Премию RIBA House of the Year вручают ежегодно с 2001 года. Претендовать на нее могут новые жилые здания или пристройки, которые спроектированы архитекторами и международными стипендиатами RIBA на территории Великобритании. В прошлом году победителем стал проект Lochside House британской студии Haysom Ward Miller Architects.

В лонг-листе премии 20 номинантов, каждый из них ранее уже получал какую-либо региональную награду RIBA. Мы изучили все проекты и поделили их на группы по ключевым особенностям.

Работа с ограничениями


При строительстве Earl's Court house (арх. Sophie Hicks Architects) стояла задача максимально повторить очертания двух гаражей, которые раньше стояли на этом месте. Дом априори не мог быть высоким, так что две спальни и ванные комнаты разместили в подвальном этаже.

House in a Garden (арх. Gianni Botsford Architects) — это одноэтажная пристройка на очень маленьком участке между несколькими домами и деревьями. Спальни разместили в подвальном этаже, отдав приоритет столовой и гостиной. Здание увенчано скульптурной медной кровлей со световым колодцем, который впускает внутрь еще больше света и воздуха.

Еще один вариант подземной планировки демонстрирует студия Tikari Works в проекте Pocket House. Скромную площадь дома расширили подвальным этажом с двумя спальнями и ванной комнаты. На том же уровне находится патио, за счет чего у жильцов не возникает ощущения замкнутого пространства.

Отсылки и цитаты


BPN Architects создавали проект Ghost House для клиента, который находился под впечатлением от архитектуры Тадао Андо (Tadao Ando) и активно участвовал в проектировании. Неудивительно, что главным материалом здесь стал необработанный бетон: из него выстроен простой прямоугольный объем с большими решетчатыми окнами.

Проект Secular Retreat создан Петером Цумтором (Peter Zumthor) и Mole Architects под влиянием Андреа Палладио. Швейцарский архитектор хотел, чтобы здание, как и палладианские виллы, обладало «мощным материальным присутствием». Добиться этого удалось с помощью долговечных материалов и методов строительства: так, основу дома составляет бетонная масса, залитая вручную слой за слоем. Капитальность и твердость здесь ощущаются почти физически.

«Зеленое» строительство


Lark Rise (арх. bere:architects) работает как миниэлектростанция и производит в два раза больше энергии, чем потребляет. Жюри отмечает, что этот проект позволит «радикально трансформировать архитектурные подходы к устойчивому проектированию».

Еще один номинированный проект bere:architects, Max Fordham House, также спроектирован с учетом «уcтойчивых» решений. Дом оснащен автоматическими изолированными ставнями, которые регулируют температуру в помещениях. Днем окна позволяют зданию нагреваться за счет солнца, а ночью обеспечивают 10-кратную потерю тепла.

Каждое решение, которое было принято при проектировании Hill House Passivehaus (арх. Meloy Architects), рассматривалось в контексте пассивной архитектуры и малого бюджета. Однако при всей практичности дом получился элегантным и сделан с большой заботой и вниманием к деталям.

Cork House (арх. Matthew Barnett Howland & Dido Milne & Oliver Wilton) — самый необычный из представленных здесь «зеленых» проектов. Конструкция полностью состоит из дерева и пробкового материала, за счет чего она практически не оставляет углеродного следа.

Связь с контекстом


Архитектура дома Restorative Rural Retreat for Sartfell (арх. Foster Lomas) максимально выгодно использует окружение. С одной стороны, массивные бетонные стены дарят жильцам чувство безопасности, столь необходимое в открытом пространстве. С другой стороны, большие вытянутые окна позволяют с комфортом любоваться пейзажами острова Мэн.

South London House (арх. Jonathan Pile) выстраивает успешные отношения с исторической застройкой, в том числе с соседней церковью XVIII века. Изучая контекст, архитектор нашел фотографию 1890 года и обнаружил, что раньше на участке находилась деревянная постройка. Она стала отправной точкой и прообразом проекта.

Черный бревенчатый дом Black House (арх. Dualchas Architects) построен на уступе и спускается вниз по скалам. Такой ход, с одной стороны, помог снизить присутствие архитектуры в ландшафте, с другой — позволил меньше взаимодействовать с дорогой, примыкающей к дому.

Просторный дом Hannington Farm (арх. James Gorst Architects) стоит в сельской местности и композиционно перекликается с окружающими его холмами.

Нестандартные планировки


Дом Green House (арх. David Sheppard Architects) вырастает из склона на берегу озера и взмывает над ним, будто трамплин. Чем ближе к воде, тем сильнее здание расширяется и тем выше потолки в помещениях. Самое высокое из них — гостиная с камином во фронтальной части здания, откуда открывается вид на озеро.

В проекте Stackyard (арх. James Boon Architects) архитекторы бросили вызов традиционной планировке, поменяв местами жилые и общие зоны. Спальни находятся на нижнем этаже, где окна выходят на глухую стену внутреннего двора, а кухня, гостиная и столовая — в мансарде с панорамными окнами.

Hampshire House (арх. Niall McLaughlin Architects) поделен на отдельные объемы, стоящие в шахматном порядке. Планировка в сочетании с панорамными окнами позволяет максимально охватить окрестные пейзажи.

Трансформация прошлого


House Lessans (арх. McGonigle McGrath) состоит из перестроенного амбара и нескольких новых блоков. Архитекторы сделали выбор в пользу простых форм и материалов по аналогии с окружающими сельскими постройками. Это не только создало цельный и сдержанный образ, но и помогло сократить бюджет.

Здание Nithurst Farm (Adam Richards Architects) на месте бывшей фермы и «очаровал, и бросил вызов» жюри. Автор проекта Адам Ричардс создавал его для себя и имел полную свободу действий. Дом построен на играх с масштабом: объемы этажей постепенно уменьшаются, образуя «лесенку», а в комнатах чередуется высота окон и потолков.

Проект Silver How (арх. Hall + Bednarczyk Architects) вырос на месте старой конюшни. Она относится к XIX веку, и при расширении этому обстоятельству уделили много внимания. Исторической постройке старались соответствовать в материалах, пропорциях и деталях.

Kenwood Lee House (арх. Cousins & Cousins) появился на месте двухэтажной английской виллы и представляет собой ее современную интерпретацию. Традиционный кирпич в облицовке сочетается с минималистичной винтовой лестницей, которая ведет в полностью остекленную столовую на втором этаже.