«Как сделать лучше, а не дороже»: благоустройство

В рамках совместного с международной выставкой MosBuild проекта «Жилье. Как сделать лучше, а не дороже» мы изучаем ситуацию с жилищным строительством и благоустройством, которая сложилась в России. Своим опытом делятся кураторы региональных проектов МАРШ Лаб Михаил Шатров и Филипп Якубчук.

«Как сделать лучше, а не дороже»: благоустройство

Михаил Шатров: «Комнатушка рядом с Эйфелевой башней стоит гораздо дороже, чем такая же в Бутове» — это слова ижевского девелопера Дмитрия Данилова. Цена недвижимости разная потому, что разная среда: культура, визуальное разнообразие, впечатления и сервис, который находится в пешей доступности. В МАРШ Лаб мы расширяем термин «благоустройство» и говорим про среду в целом. Просто красивая лавка не сделает ее более качественной.

Филипп Якубчук: Круто, что разговор начинается с понятных всем вещей: комнатушка, лавка. Но так ли они понятны? Лавка сделает среду более качественной, если она разумно поставлена и подобрана. А разумно поставить лавку — это целое дело со множеством вводных, от которых зависят ее дизайн, материал, степень эргономичности, освещение в ночное время, целесообразность мощения и так далее. Сколько стоит лавка, во что обойдется ее годовое содержание, и сколько лет она прослужит? Это уже экономический аспект. И вот установка одной лавки становится целой наукой со множеством тонкостей.

М.Ш.: Принято разделять проектирование жилья и благоустройство: одно — квадратные метры, второе — детские площадки. Но среду создает и то, и другое. Улучшать качество среды — абсолютно коммерческая задача. Раньше девелоперов волновало только то, как найти оптимальное архитектурное решение и выстроить продажи; вскоре им всем придется делать страшное — вовлекать жителей в создание продукта.

Ф.Я.: Еще до постройки дома нужно будет взаимодействовать с потенциальными покупателями как с сообществом, помогать этому сообществу образоваться и самоорганизоваться. В ближайшем будущем покупатели будут выбирать не только квартиру и местоположение, но и соседей. В Европе это норма, и у нас вот-вот станет нормой. Это требует совершенно другого взаимодействия с целевой аудиторией.

М.Ш.: Девелоперу, по большому счету, все равно, что строить, — главное, чтобы покупали, — и здесь встает вопрос коммуникации с потребителями. Если ее нет, то нет и разнообразия.

Ф.Я.: Некоторые девелоперы уже попробовали, у кого-то начинает получаться, но успешного прецедента, который бы перевернул рынок, пока еще нет. Кто-то будет первым.

Про Ижевск и скверы


М.Ш.:
Ижевский девелопер Дмитрий Данилов пригласил нас провести воркшоп, чтобы придумать, как будет выглядеть клочок земли в центре города — заросший пустырь у городской администрации, обнесенный забором последние лет тридцать. Мы приехали и вместе с местным сообществом «Живые города» начали вовлекать людей. На первое общественное слушание многие пришли, чтобы с нами воевать. Люди никогда не пользовались этой территорией, но требовали оставить всё, как есть, опасаясь, что на пустыре воткнут торговый центр или многоэтажку. Важно было переключить их с негативной повестки на позитивную.

Ф.Я.: Годами накопленному недоверию мы решили противопоставить полную открытость всего процесса проектирования и строительства, а также намерение действительно учитывать мнение горожан. Мы вышли с чистым листом, в нашем распоряжении было только исследование территории — его обсуждение помогло нам составить более подробное и полное представление о месте. На первых слушаниях люди от этого еще больше насторожились, подозревали подвох — ведь, если нет проекта, возможно, его скрывают.

М.Ш.: В результате один квадратный метр сквера в Ижевске, который мы назвали Открытым садом, обошелся в 2300 рублей. За такие деньги даже асфальт не кладут. Все базовое благоустройство сделал застройщик, а остальное — мы своими руками вместе с архитекторами и горожанами во время воркшопа. После открытия в сквере десять дней шел фестиваль, на который собрался почти весь город. За первые три месяца работы сквера площадью всего 0,7 га в него пришли более 40 000 человек. Если бы девелопер решил рядом построить дом, все бы точно захотели в нем жить.

По итогам трех воркшопов МАРШ Лаб в Ижевске сформировалось местное сообщество, которое называется «Люди делают место». Запросы жителей оказались выше, чем базовое благоустройство, и, когда выяснилось, что проект сквера превысил бюджет на восемь миллионов рублей, «Люди делают место» собрали недостающую сумму краудфандингом за полгода.

Сквер «Открытый сад», Ижевск © МАРШ Лаб

Про доверие и коммуникацию


Ф.Я.: То, что меценаты пожертвовали на общественное пространство суммы от ста до миллиона рублей говорит о высокой степени доверия к проекту людей с самыми разными возможностями. Оно стало возможным благодаря открытости и личной включенности ижевских общественников. Вовлеченность общественников — это решение, приносящее деньги в проект. Классно, что каждый меценат теперь может прийти в сад и увидеть свою лепту.

М.Ш.: Принято считать, что если разговор зашел про качественную среду, то значит обязательно нужно что-то построить. На самом деле самое крутое проектирование — включить в процесс людей и создать работающий механизм, в котором власть, бизнес и горожане станут единой горизонтальной гибкой системой, будут сами принимать решения и реализовывать их. Мы предлагаем им широкое меню опций, а потом их выбор логически выстраиваем в проект.

Ф.Я.: Качественная коммуникация между всеми участниками процесса создания общественных пространств рождает саморазвивающуюся систему, которая генерирует качественную среду вокруг. Если верно наладить эту систему, качественная городская среда начнет самораспаковываться из этого ядра здоровой коммуникации. Поэтому национальный проект «Комфортная городская среда» — это больше, чем лавочки и дорожки. Это новые отношения между людьми в масштабах страны. Это развитие социального капитала, который со временем даст и экономический эффект.

М.Ш.: Когда люди в регионах могли влиять на среду, в которой живут? Такого никогда не было, нам всегда говорили, как надо.

Ф.Я.: Скажем, такого не было в недавнем прошлом, и хорошо было бы изучить, как этот вопрос поднимался, например, до революции, как влияли на городскую среду развитые тогда местные общины? Но так или иначе долгое время мы в наших городах ничего не решали, и никто из живущих не помнит, что было по-другому. Во всяком случае, систематически.

Про моногород Сатку


М.Ш.:
Все непривычное пугает. У МАРШ Лаб был воркшоп в Сатке, в моногороде на Урале, в котором между домами вырыта бездна — магнезитовый карьер 1500 на 1200 метров. Сначала горожане сказали, что им нужна детская площадка, хотя их там и так много. Вместо этого мы предложили сделать площадку для взрослых, потому что заметили в Сатке много мужчин-пенсионеров, которым некуда податься.

Мы решили поставить во дворе гриль, антивандальный, со столом, вполне удобным, чтобы сидеть, но неудобным, чтобы засиживаться. Властям идея с барбекю категорически не понравилась: они опасались, что обстановка вокруг будет накаляться. В итоге мы их уговорили, и гриль появился. Что произошло дальше? Жители сами выгнали сомнительных личностей, которые начали было туда подтягиваться, и стали дальше благоустраивать двор так, как сочли нужным. Возможно, визуально получилось не так красиво, как в журналах, но это вообще не важно. Наша задача — не создать что-то выдающееся с точки зрения архитектуры, а сделать так, чтобы люди присвоили себе место. Это совершенно другой процесс проектирования.

Проект МАРШ Лаб в Сатке © МАРШ Лаб

Ф.Я.: Порой мы в большей степени проектируем отношения между людьми, чем объекты. Города, кстати, тоже результат договоренностей горожан. Город настолько удобен, успешен и красив, насколько качественно горожане договорились между собой. Идеальный результат для нас — это когда мы даем импульс, а дальше все работает без нас. Поэтому МАРШ Лаб — это, прежде всего, образовательный проект. Мы передаем компетенции на места, чтобы горожане, включая экспертов, власти и бизнес, могли успешно действовать самостоятельно, привлекая нас лишь в исключительных случаях.

М.Ш.: В России умеют выстраивать границы — от оград на кладбище до штор на окнах. Все, что за границей, нас не особо интересует, нам важно только то, что внутри. Девелопер, когда строит квадратные метры, как правило, мыслит только внутри своей территории, хотя рядом тоже его среда, просто она за пределами физических границ. Качество среды вырастет, если выходить за рамки участка и привычного процесса проектирования.

Ф.Я.: Главные заборы — у нас в голове, и один из самых высоких — недоверие к другим, нежелание обсуждать трудные городские вопросы со всеми заинтересованными сторонами. Недоверие разделяет участников процесса и оставляет каждого наедине с непосильной проблемой, которая может быть качественно решена только слаженной работой всех горожан. Налаживанием такой работы в городских проектах и занимается МАРШ Лаб.

Михаил Шатров и Филипп Якубчук примут участие в дискуссии «Капитализация урбанизма. Есть ли она?» на архитектурном форуме «Жилье: тренды и вызовы», который пройдет в рамках международной выставки MosBuild 4 апреля.

Для читателей нашего сайта действует промокод mbw19iHEPC, позволяющий получить бесплатный электронный билет на выставку MosBuild. Чтобы воспользоваться им, перейдите по ссылке и выберите промокод как способ приобретения билета.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще