Одна из главных претензий к павильону этого года — его соответствие с рендерами. Как пишет архитектурный критик Guardian Кэтрин Слессор (Catherine Slessor), на рендерах сооружение напоминало скопление абстрактного вещества, которое нависает над парком. По ее словам, это выглядело очень в стиле health goth — мрачновато, современно и технологично.


© Junya Ishigami + Associates, Francesco Russo

Однако во плоти проект Ишигами производит иное впечатление. Это «волнистая горбатая крыша из толстых темных фрагментов шифера, поддерживаемая сетью тонких колонн-зубочисток». Из-за чешуйчатой кровли павильон столь отчетливо напоминает рептилию, что его тянет сравнить с «юным Годзиллой, восстающим из глубин».

«Каменные крыши — черта традиционной японской архитектуры, и идея превратить их в окаменелую кучу грязи явно понравилась Ишигами», — заключает Слессор.


© Alex Lentati

При проектировании Ишигами опирался совсем на другие референсы — в интервью он приводил аналогию c «большой черной птицей в дождливом небе над Лондоном». В некотором смысле критики с ним солидарны — еще один колумнист Guardian Оливер Уэйнрайт (Oliver Wainwright) начал свою статью о павильоне с фразы, что тот стоит на лужайке, «будто угрюмая ворона».

Досталось проекту и от обозревателя Architect’s Journal Роба Уилсона (Rob Wilson). Он обратил внимание на «уродливые» экраны из плексигласа, которыми из соображений безопасности перекрыто пространство. Кроме того, уверен критик, крыша станет приманкой для детей — они обязательно захотят по ней забраться, так как навес построен как продолжение ландшафта и «вырастает» из земли.


© Francesco Russo

В то же время Уилсон отмечает, что 61 тонна шифера «необычайно легка» и будто парит над лесом из тонких колонн. Архитектору Ишигами удалось соотнести свою постройку с британской погодой: когда в парке моросит дождь, опоры и свинцово-серый цвет кровли сливаются с окружением. По мнению критика, такое внимание к ландшафту делает павильон одним из лучших проектов последних лет.

Надо сказать, что павильон подвергся нападкам еще на этапе строительства, так как поначалу студия Ишигами не посчитала нужным платить стажерам. Одному из них, дизайнеру Адаму Натаниэлю Фурману (Adam Nathaniel Furman), пришло письмо, в котором были обозначены правила для интернов в студии Junya Ishigami + Associates.

Согласно этому имейлу, интерны работают по 13 часов в сутки 6 дней в неделю — с 11 утра до полуночи, с понедельника по субботу. При этом они обязаны использовать собственное программное обеспечение и компьютеры. Студия не готова помогать с визами для иностранцев, но, самое главное — она не собирается оплачивать их труд.

Неоплачиваемые стажировки — общее место для японских бюро, в то время как в Великобритании они вне закона. В свою очередь галерея Серпентайн заявила, что к работе над проектом не будут допущены сотрудники, которые работают бесплатно. Только после этого Ишигами согласился выплатить гонорары.