— На протяжении года вы курировали студентов одной из четырех проектных студий, которые в программе называются вертикальными. Можете объяснить, что это такое?

— Вертикальная студия означает, что студенты первого и второго года магистратуры учатся вместе, в одной группе. Они все распределяются по четырем студиям, и получается примерно так: половина студентов — первый курс после бакалавриата, а у вторых уже диплом. Это новая система, и я не буду давать ей оценку, потому что мне не с чем сравнивать. Мы до этого не преподавали в МАРШе.

— Вы же до этого не преподавали?

— Почему? Преподавали. В МАРХИ у нас были отдельные дипломники и первый выпуск магистратуры, плюс были разные короткие воркшопы в Москве. В Политехническом институте Милана мы преподавали вместе с Юрием Григоряном. Но то были небольшие студии, которые длились недели три. А так, чтобы группу взять на год, — да, это было в первый раз.

— А как вы пришли в МАРШ? Как придумывали программу своей студии?

— Мы очень часто возвращаемся к теме городской или локальной идентичности, и для нас было естественно взять нашу любимую тему. Во-первых, мы в ней уже что-то понимаем. Во-вторых, мы всегда хотим ее продолжать. Чем хорош МАРШ? Там нет устоявшегося состава, который десятилетиями делает одно и то же. Постоянная ротация преподавателей, привлечение новых сил дает приток новой и, главное, разнообразной энергии. Поэтому, когда мы пришли в МАРШ, то решили попробовать показать студентам, как работает поиск ярких идей. И это самое главное, чему мы пытались их научить, потому что, учитывая ту самую ротацию, другим важным вещам их научит кто-то другой. Так темой для исследования стал «город».

— В чем на ваш взгляд была главная сложность для преподавателей и студентов?

— Самый сложный момент программы — это сцепка исследования и выхода на проект. Редко бывает, что ты последовательно изучаешь вопрос и прямым путем выходишь на какую-то завораживающую мысль. Мы пытались придумать, как не выйти в какую-то очевидность.

— Расскажите, как происходил отбор в студии? Студенты заранее знали программу и шли в конкретную студию, или был какой-то кастинг по портфолио?

— Нет, выбирали не мы их, а они нас. То есть, это не по портфолио. В начале года было представление четырех студий перед всем курсом, и студенты записывались, кто куда хотел пойти. У нас не было выбора.

— По итогам студии вы выпустили книгу «Московские странности», где собрали все тематические исследования. Эта книга была обязательным условием программы или скорее личной инициативой?

— Эта книжка была сделана для АРХ Москвы, поэтому мы собрали короткое «саммари» всего материала, чтобы сделать каталог выставки. Но то, что каждый студент делал книгу по итогам своего исследования, — да, это была наша инициатива. Оформление исследования в продукт — в книгу — важный навык. Это помогает «устаканить» в голове что ты сделал и продемонстрировать другим. И форма приятная. Поэтому отчет об исследовании, который требуется по программе, наши студенты сделали в виде красивой книги.

 

При выборе тем исследования кураторы Nowadays ограничили студентов территориально — пределами Садового кольца. arch:speech выбрал три проекта, которые показались редакции наиболее интересными.

 

Собирательный образ высотки

Автор: Александр Гаприндашвили

На этапе предпроектной подготовки, в первом семестре, Александр Гаприндашвили исследовал тему авторства и эффектов, на которые готовы идти архитекторы, чтобы вписать свое имя в историю. За основу он взял самые характерные части московских высоток — шпили и арки, которые стали основой его проекта. Но в дипломе высотка Александра не копирует что-то одно: она похожа на все одновременно и ни на что конкретно. По мнению автора, только такое здание способно по-настоящему передать характер города и разделить московскую страсть к тому, чтобы впечатлять.

Формирование собственного архитектурного языка в процессе обучения — случай достаточно редкий, и за это ректор Архитектурной школы МАРШ Евгений Асс отметил этот проект особенно.

 

Аллея звезд

Автор: Арман Наджарян

По словам кураторов, Арман Наджарян пришел к ним с уже готовой темой. Он заметил, что почти половина участников рейтинга самых уродливых зданий Москвы, находитcя на проспекте Сахарова. При этом на самом проспекте и его перекрестках много сильной авторской архитектуры: здание Центросоюза Ле Корбюзье, Главный вычислительный центр Госплана Леонида Павлова, Наркомзем Алексея Щусева, рядом с которым реализуют проект Вини Мааса, основателя MRDV. Однако в целом улицу можно считать чередой провалов: и общего градостроительного (ее функция магистрали так и не была реализована), и множества частных (архитекторам не всегда удавалось здесь осуществить задуманное).

По мнению Армана Наджаряна, на таком проспекте должен появиться монумент свободному художественному жесту в архитектуре. В своем дипломном проекте, он поставил здание на условный пьедестал авторского эгоизма, обозначив и связь, и границу частей большой улицы.

 

Праздничный апогей

Авторы: Майя Рожновская, Маргарита Сагарьян

Праздник — единственная тема, где из-за объема кураторы разрешили студентам, Майе Рожновской и Маргарите Сагарьян, объединиться и сделать одно исследование на двоих. На этапе проекта они разделились.

Майя Рожновская сделала свой проект про временные праздничные гуляния. Традиционному городскому благоустройству она предложила альтернативу — передвижной балаган, который будет постоянно перестраиваться и обновляться своими же пассажирами, а запрыгнуть и прокатиться в нем сможет каждый желающий.

Маргарита Сагарьян, напротив, взяла за основу не движение, а статичность. Она предложила обозначить праздник в городе декоративным монументом — деревянной башней, неподвижной, но с возможностью изменений. Местом для нее была выбрана Сухаревская площадь: праздничная башня будет возводиться в течение 12 месяцев, а 28-го февраля, с приходом весны, ее будут сжигать, символизируя новый цикл обновления в природе.

До 21 августа эти и другие проекты студентов можно увидеть на выставке студенческих работ «МАРШоу»