XX век стал веком гигантских потерь. Последствия большей их части мы переживаем до сих пор и каждый день — даже, порой, этого не замечая. Москва пережила революцию, НЭП, Вторую мировую, сталинский гигантизм, хрущевский бум, горбачевскую перестройку — и изменилась до неузнаваемости. А главное, что и в XXI веке продолжают происходить трансформации — пусть и не такие масштабные, но по-прежнему необратимые.

Чтобы пережить утрату, люди возводят в связанных с ними местах памятники и мемориалы. Утраченные же здания просто заменяются новыми — но что было бы, если и эти потери мы осмысляли иначе?

P.S. Михаил и Даниил — к слову, авторы концепции будущего музея Константина Мельникова во флигеле усадьбы Талызиных, — ни в коем случае не предлагают на месте всех сносов устраивать парки: в их графическом эссе это лишь художественный прием. Тем интереснее, что в случае Зарядья он совпал с реальным воплощением. Большие перемены, очевидно, ожидают город и после сноса всего самостроя. Что произойдет с освободившимися пространствами — их освоят или дадут возможность «одичать»? Будущее покажет.