Петер Меркли выступит в Москве. Кто он такой и почему его называют культовым архитектором

У швейцарского архитектора Петера Меркли не бывает громких проектов, но в Европе и России его имя пользуется огромным уважением. Объясняем, почему его нынешний приезд в Москву — важное событие.

Петер Меркли выступит в Москве. Кто он такой и почему его называют культовым архитектором

Всякого, кто решил стать архитектором, ждет ряд испытаний. Среди них одно из самых суровых — изобрести собственный язык и заговорить с миром с помощью архитектуры. До недавнего времени швейцарский архитектор Петер Меркли учил этому молодых людей в Высшей технической школе Цюриха (ETH). У него было два главных принципа: никогда не требовать от студентов безупречной работы и видеть в каждом из них личность, позволив ей раскрыться.

Меркли хорошо помнит, что право на ошибку и поиски себя — главные привилегии молодости. Он решил стать архитектором, когда ему было 15, и моментально столкнулся с тем, что не умеет выражать свои мысли через архитектуру. Найти себя ему помогли три обстоятельства: во-первых, в годы студенчества он посещал стройки и изучал, каким образом вырастают дома. Во-вторых, еще до поступления в вуз учительница по физике познакомила Петера с проектами швейцарского архитектора Рудольфа Ольджати; Меркли не только рассматривал его работы, но и имел возможность лично расспрашивать Ольджати о его архитектурном языке.

Третье, что повлияло на молодого Петера, — встреча со скульптором Хансом Йозефсоном. Учитывая сдержанный характер швейцарца, трудно судить о том, испытывал ли Петер в восторг от его работ. Но однажды он пришел к Йозефсону в мастерскую и добровольно вызвался помогать ему. В английском языке для такого поведения есть слово shadowing — Петер ходил за скульптором по пятам, наблюдая за его работой. Позднее из этого союза вырастет одна из самых ярких его работ — для скульптур Йозефсона он спроектирует музей La Congiunta в кантоне Тичина.

Петер МерклиМузей La Congiunta

Меркли посвятил архитектуре большую часть жизни: в этом году исполняется ровно 40 лет с тех пор, как он открыл собственную практику. Поначалу он занимался жилыми домами, и это были частные, достаточно небольшие заказы. Впрочем, малый масштаб не помешал проявиться почерку Меркли: в его ранних проектах зримо чувствуется огромное тщание и вдумчивость.

Петер МерклиДом на две семьи

Жилой дом в Грабсе

Это качество остается с ним и спустя полвека; оно же не позволяет ему множить проекты и их масштаб. Количество — не показатель ценности, считает он. Гораздо важнее скрупулезность, и это хорошо видно по зданию на территории кампуса Novartis в Базеле — здесь по проекту Меркли построили центр для посетителей.

Novartis — фармацевтическая компания, и Меркли при работе над концепцией обратился к истории аптечного дела. До появления современных научных методов поиском лекарств занимались алхимики. В этом проекте Меркли метафорически воплотил одну из главных алхимических целей — превратить металл в золото. Здание — дробленый на три части параллелепипед, обшитый анодированным алюминием, который покрыт золотистой краской. Внутри беломраморные колонны и пол. В другом месте сочетание подобных материалов обернулось бы пошлостью, но здесь на это нет и намека. Как и другие работы, данный проект преисполнен сдержанности, и тем парадоксальнее, что он отсылает к золоту. Фасад дробленый: чем ниже опускается взгляд, тем мельче детали, и тем сомасштабнее они для потенциального посетителя. Позже этот зрительный прием Меркли использует в другом базельском проекте — офисном центре на площади Пикассо.

Петер МерклиГостевой центр фармацевтической компании Novartis. Базель

Петер МерклиСправа: офисное здание на площади Пикассо. Базель

Проекта для Novartis архитектору достаточно, чтобы занять место на Олимпе: все здания кампуса спроектированы знаменитостями, в числе которых бюро SANAA, Дэвид Чипперфильд, Рафаэль Монео и Фрэнк Гери. Петер в этом ряду остается удивительно скромным: он стал большим мастером, но, в отличие от коллег, не посчитал нужным проектировать аэропорты и небоскребы или хотя бы расширить бюро. В его ателье по-прежнему трудится от 10 до 14 человек.

Главный вопрос, на который Меркли пытается ответить все эти годы — как выглядят современные города и как это можно исправить. По его мнению, после Второй мировой войны в мире появилось слишком много однотипных сооружений, которые решали сугубо практические задачи. Утилитарный подход лишил города энергии — а ее, как считает архитектор, должна излучать каждая постройка. И в этом смысле к Москве у него особое отношение: пару лет назад в одном из интервью он признался, что хотел бы здесь кое-что поменять — в первую очередь, именно новостройки: «Мне кажется, они слишком плохо продуманы концептуально и в них слишком много стекла. Мне бы хотелось видеть больше архитектуры».

С Россией его связывает многое: в 2013-2014 годы Меркли выступил приглашенным профессором архитектурной школы МАРШ. Тогда же он впервые посетил Никола-Ленивец — место, которое надолго захватило его внимание. Побывав там, Меркли уже не мог расстаться с идеей о вкладе в развитие парка. И такая возможность наконец представилась: в следующем году на территории Никола-Ленивца будет реализовываться первый объект Меркли. Швейцарец выступит не только как автор, но и будет курировать группу молодых архитекторов — вместе они подготовят чертежи, карты и прототипы будущего проекта.

Петер Меркли
Петер Меркли в Никола-Ленивце. 2016 год

Ксения Аджубей,
куратор Образовательной программы арт-парка Никола-Ленивец:

«Для Никола-Ленивца существует фундаментальная проблема — приглашение кого-либо на эту территорию. Как правило, те перманентные объекты искусства, которые занимают в парке основополагающие позиции, строятся архитекторами, а не художниками. Они умеют работать с масштабом, который требует природа, и с тем, что называют site specific — то есть абсолютной интеграцией в контекст. Но таких архитекторов совсем немного, и среди них очень мало архитекторов-художников — тех, кто способен воплотить концептуальную, актуальную мысль через большой масштаб и контекстуальность. Это могут делать, например, Александр Бродский и Петер Меркли. У них достаточно много сходств, и они очень хорошие друзья. Но это не та причина, по которой мы его пригласили.

Для нас было очень важно то, что Петер — крайне чувствительный и творческий человек. Мы начали думать о нем на интуитивном уровне, потому что знали, что он глубокомыслящий архитектор, тесно связанный с пониманием искусства и с интеграцией искусства в свои объекты. И еще потому, что у него очень глубокий и долгостоящий интерес к интегрированию ландшафта в свои проекты».

В рамках образовательной программы Никола-Ленивца «Новое сельское / The New Rural» с 18 по 22 октября пройдет мастер-класс Петера Меркли в Никола-Ленивце. Его приезд и выступления поддерживаются Швейцарским советом по культуре Pro Helvetia Moscow, с которым парк активно сотрудничает последние несколько лет. Подробная информация — на странице мероприятия.

Помимо Никола-Ленивца архитектор выступит в понедельник, 22 октября, в архитектурной школе МАРШ. Вход по регистрации.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще