«Незамеченный авангард»: книга о Доме Обрабстроя в Басманном тупике

Центр авангарда на Шаболовке выпустил третью книгу из серии «Незамеченный авангард». Она посвящена одному из крупных экспериментальных проектов, которые строились в Москве 1920-х годов.

«Незамеченный авангард»: книга о Доме Обрабстроя в Басманном тупике

Каждая книга серии посвящена неисследованному, но выдающемуся зданию советского авангарда. В первых выпусках авторы подробно рассказывали об одном из «комбинатов массовой гигиены» — купальне-бане Рогожско-Симоновского района, а также о Даниловском Мосторге — витрине государственной торговли. В книгах подробно изучена не только архитектура, но и повседневная жизнь, связанная с этими зданиями.

Третий выпуск посвящен дому рабочего жилищно-строительного кооператива (РЖСКТ) «Обрабстрой» в Басманном тупике. Дом построен в 1931 году по проекту Василия Кильдишева — изначально автор не был известен, и его имя удалось восстановить в процессе написания книги. Здание относится к одному из образцов так называемого жилья переходного типа наряду с более известным Домом Наркомфина архитектора Моисея Гинзбурга.

Дом Обрабстроя в Басманном тупике
Общий вид дома. Фото © Ольга Алексеенко

Дом находится на Алексеевской соединительной железнодорожной ветке и высится на 9 этажей; он стал самым высоким конструктивистским зданием Москвы. В нем предусмотрено несколько типов жилья: ячейки общежития-коммуны, обычные квартиры и культурно-бытовые помещения для жильцов. Авторам книги не только удалось разобраться в непростой структуре здания, но и собрать архивные фотографии, чертежи и планы, а также собрать воспоминания жителей.

Авторами книги выступили Константин Гудков, Александр Дуднев, Александра Селиванова; фотографии Ольги Алексеенко, вёрстку делал Михаил Лоськов.

С разрешения издательства мы публикуем фрагмент, посвященный архитектуре здания.


Главный фасад

Симметричную композицию стометрового фасада Кильдишев разбил двумя эффектными вертикалями: тройной линией окон центрального подъезда и надписью «Обрабстрой» на чистом торце 6-этажного корпуса справа. Московское губернское управление строительного контроля, однако, предложило скорректировать проект, заявив, что «фасад имеет очень плоские и невыразительные формы при большой высоте». Сравнивая проектный вариант с реализованным, можно видеть, как добавленные позже детали превратили сдержанный конструктивистский фасад в образцовый пример европейского ар-деко. Круглые окна-иллюминаторы на башне по вертикальной оси здания, нюансная работа с вариациями балконных ограждений (глухие кирпичные и «корабельные» металлические) добавили дому тонкости. Предложенная суперграфика с названием дома не была реализована — к моменту сдачи Обрабстрой уже вошёл в состав РЖСКТ «Бауманский строитель».


План участка

Дом Обрабстроя в Басманном тупикеПостановка дома Обрабстроя на плане исторически продолжает существовавшие в 1910-е гг. проекты застройки участка крупными корпусами доходных домов Басманного товарищества с парадными фасадами на железную дорогу. В 1929 г. московские власти предполагали заключить её в тоннель, либо проложить проезд вдоль противоположного от Обрабстроя участка. Асимметричный угловой 6-этажный корпус дома Обрабстроя оформляет линию проектируемого проезда в сторону сада им. Баумана.

F-образный план учитывает прогрессивные взгляды на освещение и проветривание жилья — формируемая внутренними корпусами «гребёнка» открыта в сад им. Баумана, а пониженный 6-этажный корпус пропускает много солнца. Дворы дома проницаемы и проветриваются за счёт проезда под 9-этажным корпусом. На плане их легко сравнить с типичными для предыдущей эпохи дворами-колодцами дома Басманного товарищества. Чёрными фигурами обозначены планируемые к сносу деревянные и полукаменные дома.


План подвала и цокольного этажа

Дом Обрабстроя в Басманном тупикеЛишь в 1928 г. жилкооперация получила возможность тратить 5 % из сумм, ассигнованных на жилищное строительство на постройку культурно-бытовых учреждений — красных уголков, детских садов и яслей, других общественных помещений. В идеальных домах-коммунах, предлагашихся архитекторами авангарда на конкурсах, общественные блоки были нередко вынесены в отдельные архитектурные объемы и акцентированы, однако в реальности домов переходного типа социальная инфраструктура довольствовалась подвалами и цокольными этажами. Именно там в доме Обрабстроя были запроектированы зал собраний, комнаты для занятий, зал физкультуры и прачечная. Но уже очень скоро, с разворотом от построения нового быта к тотальной экономии, отношение к общественным помещениям в зданиях снова изменилось, и устройство клубов, магазинов, прачечных и т. п. в жилых зданиях перестало приветствоваться. Как подвал, так и цокольный этаж в доме Обрабстроя оказались заселены. Прачечная и котельная функционировали до капремонта в 1960-х.


1–5-й этажи

Дом Обрабстроя в Басманном тупикеС первого по пятый этажи располагались двух-, трёх и четырёхкомнатные квартиры. Очень часто такие квартиры могли заселяться несколькими семьями покомнатно (коммуналки, несколько семей в одной квартире).

Квартиры обращены на две стороны дома, поэтому обладают преимуществами сквозного проветривания. При этом жилые комнаты ориентированы в основном на солнечную юго-западную сторону. Квартиры имеют кухни, ванные и уборные, все со своими окнами (кроме квартир центрального подъезда), выходящими во двор. Всего на квартиры приходилось от четырёх окон в двухкомнатных до семи в трёхкомнатных. Обилие света и воздуха — важнейшая характеристика жилья 1920-х, решавшего, среди прочего, серьезную проблему профилактики дыхательных инфекций (включая туберкулёз) в условиях скученности населения.


6–7-й этажи

Дом Обрабстроя в Басманном тупикеСогласно пояснительной записке к проекту, «верхние этажи приспособлены под общежитие с системой отдельных комнат, выходящих в общий коридор с общими уборными, ванными, умывальниками и кухнями». С точки зрения концепции переходных домов, именно здесь должны были коммуной селиться более прогрессивные жильцы, уже поднявшиеся на уровень максимального обобществления быта.

В действительности «коридорная система заселялась членами кооператива, которые не могли себе позволить отдельную квартиру. Размещение в верхних этажах квартир и комнат экономкласса было обычным ещё для многоэтажных доходных домов, не все из которых имели лифты, поэтому последние этажи считались менее престижными.

Ячейки в этой части дома были одно и двухкомнатными. Коммунальные этажи выделялись на фасаде общественными балконами, которые находились на месте лестничных клеток на 6–9-м этажах в чётных подъездах, в 1950-х они были переделаны в обычные лестничные клетки. До настоящего времени сохранились выходящие на торцы корпусов окна для освещения и проветривания коридоров. Попасть в коридорные этажи можно было на лифтах 1-го, 3-го, 7-го подъездов или по лестницам подъездов нечётной нумерации. Можно сказать, что части дома с отдельными комнатами и коридорная система-коммуна были в определённой степени изолированы друг от друга.


8-й этаж

Дом Обрабстроя в Басманном тупикеПланировка общежития последних этажей сделана более компактной по сравнению с остальной коридорной системой. Кильдишев изменил шаг окон, поставив их тесно и равномерно. Фактически это одинаковые узкие жилые ячейки с одним окном. Последние этажи (8-й в главном и 9-й в высоком корпусе) отличаются и материалами стен, которые запроектированы из шлакоблоков или по облегчённой системе кладки А. Герарда, когда между кирпичными слоями закладывался слой «засыпки» (показаны серым цветом). Инженер А. Герард разработал свой метод конструкции стен ещё в 1829 г., но именно в 1930-е его изобретение переживает второе рождение в связи с запросом на максимальную экономию в строительстве жилья.


9-й этаж

Дом Обрабстроя в Басманном тупикеС начала 1920-х гг. советские архитекторы мечтали строить небоскрёбы. Высотные конструкции (до 13 этажей) можно было встретить повсюду: от утопических горизонтальных небоскрёбов Эля Лисицкого до реальных проектов конторских зданий — «Известий» Г. Б. Бархина и Госторга Б. М. Великовского. Однако в 1926 г. был утверждён запрет на строительство в пределах Садового кольца сооружений выше 6 этажей, в связи с чем уже в процессе постройки здания «Известий» и Госторга пришлось перепроектировать, отказавшись от высотных объёмов. Ограничивали возможности высотного строительства дефицит железа и бетона, отсутствие подъёмных кранов, использование деревянных перекрытий и сложности с организацией пожаротушения. Построенные в эпоху авангарда жилые дома не превышают по высоте 8 этажей. Исключениями, вероятно, являются лишь здание общества «Динамо» для НКВД (1931 г., арх. И. А. Фомин), имеющее башню в 14 этажей, и правительственный Дом на набережной (1931 г., арх. Б. Иофан). Несмотря на то что договор с РЖСКТ «Обрабстрой» был составлен на строительство здания в 7 этажей, правление запросило разрешение жилищно-строительного комитета Моссовета на «постройку дома 8–9 этажей» в сентябре 1929 г., когда проект был «уже составлен и материал завезён на участок». В качестве аргумента было указано, что «участок вполне допускает постройку 9-этажного дома».


Столовая, 6-й этаж, подвал

Дом Обрабстроя в Басманном тупикеВ 1930 г., когда капитальные стены были готовы уже на 75 %, в изначальный проект были внесены изменения. В боковом 6-этажном корпусе на последнем этаже на месте коридорной системы была запроектирована столовая с кухней, большим обеденным залом и буфетом. Одновременно в подвале был запланирован лeдник и другие помещения для хранения продуктов, которые должны были подниматься на 6-й этаж на специальном лифте, готовиться на кухне и выдаваться в столовой. Жители коммуны могли бы посещать столовую, не выходя на улицу, через коридорную систему 6-го этажа.


Разрез

В доме были запроектированы «междуэтажные перекрытия деревянные по железным балкам и несгораемые через каждые 4 этажа». На этом разрезе чёрным цветом показаны железобетонные перекрытия между подвалом и 1-м этажом, 4-м и 5-м, 7-м и 8-м. Дерево являлось надёжным и недорогим материалом для перекрытий, поскольку имеет срок службы, не уступающий другим материалам при условии гидроизоляции. Просторный подвал, который должен был стать важным общественным пространством дома, освещается через заглублённые окна с приямками.Дом Обрабстроя в Басманном тупике

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще