Книга «Ландшафт человека» Джеффри и Сьюзан Джеллико

Книга «Ландшафт человека» — программная работа Джеффри Джеллико, одного из самых известных британских мастеров ландшафтного искусства и автора более 15 научных работ по этой теме. Как истинный архитектор, Джеллико занимается проектами самого разного масштаба: от приватных садов до планировки зеленых зон целых городов. Инновационные идеи британца привнесли немало изменений в саму профессию ландшафтного архитектора. В том числе, именно он предложил сам термин «исторический ландшафт», впервые появившийся на страницах этой книги.

Книга «Ландшафт человека» Джеффри и Сьюзан Джеллико

«Ландшафт человека» Джеллико написал вместе со своей супругой Сьюзан. Не имеющая аналогов по объему, числу затрагиваемых вопросов и методике изложения, монография переиздавалась на английском языке несколько раз, а на русском языке впервые вышла в 2014 году благодаря многолетней работе неравнодушных любителей ландшафтной архитектуры.

Подробнее о создании книги мы попросили рассказать архитектора и ответственного редактора издания Илью Мочалова: 

Илья Мочалов

 

Илья Мочалов, ответственный редактор, ландшафтный архитектор, Председатель Правления РОО «МОЛА»

 

«Перед Вами труд большого коллектива волонтеров данного проекта, инициированного Региональной общественной организацией „Московское объединение ландшафтных архитекторов“ (РОО МОЛА), который стал реальностью благодаря поддержке Комитета общественных связей города Москвы в рамках программы „Молодежный ландшафтный форум“ и наших партнеров, сделавших возможным данное издание. Это уже второе издание, выпущенное в России РОО МОЛА. Книга „Форма и материя в ландшафтной архитектуре“ автора Кэтрин Ди была издана в 2013 году.

В 2015 году РОО МОЛА планирует к изданию перевод труда Яна Мак-Харга „Проектирование с природой“ (Ian McHarg, Design with Nature (1971), ставшего одним из классических текстов для всех профессионалов ландшафтных архитекторов».

Книга «Ландшафт человека» Джеффри и Сьюзан Джеллико

Книга разбита на две части. Первая часть «Формирования окружающей среды с доисторических времен до наших дней» рассказывает о ландшафтном искусстве от Карнака и Стоунженджа до 1700 года, ставшего условной границей между «старым» и «новым» мирами.

Во второй части книги под названием «Развитие современного ландшафта» речь идет об эпохе всемирного обмена идеями, который поднял ландшафтное искусство с уровня местного, бытового проектирования до современной концепции всеобъемлющего планирования. Заканчивается монография главой про мировые тенденции в ландшафтном проектировании, которую мы представляем вашему вниманию:

Мировые тенденции в ландшафтном проектировании в 1986 г.

<…>

Общественный парк появился только в начале XIX века. Он в той же мере отражает философию своей эпохи, как и церкви или общественные здания прошлого. Вместе с получившими распространение художественными галереями и музеями парк мог заполнить метафизический вакуум, возникший в эру технократии. Следуя опыту Германии в создании городских парков на месте национальных выставок (стр. 364), второй английский Национальный садовый фестиваль в Сток-он-Трент (701); координатор проекта Дж. Сэмворт) демонстрирует традиционную английскую концепцию возврата к природе, которую можно проследить со времен А. Л. Олмстеда, Хамфри Рептона и даже в более ранний период. Позитивное начало, классицизм, активно вторгается в спокойную гладь романтизма. Напротив, Парк Ла-Виллет в Париже, где проект архитекторов Чуми и Мерлини был предпочтен проекту Роберто Бурле-Маркса (стр. 307), стал поистине новаторским. Он наследует принципы французской классической планировки, основоположником которой являлся Ленотр. Эскиз показывает, как геометрический абстрактный замысел развивает образ пейзажа дальше, чем это было когда-либо до наших дней. Судя по аксонометрическому чертежу, 1984 г. (704), проект воплощает как минимум три совершенно новые идеи а план расположения растений (702, 703) демонстрирует, как элементы природы впишутся в эту геометрическую стихию. Сейчас парк находится в стадии строительства, и мы сможем полностью оценить его в реальности только через 20 лет.

Движение городов-садов зародилось в Британии, об этом рассказывается на стр. 345. Расцвета оно достигло в Милтон Кейнс, население которого по официальным данным в 1967 г составляло 250 тыс. человек, а спустя 19 лет в городе насчитывалось уже 120 тыс. жителей, что, несомненно, было прогрессом. Милтон Кейнс - город деревьев (стр.353; в свое время их было посажено 10 млн.) не может считаться образцом городского ландшафта, пока не вырастут все деревья. Город, очевидно, проектировался для людей, которые могут позволить себе иметь две автомашины, т.е., обладающих хорошим достатком.

Книга «Ландшафт человека» Джеффри и Сьюзан Джеллико

Концепция города была уникальной. Она отрицала высотные дома задолго до того, как предпочтение зеленому пейзажу стало обыденностью. Структурный план представляет собой волнистую сеть расходящихся дорог (705), обсаженных деревьями и оборудованных парапетами, чтобы обеспечить защиту богатой растительности в поселках с городской архитектурой, таких как Нит Хилл (706; архитектор Уэйланд Танли, ландшафтный архитектор Джофри Бодди). В отличие от деревень, автодороги не имеют названий, и потому из-за плотной стены деревьев путешественнику непросто определить, где он находится повсюду, за исключением просветов перед поселком (707). Ядром этого зеленого подчинённого ландшафту города является центр, очень неанглийский в своей монументальной осевой планировке, лишённый запоминающегося силуэта, но с торговым центром, построенным в классических пропорциях, и определенно самого большого из центров такого рода в Англии (708).

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПРОШЛО ТРИ СТАДИИ эволюции в освоении пространства, и новый Центр искусств в музее Гюльбенкяна в Лиссабоне (председатель доктор Хосе де Азередо Пердигао, архитектор Лесли Мартин, ландшафтный архитектор Эдгар Фонтес) знаменует собой переход к четвертой стадии. Когда человек оставил свою пещеру (первая стадия) и установил связь с враждебным окружением, его ранний дом был не более чем рукотворной пещерой с одним входом. Спустя столетия человек переселился в дом с застекленными и зарешечёнными окнами. Затем пришла третья стадия, когда ландшафт стал скорее другом, нежели врагом, а после изобретения отопительной системы и больших оконных стекол человек сломал барьеры между внутренним и внешним оформлением. Эта связь между домом, его содержимым и садом в течение долгого времени была чрезвычайно важна для японцев (135).

Современным западным образцом такого рода является музей «Луизиана» под Копенгагеном (366), где архитектура и решение ландшафта находятся в гармонии и где очень утонченное абстрактное искусство органично сочетается с природным пейзажем. Четвертая стадия представлена концепцией Центра искусств, единственным образчиком данного этапа ландшафтного искусства. План и разрез (710, 711) показывают место к северу от нынешних сооружений, строительство которых было завершено в 1979 г. Новый проект — это сложная работа по части объемных форм, которые в условиях ограниченного пространства одновременно оставляют ощущение «загадочности в глубине» (713), чувство пространства, уходящего в небо (712), и любовно преподносят предметы искусства в помещении музея, защищенного, но не ограниченного барьером водоема (715). Там предусмотрены театральная сцена (709) и детская площадка (714). Само место в целом создает почти метафизическое ощущение объема, в котором существует живое современное искусство.

Книга «Ландшафт человека» Джеффри и Сьюзан Джеллико

Подобно тому, как в эпоху Просвещения рационализм уравновешивался в сознании людей романтичностью природного пейзажа, так и в современном мире общество обратилось к экологии не столько ради сиюминутного отдыха, сколько потому что оно инстинктивно чувствует, что отсутствие понимания этой проблемы угрожает самой жизни. Ландшафтное искусство базируется на экологическом подходе, хотя корни его уходят глубоко в историю. Игровая площадка в парке Виктория в Лондоне (717, Отдел парков) - это композицией фантастических образов, здесь ребенок может отрешиться от учебного процесса, забыть о школе, в нём пробуждаются естественные желания, начинает работать воображение, возникают мечты о путешествиях в неведомые миры. Ту же роль играют животные в зоопарке Торонто (718). Кажется, будто они гуляют на свободе, хотя и находятся за оградой. Площадь зоопарк 750 акров, ландшафт богат и разнообразен. Животные сгруппированы в места имитирующих их естественную среду обитания. Вся территория разделена на шесть зоогеографических регионов. Хотя посетители и обитатели зоопарка находятся в непосредственной близости, и те и другие чувствуют себя вполне комфортно. Краткая экскурсия позволяет насладиться красотами природы, разнообразие романтических пейзажей заставляет забыть о сложных, далеко не всегда благоприятных климатических и географических условиях.

ПЕРВАЯ ВОЛНА интернационального стиля в архитектуре уже прошла. Однако она оставила понимание того, что ландшафтный проект со своей биологической основой и большой гибкостью лучше подходит для выражения и универсальных, и локальных, и индивидуальных черт. Международная федерация ландшафтных архитекторов была создана не только для того, чтобы стимулировать обмен идеями специалистов из развитых стран, но и чтобы подстегнуть развитие искусства ландшафта по всему миру. Стремление созидательного таланта к самовыражению безгранично. Эти слова можно в полной мере отнести к Джеффри Бава, получившему образование в Архитектурной ассоциации в Лондоне Он много путешествовал, но вернулся в родную Шри-Ланку, чтобы продолжать и развивать традиции этой древней страны. Среди его многочисленных работ есть план Лунуганги (719), его собственного дома. Данное сооружение является центральной частью большого ландшафтного проекта, включающего в себя «низкие холмы с каучуковыми, фруктовыми деревьями и кокосовыми пальмами. Внизу расположены рисовые поля, и все вместе окружено озером Деддува». У входа в дом (720) растет искривленное дерево. Вид из окон (721) представляет собой переосмысление традиций английской школы, с которыми архитектор хорошо знаком, но сам пейзаж показался бы европейцу необычным.

Книга «Ландшафт человека» Джеффри и Сьюзан Джеллико

ПРИДЯ К ВЫВОДУ что ландшафт для современной цивилизации не роскошь, а жизненная необходимость, мы понимаем, что недостаточно, если пейзаж просто радует глаз идоставляетудовольствие. Задача гораздо сложнее, необходимо выразить скрытый в глубинах подсознания «второй неведомый мир». Этого можно достичь опираясь на современное искусство, всегда оперирующее абстракциями, скажем прибегнуть к сюрреалистическим методам или сделать ставку на непривычные композиционные решения. Примером такого необычайного манипулирования формой служит кладбище Брион в Сан Вито в Северной Италии (архитектор Карло Скарпа). План (724) выполнен в форме буквы «L», комплекс огибает две стороны старого кладбища. Собственно гробница расположена в углу под навесом в форме моста. Чтобы добраться до неё, посетитель должен пройти мимо часовни и подойти к наполненному водой павильону (722), от которого, оглянувшись, он может увидеть гробницу, соединенную с павильоном каналом с водой (723). С рациональной точки зрения суть этого комплекса не поддается объяснению, но очень сильно воздействует на подсознание. Подобным образом в Амфискульптуре в Бедминстере Нью-Джерси, США (725, скульптор Беверли Пеппер) практическое использование форм менее постижимо, чем мистика абстрактного искусства. Цель «Потоков», в Оберлине, Огайо, США (726, скульптор Атена Тача) одного из наиболее впечатляющих сооружений, очевидна — погрузить мятежного человека в состояние, где он обретет душевный покой и пожелает обрести единство с природой.

КРУГ - один из самых значительных и таинственных из всех земных символов. В ландшафте он олицетворял высшую форму бытия, начиная с буддистской Мандалы (78) и кончая новым парламентским зданием в Канберре (728, архитекторы компании Митчелл-Гиургола). Эти два круга возникли независимо друг от друга. Внутри их окружностей воплощены противоположные философские концепции мира: духовная и материалистическая. Историческая Мандала - это метафизическая модель космоса с Буддой в центре, которого поддерживают четыре мифических будды. Австралийская Мандала выражает рационалистическую идею, в центре развевается огромный национальный флаг, его “поддерживают” мужчины и женщины, которые работают в здании внизу. Одно статично и вечно, другое динамично и эфемерно. Архитектор утверждает: “Нашей целью было перенести мифы и символы на почву геометрических схем и показать, что парламент - это квинтэссенция нации”. Хотя данное утверждение, кажется, противоречит хронологической последовательности, ведь, как правило, именно миф создает форму, тем не менее, именно круг определяет содержащееся внутри него. Строительство круга на вершине холма, показанное на виде с южной стороны (727), будет господствовать над городом и далее над всем континентом.

Книга «Ландшафт человека» Джеффри и Сьюзан Джеллико

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще