В 2018 году журнал Icon назвал Амина Таху одним из самых «многообещающих и интересных молодых архитекторов» Соединенного Королевства. Большинству его имя ни о чем не скажет — он пока не успел примелькаться среди британских мэтров масштаба Ричарда Роджерса и Нормана Фостера. Амину 46 лет, 13 из которых он руководит собственной студией. До того он работал в нескольких известных бюро, в том числе Zaha Hadid Architects. Точно так же, как Заха, он стремится делать проекты, которые не вписываются в привычные стандарты и представления о современной архитектуре.

Жилой дом 15 Clerkenwell Close

2017 год выдался для Амина особенно плодовитым. Завершилось строительство сразу нескольких его объектов, среди которых был дом 15 Clerkenwell Close в Лондоне. В основе здания лежит глубокий синтез: оно объединило в себе не только две функции — офисную и жилую — но и массу уникальных решений, в том числе фасад из известняка и древние строительные технологии.

Как Амину Тахе удалось построить подобное здание в сердце британской столицы? Для этого он принял три решения:


Взять на себя больше ответственности


Архитектор в этом проекте уподоблен режиссеру, одновременно исполняющему главную роль на сцене. Он выступил не только автором, но и девелопером здания, а по окончании работ поселился в квартире на последнем этаже и перевез бюро в одно из офисных помещений.

В интервью Таха не распространяется о том, как ему удалось совместить роль архитектора и застройщика. Но важно другое: именно благодаря этому он сумел воплотить несколько смелых идей.


Не спешить


Работа над проектом заняла пять лет, и у архитектора было достаточно времени, чтобы глубоко вникнуть в контекст среды. В XI веке на этом месте находилось норманнское аббатство, но к 70-м годам XX века от него остались лишь руины и макет дороги.

Норманнские каменщики любили работать с известняком, использовали его для фортификационных и религиозных сооружений. Они знали, что сразу после добычи из карьера порода достаточно мягкая и ее легко разрезать на части; затем камень кальцинировали и использовали в строительстве.

По мнению Амина Тахи, подобный метод придает сооружениям больше целостности, но архитекторы об этом забыли «за вездесущим слоем облицовки поверх каркаса».


Реализовать


В результате появилось здание, в котором на первый план выходит самонесущая конструкция из цельных блоков известняка, вторящих церкви напротив. Последнюю попытку строить несущие конструкции из камня в Лондоне делали более 100 лет назад. И архитекторы просто не смогли найти местного поставщика — технология уже утеряна. Нужный карьер оказался во Франции, где смогли вырезать блоки из породы возрастом 600 млн лет: той же эпохи, что и камень в церкви по соседству с домом.

И хотя в XXI веке мало кому придет в голову делать такую сетку из цельных кусков известняка вместо стандартной облицовки плитами по каркасу, всё-таки есть и у такой технологии и преимущества. Представитель Webb Yates Engineers (компании, которая разрабатывала конструкции) утверждает, что такой фасад будет лучше вести себя со годами и экономит ресурсы на установку: резка камня займет меньше времени, а это снизит расходы на оплату труда. Важно отметить, что такая облицовка выгодна с точки зрения строительного процесса, но в целом не экономичнее других вариантов.

Критики встретили 15 Clerkenwell Close с восторгом: в одной из статей его назвали «поэтической медитацией на современные возможности добычи и строительства из камня», в другой — «авантюрным проектом», в котором детали «производят смелый и мощный эффект». Здание заметили не только в прессе: в 2018 году его признали одним из лучших жилых домов на региональном уровне, а потом удостоили и Национальной премии RIBA.


Как оставаться смелым с заказчиком?


Когда в игру вступает клиент, Амин Таха не пасует и продолжает внедрять экстравагантные методы. Жилой дом Barrett’s Groove тоже получился двухслойным: внешняя оболочка — из перфорированного кирпича, а скрытый за ней несущий остов собран из деревянных CLT-панелей. Главной деталью проекта стали большие плетеные балконы.

Жилой дом Barrett’s Groove

Все решения продиктованы уникальным творческим подходом Амина Тахи, но они ни в чем не идут вразрез с вопросами экономии. Заранее изготовленный мегакаркас из CLT-панелей снижает углеродный след здания, хотя это не стало решающим фактором в его пользу — главное здесь то, что конструкцию собрали всего за восемь дней и она не потребовала дополнительной отделки. В результате себестоимость одного квадратного метра составила 1991 фунт, при этом средние расценки на недвижимость в Лондоне начинаются от 10800 фунтов за квадратный метр.

По завершении строительства этот проект тоже ожидали почести: в 2017 году он вошел в шорт-лист главной британской премии по архитектуре — приза Стирлинга.


Что помимо наград дает такой подход?


Виртуозная работа с материалами и историческим контекстом позволила Амину Тахе выполнить несколько проектов реконструкции: офисные здания Golden Lane и Phipp Street и угловой магазин Upper Street. Архитектор не просто вернул к жизни каждую из построек, но и оставил в них собственный отпечаток. В Golden Lane это зубчатая отделка дверей и окон, в Upper Street — окна, вырезанные как бы в случайном порядке прямо поверх прежних «слепых» проемов. Привнесения находятся в балансе с памятью о месте, поэтому не воспринимаются как порча архитектуры.

Здание 168 Upper Street в Лондоне

К вопросам реставрации в Англии подходят с особой щепетильностью. Можно даже сказать, что работа с историческими зданиями — высшая степень доверия для британского архитектора. И Амин Таха это доверие по праву заслужил благодаря своему тонкому и вдумчивому подходу.