Книга «Большие города и духовная жизнь»

Исследователь Георг Зиммель — первый, кто превратил социологию в «науку о сегодня». Изучая дух времени, он старался передать его через повседневную жизнь человека: потребление, моду, туризм. В воззрениях Зиммеля особняком стоит большой город, ставший для него квинтэссенцией современной жизни.

Книга «Большие города и духовная жизнь»

Представления Зиммеля о современности в полной мере описаны в книге «Большие города и духовная жизнь», которая вышла в издательстве Strelka Press. Для ознакомления с изданием мы выбрали главу «Берлинская промышленная выставка», где Зиммель касается в частности и роли архитектуры.


Берлинская промышленная выставка


У всемирных выставок есть та особая привлекательность, что они образуют сиюминутный центр мировой культуры, что труд всего мира собирается в их узкие границы, чтобы предстать как на одной картине. Здесь же, наоборот, один-единственный город охватил всю совокупность культурных видов деятельности. Представлены все без исключения типы значимых продуктов, и хотя материалы и формы их собраны со всего мира, все же свою окончательную форму они обрели здесь; каждый из них именно здесь превратился в целое. Тут становится совершенно ясно, чтó значит «мировой город» и что Берлин, как бы там ни было, таковым является: это город, которому весь мир поставляет материалы для его работы и который их превращает во все значительные формы, встречающиеся где-либо в современном культурном мире.

Книга «Большие города и духовная жизнь»
Открытки с Берлинской промышленной выставки, 1896 г.

Возможно, в этом отношении Берлинская выставка — совершенно уникальное явление; возможно, еще никогда прежде не было показано с такой наглядностью, как легко форма современной культуры позволяет уплотненно собрать ее в одном месте, причем не путем механического своза всего в одну точку, как это делается на Всемирной выставке, а путем собственного производства, посредством которого один город демонстрирует себя как отображение и эссенция промышленных сил всего культурного мира.

Весьма интересно с точки зрения истории культуры проследить формирование своеобразного стиля этой демонстрации. Наиболее отчетливо тут проявляется специфический выставочный стиль в постройках. Совершенно новое соотношение прочности и недолговечности по необходимости господствует не только в скрытой структуре, но и в том, по поводу чего можно выносить эстетические суждения.

Книга «Большие города и духовная жизнь»

Книга «Большие города и духовная жизнь»
План и вид сверху

Поскольку материал и его внутренние технические условия получили вполне гармоничное выражение во внешнем оформлении, одно из последних и глубочайших требований всякого искусства выполнено. Большинство построек, в особенности само главное здание, в полной мере носят характер творений, обреченных быть недолговечными; и поскольку этот характер проявлен в них не вызывающим сомнений образом, они абсолютно не кажутся непрочными. Ведь впечатление непрочности возникает лишь там, где недолговечное должно удовлетворять претензиям на постоянство и прочность.

В выставочном стиле фантазия архитектора освобождена от этого требования и вольна смешивать элегантность с достоинством в самых своеобразных пропорциях. Сознательный отказ от монументального стиля породил здесь совершенно новые позитивные художественные решения. Если в принципе смысл всякого искусства заключается в том, чтобы в недолговечном материале воплотить вечность форм, и если именно в архитектуре в принципе идеал долговечности стремится к своему осуществлению и выражению, то здесь прелесть и аромат недолговечности образуют свой собственный стиль, и тем более характерно, что использован для этого материал, который кажется рассчитанным на неограниченную долговечность.

Книга «Большие города и духовная жизнь»
Телескоп на выставке в Берлине

И в самом деле, архитекторам нашей выставки удалось достичь того, что эту противоположность историческому идеалу строительного искусства зритель воспринимает не как нелепость и отсутствие стиля, а лишь как одно из тех явлений, когда в процессе развития смысл последней достигнутой точки акцентируется только на фоне точки исходной, словно бы имеющей иной цвет, и хотя кажется, что последняя точка представляет собой отказ от первой, на самом деле она стоит с нею в одном ряду.

С архитектурной стороны, данная выставка маркирует, возможно, кульминационную точку того, чего выставочный принцип достиг на сегодняшний день в эстетическом творчестве.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще