, к которым мы относимся как к данности в окружающем нас мире, совершенно по-другому воспринимаются, если их уменьшить в пятьсот раз. Лист может стать целым ландшафтом. Когда вы все больше и больше увеличиваете, то открываете невероятную красоту окружающего мира», — рассказывает Хан.

Интерьер павильона для миланского ЭКСПО Асиф Хан планировал целиком облицевать пластинами, созданными из трехмерных фигур людей, которых должно было быть около семи миллиардов — по числу жителей планеты. Почти в духе Ай Вэйвэя он превратил людей в инфографику, чтобы создать мощный эмоциональный эффект.

Изображение @ бюро Asif Khan

«Если построить павильон размером 8×15×12 метров из плиток метр на метр, то на каждой плитке будут размещены двадцать тысяч человек из семи миллиардов населения Земли. По мере того, как вы двигаетесь по этому зданию, вы начинаете понимать, какая грандиозная задача — накормить всех этих людей». Согласно проекту, среди этих семи миллиардов посетители могли бы разместить и свою крошечную 3D-копию. «Визуализируйте и просыпайтесь!» — еще один принцип Асифа Хана.

Мобильные приложения и архитектура


«Может быть, когда-нибудь мы сможем носить здание в кармане?»

 

Изображение @ бюро Asif Khan

В портфолио Асифа Хана пока нет ни одной капитальной постройки, только временные павильоны. То, что он проектирует, по своей сути напоминает приложения для смартфона, которые скачивают, используют и удаляют, когда исчезает потребность.

«Мы сделали навес от солнца из миллиона пенных облаков. Мы можем создавать архитектуру, использовать её, увеличивать и полностью убирать, если она больше не нужна», — рассказывает Асиф Хан о проекте зоны отдыха с навесом из мыльной пены, водорода и нейлоновых нитей.

Изображение @ бюро Asif Khan

При этом, как и положено мобильному приложению, у такой архитектуры должен быть интуитивно понятный интерфейс. «В будущем архитектура будет простой, как облако. Это именно то, что мы пытались сделать, вернуться к нашим истокам, к биологии. Мы пытаемся стать ближе к природе за счет использования технологий».

По большому счету, суть этого принципа Хана можно выразить цитатой визионера Леонарда да Винчи, которую любил повторять другой визионер Стив Джобс: «Простота — высшая форма сложности».

Концепция mindfulness и архитектура


«Когда вы гуляете вдоль этого здания, то видите космос со звездами. Вы чувствуете, что вы размером с Бога».

Изображение @ бюро Asif Khan

Самое черное здание в мире — павильон Hyundai в олимпийском Пхенчхане — на сегодняшний день самый известный проект Асифа Хана. В то время, как внимание публики приковывает поглощающий 99,96% света наноматериал Vantablack, которым облицован фасад, Асиф Хан акцентирует внимание на ощущениях: «По мере того, как вы проходите вдоль здания, вы видите звезды в трехмерном изображении, как если бы вы двигались по Вселенной на высокой скорости. Вы чувствуете себя Богом».

Белоснежный интерьер напротив дает возможность уменьшить себя в сознании до атомов. «Внутри здания существовал огромный ландшафт, который был покрыт гидрофобным покрытием. Если вода попадает на это покрытие, то становится практически идеальной сферой и не впитывается, а перемещается по поверхности. Люди собирали ее, 25 000 капель воды выпускались каждую минуту», — рассказывает Хан.

Таким образом архитектор не просто устроил медитативный квест, но и выполнил задание заказчика — создать павильон, посвященный водороду.

Изображение @ бюро Asif Khan

Все проекты Асифа Хана объединяет особенная модель взаимоотношений человека и архитектуры, в которой здание также выступает реципиентом. «Фасад — это органы чувств здания, он должен реагировать на окружающую среду, как люди», — говорит он. В завершении лекции на Санкт-Петербургском международном культурном форуме Асиф Хан предложил всем использовать «тест Пэкстона», который придумал сам: «Что бы вы ни проектировали, задавайтесь вопросом: будет ли то, чем вы сейчас занимаетесь, важным через 150 лет. Если ответ положительный, то вы на правильном пути».