Издание поддержали бюро «Меганом», Музей архитектуры и Институт модернизма. Презентация состоится 21 октября в 18:00 в музее современного искусства «Гараж». С нее начнется программа «Дней Павлова», который пройдут в Москве с 21 по 25 октября.

Узнать о судьбе Леонида Павлова и посмотреть программу мероприятий в его честь можно в нашем недавнем материале.

Книга «Леонид Павлов»

Мы публикуем отрывок из биографической статьи Анны Броновицкой «Архитектор Леонид Павлов».

Один из сюжетов связан с архитектурой электронно-вычислительных центров, которым отводилась ключевая роль в косыгинском плане модернизации советской экономики. В 1960-х годах ЭВМ имели гигантские размеры, и для вычислительных центров, вмещающих до нескольких десятков таких машин, а также хранилища для перфокарт с информацией, требовалось разработать особую типологию. Эта задача досталась Павлову, по-видимому, благодаря успеху его проекта нового здания Госплана (1962 год, реализация — 1965–1969 годы). В 1966 году Павлов получил следующий ответственный заказ: спроектировать Главный вычислительный центр Госплана на Новокировском проспекте (теперь проспект Сахарова).

Задача построить архитектурную оболочку для электронного мозга страны вдохновила архитектора на создание одного из его лучших произведений и стимулировала развитие его философских представлений о природе архитектуры и законах архитектурной композиции. Начиная с 1966 года мастерская Павлова проектирует здания ВЦ ЦСУ22 РСФСР, Министерства сельского хозяйства, Министерства тяжелого машиностроения, Министерства внутренних дел, Мосглававтотранса, «Аэрофлота», Госбанка в Москве, вычислительного центра в Иванове. К той же категории зданий для ЭВМ относится Всесоюзный научно-технический информационный центр (ВНТИЦ) и Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ) — еще одна из наиболее удачных построек Павлова.

Книга «Леонид Павлов»

Проект ВЦ Совета Министров РСФСР (1990) стал последней работой архитектора. При том что проектирование вычислительных центров было для Павлова увлекательной творческой задачей, оно столкнулось с неразрешимым противоречием. Замедление темпа экономического роста во второй половине 1960-х годов вместе с упадком строительной отрасли, наступившим в результате перехода на стандартные строительные элементы, привело к тому, что нетиповые архитектурные проекты стали реализовываться очень медленно: спроектированное в 1966 году здание ЦЭМИ, например, было достроено только к 1978 году.

В то же время быстрое развитие электроники вызвало скачкообразное уменьшение размеров компьютеров. Замечательные проекты Павлова устаревали раньше, чем здания начинали использоваться по назначению. Вероятно, это больше, чем что-либо другое, укрепило его в мысли о том, что архитектура сооружения не может определяться его функцией и главное, о чем должен заботиться архитектор — это выразительный образ. Тезис «архитектура не функциональна», прямо противоречащий основному принципу конструктивистов, включая учителя Павлова Александра Веснина, стал одной из экстрем, остро сформулированных принципов архитектуры, которыми Павлов в 1970-х годах заявил о себе как теоретик.

Книга «Леонид Павлов»

Вторая важнейшая сюжетная линия в творчестве Павлова 1960–1970-х годов связана с градостроительством. Павлов был планировщиком-визионером. Уже в своем проекте Всемирной выставки он показал способность организовывать большие территории весьма нестандартным образом, используя особенности ландшафта (река становится основой построения композиции) и преимущества имеющейся транспортной инфраструктуры.

В составленных им генеральных планах подмосковных городов Мытищ и Долгопрудного, в конкурсных проектах планировки центра Москвы, Ульяновска, Хабаровска, в планах отдельных территорий — Новокировского проспекта, Нагатинской поймы, Пролетарского проспекта, Пушкинской площади, площади Белорусского Вокзала в конкурсных проектах реконструкции центров Берлина и Софии он проявляет себя настоящим модернистом, легко прощающимся с исторической застройкой, превращая отдельные памятники в композиционные акценты.

При этом он следует заветам советской школы градостроительства и формирует эстетически выразительные архитектурные ансамбли. Его привлекает сверхкрупный масштаб, он мечтает о мегаструктурах, которые бы складывались в подобие супрематических композиций. Лишь к середине 1970-х постепенно приходит осознание ценности существующей городской среды и необходимости тактичного диалога с ней. Павлов решительно разрезает город скоростными магистралями, причем их расположение — нередко диктуется не столько практическими соображениями, сколько художественной логикой композиции. Впрочем, прокладка магистралей в городах 1960-х считалась прогрессивной практикой в большинстве стран мира, а в Советском Союзе была еще и выражением надежд на расширение пространства индивидуальной свободы благодаря распространению легковых автомобилей.

Книга «Леонид Павлов»

Третье направление деятельности связано с участием в программе автомобилизации СССР, стартовавшей в 1966 году с подписания в Турине соглашения о закупке производственных линий компании «Фиат» для нового автомобильного завода в Тольятти. Павлову было поручено создать архитектурную инфраструктуру для автомобилей: всю шкалу от автомагазинов, бензозаправок, станций технического обслуживания и гаражей до мотелей, кемпингов и жилых домов для автовладельцев.

В 1968 году его вместе с начальником Главмосавтотранса отправляют в командировку по странам Западной Европы для изучения зарубежного опыта и закупки оборудования. Посещение Англии, ФРГ, Франции и Бельгии принесло множество новых впечатлений и подогрело амбиции — ведь в условиях плановой экономики при выполнении задачи государственной важности, казалось, можно достичь гораздо большего, чем в результате усилий отдельных, конкурирующих друг с другом фирм.

Книга «Леонид Павлов»

Павлова всегда увлекала работа с необычными типологиями, и он проявил немало изобретательности, проектируя разные по принципу устройства гаражи и автомагазины. С автомобильной тематикой связано одно из его главных произведений, СТОА (станция технического обслуживания автомобилей) на Варшавском шоссе в Москве — утилитарное сооружение, поднятое до уровня высокого искусства архитектуры, супрематическая «планита», приземлившаяся на окраине брежневской Москвы.