Премия MCHAP: 8 лучших зданий Северной и Южной Америки

Номинантами премии The Mies Crown Hall Americas Prize (MCHAP) становятся очень разные здания: это может быть и жилой дом, и временный павильон, и больница. Их объединяет одно: в число претендентов попадает только лучшая архитектура Северной и Южной Америки.

Премия MCHAP: 8 лучших зданий Северной и Южной Америки

Награду вручают каждые пару лет, однако в год ее основания (2014) сделали исключение: для первого раза рамки расширили до 2000 — конца 2013 года.

У премии бесконечное множество номинантов: страницу, где они собраны, вполне можно использовать как энциклопедию по современной архитектуре западного полушария. Мы отобрали восемь работ, которые представляют особый интерес.


Обманчивый минимализм Poli House

арх. Pezo von Ellrichshausen. Чили, 2005

Супружеский дуэт Маурисио Пезо и Софии фон Элрихшаузен сосредоточен на поисках идеального дома. Poli House — одно из 13 экспериментальных жилых зданий, которые разработало их семейное бюро. В 2014 году проекту присудили главный приз премии MCHAP.

Pezo von Ellrichshausen

Дом правильной кубической формы стоит на утесе на берегу Тихого океана. Несмотря на очевидный контраст с окружающей природой, здание кажется очень сдержанным — но только на первый взгляд. Внутри — настоящее приключение: перепады уровней, разбросанные в шахматном порядке окна, второй свет и скользящие прозрачные панели, которые функционируют как двери. Стены обиты крашеной доской, и по рельефу она рифмуется с внешней отделкой из фактурного бетона.


Детский приют в бывшем складе

арх. LGA Architectural Partners. Канада, 2016

У себя на родине канадцы LGA считаются чемпионами по социальным проектам. Это здание стало уже третьим в череде их объектов для местной организации Eva’s Initiatives for Homeless Youth, которая помогает бездомным подросткам. Для России это очень необычная типология: нечто вроде транзитного пункта, где юные воспитанники детдомов живут перед выходом во взрослую жизнь. Им помогают «акклиматизироваться», выбрать профессию и наладить отношения с внешним миром.

Прежде всего проект хочется похвалить за пользу как для детей, так и для города: здание переделали из заброшенного заводского склада, а кроме жилых помещений в нем обустроили залы для занятий и развлечений. Территории четко разграничены в зависимости от уровня публичности: есть общественные, полуприватные и личные помещения. Окна жилых блоков выходят в атриум, создавая комфортную камерную среду.


Жилой дом с особой топографией

арх. Neil M. Denari Architects. США, 2011

Новое 13-этажное здание HL23 находится в нью-йоркском Челси — районе искусств — и само похоже на сложный геометрический арт-объект. Стальной каркас прихотливо изгибается под влиянием среды: с одной стороны дом ограничен 23-ей улицей Манхэттена, с другой — Хайлайн-парком. Необычная форма продиктована холодным расчетом: максимально увеличить жилую площадь на относительно небольшом участке земли.

На каждом этаже по одному кондоминиуму. Все активно используемые зоны, такие как столовая и гостиная, ориентированы на южный фасад. Ванным и спальням отвели северную сторону. Восточная часть обращена непосредственно к Хайлайн-парку, и окна здесь гораздо меньше. Они привносят больше уединенности и обрамляют вид на Манхэттен.


Библиотека в ботаническом саду

арх. Alberto Kalach. Мексика, 2007

Ода к познанию мира от архитектора Альберто Калача: главная библиотека Мехико, со всех сторон окруженная буйной растительностью ботанического сада. Растения не только украшают, но и служат естественной преградой для внешних шумов и лучей солнца. Дневной свет проникает сквозь потолочные люки и льется вниз, по большому атриуму, окруженному металлоконструкциями из книжных полок. Если рассматривать это здание как гигантский механизм, шкафы с книгами стали в нем скелетом, который придает всему порядок и смысл.

Ныне это одно из самых посещаемых зданий в Мексике: ежедневно здесь бывает от 5000 до 10000 человек. В статье на сайте премии отмечается, что в этом объекте воплотилась мечта французского классициста Клода Леду: «Современный памятник, обслуживающий гражданское сознание мегаполиса».


Винодельня как место для медитации

Арх. Смилян Радик. Чили, 2014

Здание почти не видно издалека — архитектура здесь намеренно ушла на второй план, уступив все внимание виноградной лозе. Внутри происходит то, ради чего затевались и это здание, и поле: процесс виноделия. Архитектор хотел, чтобы изготовление вина проходило как можно более естественно, поэтому крыша затянута белым полупрозрачным полотном — это позволяет сотрудникам работать при дневном свете.

Пространство хорошо срежиссировано и для гостей. На подступах к винодельне их встречает каменистый пейзаж — столь же суровый, сколь и безмятежный. Чтобы попасть внутрь, нужно пройти через бетонное плато с разбросанными по нему валунами. Оно ограничено стенами и залито водой, которая охлаждает винные погреба.


Кирпичи бросают вызов гравитации

арх. Gabinete de Arquitectura. Парагвай, 2010

Проект на деликатную тему: детский реабилитационный центр, в который переехала парагвайская клиника Teleton. Целью бюро Gabinete de Arquitectura стало не только строительство нового здания — архитекторы опирались на фразу Оскара Нимейера «Жизнь важнее, чем архитектура» и хотели, чтобы пациенты благодаря этому объекту нашли в себе веру и силы на преодоление любых трудностей.

Для этого студии тоже пришлось пройти через массу сложностей. Самым необычным итогом стала конструкция, которая примыкает к одному из корпусов: решетчатый купол целиком состоит из кирпича. Дополнительную ценность каждому кирпичу придает тот факт, что все строительные материалы куплены на пожертвования парагвайцев.


Новые здания Музея искусств Нельсон-Эткинс

арх. Стивен Холл. США, 2007

Конкурс на этот проект проходил в 1999 году. В финал вышли три знаменитости: Тадао Андо, Кристиан де Портзампарк и Стивен Холл. Американец Холл был единственным не-лауреатом Притцкеровской премии, но никто кроме него не дерзнул поставить новые корпуса на виду, рядом с историческим зданием Музея искусств.

Стивен Холл

Смелость помогла Холлу выиграть: спустя восемь лет по его проекту открылись пять новых корпусов-«линз» неправильной геометрической формы. Архитектор выбрал любимый материал — полупрозрачное двойное остекление, благодаря которому здания мягко светятся в темноте. Вход в музей бесплатный, поэтому Холл сделал не одну, а сразу семь входных дверей в разных точках нового крыла. Посетитель может в любой момент прервать осмотр, выйти в музейный сад, а затем вернуться к экспозиции.


Арт-коммуна на краю света

арх. Saunders Architecture. Канада, 2011

Фого — маленький остров на северо-востоке Канады с населением 2,5 тысяч человек. Вероятно, в профессиональной среде никто и не узнал бы об этом месте, если бы здесь не родился архитектор Тодд Сондерс. Когда один из канадских фондов решил вложить деньги в развитие острова, Тодд предложил свои услуги.

Так появились шесть жилых объектов — минималистичных студий для художников, музыкантов, писателей, которые приезжают за вдохновением в этот суровый северный край. Здания на сто процентов автономны: они оснащены биотуалетами, солнечными панелями и дровяными печами. Все шесть домов были номинированы на премию MCHAP.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще