Мария Алессандра Сегантини

Мария Алессандра Сегантини — сооснователь и партнер бюро C+S. В 1991 году закончила Государственный университет архитектуры в Венеции (IUAV). В 1994 вместе со своим мужем и партнером Карло Каппаи основала в Венеции бюро C+S ASSOCIATI. На счету команды более 20 проектов по всему миру в области архитектурного проектирования, городской планировки, дизайна интерьеров и ландшафтного дизайна для государственных и частных заказчиков. Бюро является победителем нескольких архитектурных конкурсов и обладателем ряда наград. Среди них: Medaglia d’Oro dell’Architettura Italiana (2006 — секция «Образование»), AR AWARD (2008), премия имени Миса ван дер Роэ (2009), FarbDesign в Мюнхене и другие. Работы C+S работы были представлены на Архитектурной биеннале в Венеции и Венецианской биеннале, а также в Париже, Милане, Лондоне, Вене и других городах. В разные годы Мария Алессандра Сегантини и Карло Каппаи были приглашенными профессорами университетов Венеции, Феррары, Нью-Йорка, а также Массачусетского технологического университета (MIT).

Детский сад в Коволо. C+S

На наш интерес к теме детской архитектуры сильно повлияло рождение собственных детей. 

Мы начали размышлять о новой концепции пространства примерно 15 лет назад и, что называется, оказались в тренде. Как раз тогда в обществе стали происходить ощутимые перемены в смысле отношения к школам, и средние учебные заведения все чаще начали трактоваться и проектировщиками, и педагогами как своего рода маленькие города с публичными пространствами. В частности, нам в этом смысле очень близки идеи педагога Лориса Малагуцци, который считал, что окружающая среда — это «третий воспитатель» для ребенка, после родителей и собственно воспитателей детского сада. Он очень большое внимание уделял тому, что видит и чувствует ребенок в раннем детстве, считая его не только соавтором обучающего процесса, но и инициатором большинства проектов.

Детский сад в Коволо. C+S

С конца 1990-х годов мы начали активно участвовать в конкурсах на проекты комплексов для детей, и в одном из них победили, получив право построить детский сад в Коволо, небольшом городке провинции Венето. С этого началась наша постепенная и все более глубокая вовлеченность в детскую тему. Мне кажется, это вообще одна из самых ответственных типологий, ибо эти здания закладывают основу основ как личности, так и общества в целом, и я уверена, что качество архитектуры играет здесь ключевую роль. Это едва ли не самые ответственные проекты и с точки зрения экономики — ведь деньги инвестируются сразу в несколько поколений.

Будучи людьми, прошедшими традиционную школу с длинными коридорами и одинаковыми классами, мы решили, что лучше предоставить ребенку самому право решать, чем и с кем он хочет заниматься в данный момент. Мы убеждены, что эта модель гораздо перспективнее и что не нужно отделять детей разных возрастов друг от друга. Именно мышление в этом направлении принесло нам победу в конкурсе.

Детский сад в Коволо. C+S

Во всех наших проектах есть общее пространство, в которое «впадают» все более обособленные помещения. Нередко оно дублировано внутренним двором. В детском саду в Коволо этот двор, например, выстелен специальным мягким покрытием красного цвета — дети могут просто лежать на нем и смотреть на облака, наблюдать за птицами и т.д. Вообще цвет играет в проекте очень важную роль: фактически мы для каждого детского учреждения разрабатываем собственный цветовой код, благодаря которому даже очень маленькие дети могут ориентироваться в пространстве без помощи взрослых.

Детский сад в Коволо. C+S

В Коволо мы сделали вместо входной лестницы своего рода помост — очень простой, пологий, из натурального дерева, и каждое утро там раздается характерный топот десятков детских ног — я своими глазами видела, как дети ждут по утрам этого момента. Ведь что запоминается больше всего в детстве — звуки, запахи, цвета. Вот из этих простых слагаемых и собран проект детского сада. Он, кстати, очень успешен — все хотят водить своих детей именно сюда.

Почти все свои решения по этому объекту мы отстаивали с боем. Например, сама горизонтально ориентированная композиция здания, его распластанность по ландшафту и открытость навстречу природе вызывали у муниципалитета очень много вопросов. Администрация настоятельно предлагала нам сделать не плоскую, а двухскатную кровлю, и мы никак не могли убедить их в том, что этого не нужно. В конце концов мы изготовили макет здания с такой крышей, и они сами увидели, насколько странно это смотрится.

Школа в Понзано. C+S

Мэр очень боялся использовать бетон в качестве основного отделочного материала и многократно просил нас покрасить фасады в розовый цвет. И тогда мой муж и партнер Карло Каппаи пошел к нему и предложил: «Давайте мы реализуем проект в том виде, в каком мы его задумали, и если вам покажется, что он недостаточно яркий для детей, я за собственные деньги перекрашу его в розовый». Я тогда схватилась за голову: «Что ты наделал, мы разоримся!» Но Карло оказался прав: когда здание достроили, оно всем понравилось.

Те, кто пишут правила проектирования, пытаются регламентировать абсолютно все. Они уверены, что так они максимально обезопасят детей. Я отношусь к этим кодам как к хитроумному пазлу — его бесполезно ругать за сложность, его просто нужно собрать, и сделать это можно, только постоянно переосмысляя и по-новому интерпретируя нормативы. С любыми исходными данными можно изобрести что-то по-настоящему интересное.

Школа в Понзано. C+S

 

Школа в Понзано. C+S

При работе над проектом школы в Понзано мы очень активно вовлекали общественность. Я придумала историю про Алису и Белого Кролика, а замечательная художница Роберта Горни ее проиллюстрировала, и мы сделали шесть больших стендов — своего рода мини-выставку или комикс, в доступной и наглядной форме рассказывающие про участок, про здание, про то, почему оно спроектировано именно так, а не иначе. Я приходила с этими картинками к детям, мы садились в кружок, и я рассказывала им сказку про их будущую школу. На примере Алисы и Кролика я им показывала, как теплый воздух поднимается от земли, как работает естественная вентиляция и как экономится энергия. Так представление о разумно спроектированных инженерных системах, которое мы изучали в университетах, в этих детях оказывается заложено с первого класса — уверена, они будут более готовы, чем мы, строить мир, дружелюбный к природе.

Школа в Понзано. C+S

Визуальные связи в этом проекте играют очень важную роль: дети разных классов и возрастов могут видеть друг друга. Впрочем, это все-таки школа, здесь нужно учиться, поэтому сами классы мы выгородили частично непрозрачными стенами: примерно до высоты 1,3 метра они матовые, то есть когда ученики сидят, они не отвлекаются на то, что происходит в коридоре. Но как только урок заканчивается, они сразу оказываются в курсе всего, что происходит за пределами аудитории.

Школа в Кьярано. C+S

 

Школа в Кьярано. C+S

Делая школу в Кьярано, мы увидели, что коммуне остро не хватает общественных пространств и решили, что наше здание может исполнять эту функцию.Фактически мы разделили школу на собственно классы и публичные пространства, разработав сценарии, как последние можно использовать после уроков. Мне кажется, получилось очень в русле идей капитализма — здание максимально работает даже в тот момент, когда его основные «пользователи» делают дома уроки или видят седьмой сон.

Закрытая школа для особо одаренных детей Kite. C+S

 

 

Закрытая школа для особо одаренных детей Kite ("воздушный змей«)— это один из редких для нас проектов, который был заказан нам напрямую, а не по результатам конкурса. К нам обратился частный предприниматель — назовем его состоятельным философом — который мечтал (и до сих пор мечтает) построить в Италии сеть уникальных школ. Он хотел получить предельно инновационное и необычное здание, которое бы образовывало всех и во всем. Там даже в бассейне несколько зон, в каждой из которых температура воды разная, чтобы дети, плавая, изучали, как это — переходить из холода в тепло и обратно. Плюс есть теплицы, в которых дети могут выращивать овощи и фрукты, всевозможные лаборатории, творческие студии и игровые комнаты, собственная театральная студия. Эта школа рассчитана на три возрастных категории — от 1 до 6, от 6 до 10 и от 11 до 14. Здание имеет сложную кровлю в форме бумажного змея (отсюда и название всего проекта), которого словно притянули к земле.

Закрытая школа для особо одаренных детей Kite. C+S

Закрытая школа для особо одаренных детей Kite. C+S

Уникальность этого проекта и в его программе, и в том, что здание получилось с нулевым уровнем выбросов и потребления энергии. Там внутри почти нет стен, а где есть, они решены как панели конструктора Lego, из которых можно строить домики и целые города. В общем, такой немножко идеальный проект, который, тем не менее, удалось реализовать, причем в предельно сжатые сроки. И кстати, заказчик все еще полон решимости рано или поздно основать целую сеть таких учебных заведений в разных городах Италии.

Закрытая школа для особо одаренных детей Kite. C+S

Работу над каждым своим проектом мы начинаем с тщательного анализа бизнес-плана. И если честно, всегда в первую очередь думаем о том, на чем можем сэкономить без ущерба для качества проекта. Если можно не использовать утеплитель, мы его не используем, если можно не закрывать его, мы тоже этого не делаем. Конечно, мы всегда особое внимание уделяем местам и материалам, с которым дети непосредственно контактируют, но в отделке просто «для красоты» ни смысла, ни выгоды нет.

Закрытая школа для особо одаренных детей Kite. C+S

Мы всегда работаем в теснейшем контакте с заказчиком, максимально рассказывая ему о возможностях проекта, в том числе и гипотетических. Например, в Понзано проект изначально был масштабнее, мы предусмотрели также зрительный зал, и хотя в итоге его не реализовали, его можно достроить в любой момент. В общем, я бы сказала, секрет в том, чтобы находить баланс между возможным и необходимым, всегда оставляя пространство для дальнейшего развития. В конце концов, именно по такому принципу развиваются все наши города, а образовательные здания являются их точным отражением в миниатюре.

Итальянское бюро C+S основополагающим принципом своей работы считает «перевод на язык архитектуры многомерности окружающего мира».

Полную версию интервью читайте в #14: детям

Школа в Кьярано. C+S

Фото © Alessandra Bello, Pietro Savorelli, C+S Associati