На что способны интерны? Опыт бюро WowHaus

Если в бюро с умом подходят к практике для молодых архитекторов, от этого выигрывают все стороны. Интернатура WowHaus — прямое тому доказательство. Именно интерны проработали концепцию по переустройству монорельса, которая попала в шорт-лист премии WAF.

На что способны интерны? Опыт бюро WowHaus

Линия монорельса в Москве стала одним из самых дорогих проектов лужковской эпохи. В 2004 году строительство шести наземных станций обошлось в 6,3 миллиарда рублей, и с тех пор мэрия разными способами пыталась интегрировать монорельс с транспортную систему города. Однако пассажиропоток с каждым годом уменьшался, и в 2017 году линия перешла в экскурсионный режим работы.

Затем московский Департамент транспорта заявил, что с 2019 года линию интегрируют в трамвайные пути. Ведущий архитектор WowHaus Анастасия Измакова вспоминает: «Олег Аркадьевич [Шапиро] узнал, что монорельс планируют разобрать, и дал нам ровно полдня подумать об этом». Стало понятно, что это интересная задача: вокруг много парков и нужно было создать место, которое выгодно отличается от окружения. Но дальше двух мозговых штурмов дело не пошло, так как архитекторы могли заниматься монорельсом только в свободное время.

Полноценная работа началась с приходом интернов. По сути, в WowHaus им отвели ту же роль, что и в других бюро: молодые архитекторы занимались тем, до чего не доходили руки у старших коллег. Но это были не второстепенные задачи вроде склейки макетов и подшивки альбомов, а самостоятельный, сложный проект.

Трансформацию ветки живо обсуждали в соцсетях, СМИ и на «АрхМоскве», а затем и вовсе номинировали на премию WAF — наряду с парком «Зарядье» и стадионом «Лужники». Мы выделили четыре шага, без которых этот проект был бы невозможен.


Шаг 1. Продумать систему


Интернатура в WowHaus длилась три месяца, с начала октября по конец декабря. Тем не менее этого оказалось недостаточно — финальные штрихи в работу вносили уже после Нового года.

Руководитель интернатуры Ирина Головицкая подробно описала archspeech, из каких этапов состоял проект. В самом начале ее подопечным рассказали об уже существующей идее: до начала интернатуры, в ходе самых первых обсуждений, архитекторы решили, что у монорельса будет спортивная функция — появятся беговые дорожки и площадки со снарядами.

Интерны выдвинули встречное предложение: превратить 5-километровую линию в висячий сад. Затем их поделили на две команды, которые параллельно развивали две концепции. В основе одной лежала идея непрерывной спортивной инфраструктуры, в основе другой — идея сада. Эти наработки показали Олегу Шапиро на промежуточной презентации, после чего он поставил перед интернами задачу: соединить две концепции в одну. Для этого архитекторы разбились на пары: по одному человеку из «команды спорта» и из «команды сада». Каждая пара работала над определенным участком монорельса.

Такая система неизбежно провоцировала конфликт интересов: «Психологически это было болезненно, так как интерны бились за свои идеи не на жизнь, а на смерть, — рассказывает Анастасия, — Но это очень обогатило проект. Каждый стремился реализовать в нем все свое самое любимое».


Шаг 2. Поработать «в поле»


В первый день интерны отправились на экскурсию по парку ВДНХ, который прилегает вплотную к линии монорельса. Отвечающий за развитие парка Илья Петрасов рассказал, как будут развиваться территории комплекса в ближайшие годы. Вечером эти сведения дополнила лекция краеведа Дениса Ромодина об истории Останкинского района. Выяснилось, что в годы застройки в Останкино не появилось ни одного общественного пространства, и местные жители до сих пор страдают от этого.

Wowhaus

На следующий день интернов ждала самая драматичная часть практики — экскурсия в депо монорельса. «Нас водили инженеры и другие люди, которые там работают. Они с очень большой любовью обо всем рассказывали — один из них гладил монорельс по колесам и говорил, какой у них уникальный состав», — описывает Ирина.

Там же с интернами встретился Дмитрий Степчков из ГУП «МосгортрансНИИпроект», который проводил исследования по монорельсу: «Ему было удобнее всего прочитать лекцию прямо в депо, — продолжает Ирина. — Естественно, он говорил о том, почему монорельс не выполняет своих задач, как его закрыть и что сделать взамен. А рядом сидели сотрудники депо и слушали это. Таким образом столкнулись два противоположных мнения: практическая выгода для города, основанная на данных анализов и расчетов, и гордость сотрудников. Но для интернов это полезно — воочию увидеть две разные точки зрения на объект».

«Столкнулись два противоположных мнения: практическая выгода для города и гордость сотрудников»

Wowhaus
Экскурсия в Депо московского монорельса


Шаг 3. Собрать статистику, провести анализ


После знакомства с местом интерны приступили к самой ресурсозатратной части — сбору и анализу данных. Анастасия и Ирина перечисляют, кто из сторонних консультантов присоединился на этом этапе: двое исследователей из консалтингового бюро «КБ23» — социолог Максим Любавин и экономист Константин Паливода; аналитик геоданных Вадим Кохтев — сейчас онт работает в «Яндексе». Он разъяснил, как работать с Big Data и использовать «большие данные» в городских исследованиях.

Wowhaus
Интерны в студии WowHaus. На переднем плане посередине ведущий архитектор Анастасия Измакова

С этими экспертами договорились работать еще до начала интернатуры. Позднее к ним добавлялись новые, порой неожиданные специалисты — например, Дмитрий Нестеренко, бывший хозяин крафтового бара. Его опыт оказался ценен, так как бар находился на периферийном районе, в Беляево. Также были организаторы городского фестиваля «Эскимо-фест» Алена Гетман и Андрей Стекачев — они рассказывали, как подготовка к массовому мероприятию выглядит со стороны организаторов: как они ищут площадки и на что обращают внимание при поиске, какие из этих пространств работают, а как нет.

Wowhaus

Прорабатывая спортивную часть, группа прослушала лекцию креативного консультанта Nike Александры Боярской: «Мы поняли, что хотим беговую дорожку, поэтому хорошо бы послушать профессионала, который по-человечески, с умом расскажет, какая структура нам нужна, — объясняет Анастасия Измакова, — Саша нам очень помогла, она не только популяризатор спорта, но и молодая мама. Она объяснила, что маленьких детей нигде нельзя оставить на время пробежки, и рассказала про западную практику — так называемые бэби-паркинги. Это когда ты можешь маленького ребенка отдать няне и отлучиться по своим делам. И мы на одной из станций запланировали такое пространство».

При всем разнообразии консультантов архитекторы отказались от соучаствующего проектирования — о потребностях жителей они узнавали в том числе через районные исследования «Механики Москвы». «Метод необходимо подбирать под задачу, — считает Ирина, — понятно, что двор в жилом доме или школу можно проектировать с применением партисипации. Для гигантского градостроительного проекта это может быть применимо, но есть и другие методы».

«Двор в жилом доме или школу можно проектировать с применением партисипации. Для гигантского градостроительного проекта есть и другие методы»

Wowhaus

Шаг 4. Презентовать проект

В конце января интернатура подошла к концу. Проект показали внутри бюро и опубликовали на сайте. Зимой большого резонанса он не вызвал — о работе начали писать спустя полгода, после того, как ее представили на «АрхМоскве». Вторая волна публикаций хлынула в июле, когда монорельс попал в шорт-лист WAF.

Wowhaus
Семь из восьми авторов проекта на «АрхМоскве». Слева направо: Жанна Галут, Федор Наумов, Константин Андреев, Дарья Голубева, Яна Смагина, Софья Естрина, Екатерина Аникина. Помимо них в команде работала Татьяна Черномашенцева.

У многих создалось ошибочное впечатление, что монорельс точно переделают по проекту WowHaus. Ирина рассказывает, что на почту бюро приходили письма от жителей Останкинского района: «Они писали что-то вроде: „Я готов проголосовать за ваш проект, где поставить подпись? Кстати, еще у меня есть одно предложение...“ Так что контакт с местными жителями у нас все равно случился, но уже когда был предмет разговора — концепция».

Архитекторы не претендовали на реализацию — они лишь показали один из идеальных сценариев для этого места. В бюро WowHaus это частая практика — доказывать себе и всем вокруг, что архитектура способна на большее, чем в нее закладывают изначально. Так было, когда делали проекты Крымской набережной, Площади Революции, Бульварного кольца, Фабрики молодежи. И кто знает — возможно, так будет и на этот раз.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще