Приняв активное участие в подготовке премии и конференции «Приметы городов» — специального проекта в рамках выставки АРХ Москва коммуникационного агентства «Правила общения» и сообщества Archipeople, куратором которого выступила Юлия Зинкевич, — редактор archspeech Юлия Шишалова совершила немало архитектурно-географических открытий. Например, вы знали, что в Краснодаре уже достраивается новый футбольный стадион, не имеющий никакого отношения к чемпионату мира 2018 года, зато сразу ставший заметной архитектурной достопримечательностью? Или что у Мариинки есть еще одна «приморская» сцена не где-нибудь, а во Владивостоке (Приморский театр оперы и балета, 2013 год)? А в старейшем русском городе Ярославле наряду с историческим центром, внесенным в список наследия ЮНЕСКО, в 2011 году открылся планетарий, абсолютно «космический» и снаружи, и внутри. 

Приметы городов

Приметы городов

И даже уже о довольно известных объектах — таких, как «Ельцин-центр», включенный нами в список лучших российских построек 2015 года, или шахматный клуб в Ханты-Мансийске, построенный по проекту Эрика ван Эгераата в 2010 году, выяснилось немало любопытных подробностей, поскольку на конференцию 19 мая 2016 года съехались авторы и инвесторы многих из них. Конференция состояла из нескольких сессий, одноименных с номинациями премии: в том числе «Лучшие идеи для городского развития» (где победил проект преобразований набережных озер Кабан в Казани), или «Новые курорты», где экспертное жюри и пользователи сайта единодушно признали лучшим Никола-Ленивец с его фестивалем «Архстояние». Но самой показательной, с нашей точки зрения, стала категория общественных зданий — причем именно в контексте разговора о новых приметах городов. Согласитесь: таковыми чаще становятся не жилые кварталы и не гостиницы или рестораны, а масштабные общественно-культурные, научные или спортивные сооружения. Читайте 6 мини-рассказов о подобных зданиях с подробностями «из первых уст».

«Ельцин-центр», Екатеринбург, 2015

Архитектура: Bernaskoni

Музейная экспозиция: Ralph Appelbaum Associates

Приметы городов

Исполнительный директор «Ельцин-центра» Вадим Науменко с модераторами на конференции «Приметы городов»

В этом проекте удивительно многое. И то, что для создания музейной экспозиции провели международный конкурс и по результатам привлекли серьезного на этом рынке игрока — американскую компанию, которая, в частности, занималась оборудование Еврейского музея толерантности и «перезагрузкой» московского Планетария. И то, что при этом, вопреки мировой тенденции в погоне за пресловутым «эффектом Бильбао» строить для современных музеев иконические шедевры, «Ельцин-Центр» решили разместить в офисно-торговом центре — типовом, прямо скажем, здании без каких-либо архитектурных изысков. Более того, его, заложенное 30 лет назад (как раз в преддверии 90-х), выкупили лишь частично — из 88 тысяч квадратных метров на сегодня центру принадлежит лишь четверть. По словам исполнительного директора Вадима Науменко, решающую роль сыграло удачное расположение — в самом центре Екатеринбурга, на берегу огромного пруда, который в этом месте образует река Исеть. Напротив — Дворец игровых видов спорта, где играют в любимый Ельциным волейбол, рядом — революционное в свое время здание обкома партии, построенное при участии Бориса Николаевича: сейчас здесь заседает правительство Свердловской области. А само офисно-торговое здание... как выразился Ткаченко, «вполне современно, но скучновато».

Приметы городов

Приметы городов

Приметы городов

Чтобы все же довести до соответствующего уровня архитектуру нового центра, привлекли амбициозного молодого архитектора Бориса Бернаскони, известного на Урале еще со времен проекта музея современного искусства в Перми. С тех пор Борис завершил минимум две заметных постройки — обе на территории нашумевшего иннограда «Сколково»: офисно-образовательный «Гиперкуб» и комплекс MATREX с атриумом в виде матрешки, на последних этажах которого, по слухам, спроектированы апартаменты для другого бывшего президента России — «идеолога» Сколково Дмитрия Медведева. Кстати, именно MATREX Борис Бернаскони по приглашению чилийского архитектора Алехандро Аравены прямо сейчас показывает в Венеции на XV архитектурной биеннале.

Однако вернемся в Екатеринбург. Как рассказывает архитектор, оказалось, что в столице Урала и правда особо негде строить. Зато можно, вполне в духе все той же венецианской биеннале о социально ориентированной архитектуре, использовать «скрытые городские ресурсы», превратив недострой местного архитектора Сергея Алейникова в пластически завершенное сооружение. Для этого Бернаскони «одел» торговый центр в новые фасады из перфорированного алюминия — только представьте этот эффект, когда в типичной модернисткой «коробке», пусть даже с башнями и круглой шайбой-атриумом, заменяют монолитный бетон на нечто визуально легкое и просвечивающее! Что это — намек на хрупкость и склонность обрушиться разом того, что еще вчера казалось незыблемым? Или дань моде на медиафасады, в которые, благодаря установленным под ними светодиодам, панели превращаются по вечерам?

Приметы городов

Приметы городов

Отдельно пришлось поломать голову с «шайбой» — неслучайно в мире не так уже много круглых музеев. Первыми осенило американских коллег: Екатеринбург — Урал — промышленность — энергетика — турбина. В результате в «турбину» превратился весь музей, с центральной смысловой осью, вокруг которой Бернаскони спроектировал лопасти-залы. Проходишь одну лопасть — и тебя снова выбрасывает в центр, на следующий виток и следующую лопасть. А в конце попадаешь в ту самую «шайбу» — огромный Зал свободы, где очень кстати можно наконец выдохнуть и начать приводить в порядок мысли и эмоции от увиденного. «Теперь мы и не представляем себе, что бы делали в квадратном здании, — говорит Вадим Ткаченко. — Наверное, все углы пришлось зашивать и делать снова круглое!»

Понятно, что гигантские инвестиции в «Ельцин-центр», в котором, помимо музея, есть детский и образовательный центр, галерея искусств и библиотека, — а это 7 миллиардов рублей, в том числе из федерального бюджета, — вряд ли когда-нибудь окупятся. Тем не менее, у администрации много планов — скажем, выкупить еще немного площадей и открыть музейные магазин и кафе. Или реализовать конкурсный проект открытой площадки — стилобата, авторами которого стали молодые архитекторы Иван Занчевский и Владислав Спицын: он называется «Президентский променад» и предусматривает мобильную сцену и систему пандусов, которая позволит обходить здание «Ельцин-центра» вокруг. Если построят — это будет лучший способ оценить архитектуру комплекса во всех возможных ракурсах, совершив символическое путешествие из 90-х в XXI век.

Приметы городов

Приметы городов

ТЦ «Бутон», ТЦ «Льдина», биотехнопарк «Кольцово», Новосибирск

Авторы проекта: архитектурно-конструкторское бюро «Кашин и Герасимов»

Реализация: ГК «Несущие системы» (Space Structures)

Приметы городов

Инженер-конструктор Алексей Кашин, директор ГК «Несущие конструкции»

Обескуражены тем, что в одну кучу «свалено» сразу несколько проектов? Скажем больше: их перечень далеко не полный. И у всех — одни и те же авторы и инвестор-подрячик: ровно 10 лет назад владелец сети аптек Денис Герасимов и инженер-конструктор Алексей Кашин решили не больше, не меньше, как изменить этот мир, начав с родного Новосибирска.

Сначала появилось кафе «Шарик» в виде стеклянного купола возле городского театра «Глобус», потом торговый-центр в форме бутона со стеклянными лепестками, биотехнопарк с прозрачным фасадом, еще один ТЦ под названием «Льдина», грани которого полностью оправдывают название... «Было желание вдохнуть какую-то жизнь в архитектуру, что-то такое живое передать. Соответственно, под это уже были придуманы конструкции», — рассказывает Алексей Кашин, нынешний директор ГК «Несущие конструкции». И вот, буквально на глазах сибирская столица науки превратилась в российскую столицу параметрической архитектуры. Стеклянной! Хотя еще 15-20 лет назад стеклянный дом в Сибири был недостижимой мечтой. А сегодня пожалуйста: в новосибирском стеклянном технопарке «Кольцово» прямо в столах растет мох, а вокруг — тропические леса.

Приметы городов

Впрочем, Новосибирском Кашин и Герасимов, как и обещали, не ограничились: сложносочиненными композициями самонесущих структурных ферм, заполненными стеклянными (или любыми другими) панелями, могут похвастаться Салехард и Тюмень, Нижний Новгород и Иркутск — даже, как выяснилось, Москва: за конструкцию фасада стадиона «Открытие Арена» («Спартак») полностью отвечали «Несущие системы». На вопрос, как же им удалось прорваться в федеральный проект, Кашин скромно отвечает: «Так в России аналогов не существует...»

И это истинная правда. Не вдаваясь в технические подробности, которые заслуживают отдельного развернутого материала, скажем, что новосибирские проектировщики и конструкторы придумали, во-первых, конструктив для перекрытия больших, более 60 метров, пролетов — в том числе в виде купола. При этом сборка занимает считанные дни при участии всего нескольких человек.

Приметы городов

Приметы городов

Приметы городов

Во-вторых, разработана цилиндрическая узловая система крепления алюминиевых ферм для создания так называемого «свободного фасада» сколь угодно сложной формы. Эту технологию как раз иллюстрируют «Бутон» (2012) и соседствующая с ним «Льдина» (2016). «Бутон» уже собрал немалое количество наград, но 11-этажная «Льдина» получилась еще грандиознее: ни один из 164 гигантских стеклоблоков, заранее собранных в собственном цеху из алюминиевых профилей и стеклопакетов, не повторяется. А монтировать их можно независимо от погодных условий (что для Новосибирска с коротким теплым сезоном важно) и не возводя строительные леса — прямо изнутри здания, быстро и без дорогостоящей техники.

Правда, на стоимости в сторону увеличения сказывается само использование запатентованных технологий «Несущих систем»: по словам Кашина, цена оболочки возрастает на 50-70% по сравнению с обычной. Однако сэкономить можно на рабочей силе и, кроме того, если говорить и торговых или офисных центрах, то, по словам партнеров компании, за необычный и привлекательный облик арендаторы с удовольствием доплачивают 10-20% сверх нормы — примерно такую же наценку делает ООО «Пересвет-М», сдавая площади в управляемом им московском офисном центре Dominion Tower (по проекту, на минуточку, самой Захой Хадид). «Чтобы стать свободным и создать форму, нужно как можно больше снять ограничений в конструкции, — объясняет секрет успеха говорит Кашин. — Мы научились нарушать существующие строительные нормы и создавать новые».

Приметы городов

Приметы городов

Приметы городов

Стадион «Краснодар», Краснодар, 2016

Авторы проекта: Speech

Другие участники: gmp international, ООО «Метрополис», Shleich Bergermann&Partners

Домашний стадион футбольного клуба «Краснодар» строится исключительно на частные средства: уникальный случай в российской практике, когда «кровно заработанные» тратятся на общественные интересы. Участок земли при этом, как водится, был выделен далеко не самый привлекательный. «Мы считаем, что есть архитектура средовая, а есть архитектура, которую можно назвать иконической, — поясняет Антон Павлов, генеральный директор архитектурного бюро Speech. — Стадион футбольного клуба „Краснодар“ — как раз такая доминанта, с пусть не унылой, но очень типовой архитектурой вокруг. И нам очень хочется, чтобы он стал местом социального отдыха, социальной активности краснодарцев. То есть — стал новой приметой этого города».

Приметы городов

Приметы городов

Приметы городов

Заказчик стадиона — Сергей Галицкий — попросил не предлагать ему чересчур бионических форм: «Он хотел, чтобы его будущий стадион был одновременно и современным, и классическим, — рассказывает Антон Павлов, — чтобы он жил и старел очень красиво, медленно — как коньяк, который с годами только набирает в качестве и цене». Концепт разработали вместе с компанией gmp: фасады овального в плане стадиона артикулированы членением вертикальными колоннами, облицованными натуральным камнем.

К разработке конструктива привлекли и других партнеров. «Помните, как профессор Преображенский говорил в „Собачьем сердце“: „Я должен оперировать, а в Большом театре должны петь и танцевать“, — продолжает сыпать цитатами и метафорами Павлов. — Так и у нас: мы собираем команду профессионалов, в которой каждый делает свое дело — на 101, а то и 102 процента. На этом объекте тоже удалось собрать прекрасных строителей, местных самородков в хорошем смысле этого слова, которые максимально качественно, в деталях работали и продолжают работать над объектом, вошедшим в финальную стадию».

О других интересных проектах спортивных сооружений читайте в номере speech: спорт

Шахматный клуб, Ханты-Мансийск, 2010

Автор проекта: Эрик ван Эгераат

Российское сопровождение: «Югорский институт развития строительного комплекса»

Приметы городов

«Группа поддержки» Эрика ван Эгераата на конференции «Приметы городов»: Екатерина Семихатова, Алексей Сафиоллин, Илья Петров

Голландский архитектор Эрик Ван Эгераат пытался работать с Россией на протяжении многих лет. Выигрывал в конкурсах, много чего начинал строить. Однако две единственные полноценные реализованные работы Эгераата находятся в Югре, в Сургуте и Ханты-Мансийске — торговый центр «Вершина» и Шахматный клуб. Небоскреб «Город столиц» в «Москва-сити» и Академия Сбербанка в Подмосковье не в счет, потому что с ними вышел большой скандал: отклонения от первоначальной концепции на выходе довольно велики. Впрочем, для звездного иностранного архитектора и два реализованных в России здания — настоящее достижение. И когда Эрика спрашивали, как ему это удается, он любил говорить, что другие просто недостаточно хотят.

Однако, как вспоминает Екатерина Семихатова, отвечавшая за PR-поддержку Эгераата на российском рынке, если бы не президент ассоциации Сургута Алексей Сафиоллин, который совершал «невозможные вещи», ни «Вершины», ни клуба не случилось бы. А ведь с Ханты-Мансийском история должна была быть, используя шахматную терминологию, «многоходовочной»: сначала мастер-план, потом развитие, строительство знаковой гостиницы и офисного центра... Но — турнир не успел состояться. «Меня сегодня попросили поделиться опытом работы с ведущим архитектором мира, — сообщил на конференции Алексей Сафиоллин. — И я хочу сказать, что это базируется не столько на правилах, сколько на принципе, что голые правила в этих случаях не работают».

Приметы городов

Приметы городов

В Югру Эгераат попал через конкурсы. К моменту победы в конкурсе на Шахматный клуб он уже начал строить в Сургуте «Вершину», а тут — Всемирная шахматная олимпиада в Ханты-Мансийске в 2010 году. «Безумно повезло, что губернатор — господин Филипенко, — рассказывает Семихатова, — разделял точку зрения, что необходимо для города сделать какой-то знаковый проект, который продвигал бы и регион, и город, сделав его известным во всем мире». В основу своей концепции Эрик заложил идею, что шахматы — это не просто игра ума, но игра ума на время. Хорошая архитектура — тоже игра на время, но немного в другом плане: в шахматах выигрывает тот, кто играет лучше и быстрее. А архитектура побеждает та, что играет лучше и... дольше: Эрику всегда хотелось сделать что-то на века.

Главной же идеей со стороны заказчика было создание необычного здания (с учетом климата данной части России), чья внешняя часть не дает и намека на то, что же происходит внутри. Алексей Софиоллин тоже использует шахматную аналогию: «Победа зависит не только от интеллектуальных способностей игрока, но и от возможности не раскрывать свои намерения до того момента, когда надо делать решительный ход. Холодная металлическая оболочка здания создает необходимый контраст с уютным деревянным интерьером».

Приметы городов

Приметы городов

К слову, интерьер комплекса полностью разрабатывала российская сторона. И чтобы внутри можно было забыть о почти круглогодичных морозах снаружи, архитекторы и применили в отделке так много теплого дерева. На площади 5000 кв. м разместились кафе, компьютерный центр, учебные классы и турнирный зал-трансформер на 128 мест. Парадокс же состоит в том, что, чтобы воплотить замысел автора, его пришлось полностью изменить.

«Самое интересное — это цинковая оболочка здания, — рассказывает главный архитектор проекта Илья Петров. — Мы сделали ее 3D-каркас и выявили целый ряд трудностей, с которыми бы неизбежно столкнулись подрядчики. Потому мы заранее поменяли конструктивную схему здания. Она существенно отличается от того, что первоначально было задумано, но именно это решение как раз и позволило реализовать оболочку в том виде, в котором ее придумал автор». К слову, в 2020 году в Ханты-Мансийске будет новая шахматная олимпиада — будет повод приехать и посмотреть, получилось ли у Эгераата, успевшего с тех пор обанкротиться, действительно построить «на века».

Приметы городов

Приметы городов

А если сумеете добраться до Ханты-Мансийска, то оттуда и до всех остальных «примет» недалеко. Вот-вот в Сургуте достроят Дворец искусств «Нефтяник» с уникальным для России стеклянным фасадом. В Новосибирске мы не упомянули концертный зал и технопарк в Академгородке. Еще один киноконцертный зал недавно достроили в Пензе, Воронежский камерный театр справедливо получил в номинации «Общественные здания» 1-е место в общем голосовании (экспертное жюри выбрало «Ельцин-центр»), а уж какие сейчас строят аэропорты! Так что жизнь есть и за МКАДом, и за Полярным кругом — с каждом годом новых «примет» на карте России становится все больше. И для отечественной архитектуры они все — одна большая Хорошая Примета.

Подробнее о проекте «Приметы городов» читайте здесь.