С точки зрения психологов и нейробиологов, идеальная архитектура должна создавать достаточно света, вселять чувство безопасности, располагать к размышлениям, не провоцировать скуку и побуждать к общению.

 

Созерцание

Мы чувствуем себя хорошо в зданиях, которые оставляют пространство для размышлений. Как правило, такие объекты содержат в себе черты религиозной архитектуры.

Определенный тип архитектуры по умолчанию оказывает умиротворяющий эффект — это доказано исследованиями американских ученых, в ходе которых людям демонстрировали фотографии зданий и измеряли активность мозга с помощью МРТ. Выяснилось, что при просмотре фотографий музеев, библиотек и церквей люди чувствуют «спокойствие, расслабленность, сконцентрированность и ощущение „здесь и сейчас“». Ученые объединили такие постройки термином «созерцательная архитектура».

Практически все эти здания вне зависимости от функции, содержат элементы религиозной архитектуры. Как говорит автор и эксперимента, и книги «Трансцендентная архитектура: современный взгляд на сакральные места» профессор Хулио Бермудес (Julio Bermudez), «логично ожидать, что люди не только заметят [связь между строительством красивых зданий и полученным опытом], но и постараются использовать его как можно шире для благих целей».

© Andrew Pielage

Среди объектов, которые участвовали в исследовании, были дворец Альгамбра, Шартрский собор, Пантеон, а также светские постройки: например, райтовский «Дом над водопадом» и Институт Солка, спроектированный Луисом Каном.

Даже в случае с Институтом правило сработало, однако это объяснимо: Кан не видел большой разницы между замкнутым научным сообществом и монахами, и потому стремился сделать здание похожим на монастырский двор времен Средневековья. На уровне первого этажа он спроектировал крытые галереи с колоннами, как в клуатрах — монастырских внутренних дворах. Возвышенную атмосферу места подчеркивает искусственный канал, который обращен на запад. Он разделяет корпуса и уводит взгляд зрителя к линии горизонта, где вечерами встречаются закатное солнце и Тихий океан.

Источник: resetera.com

 

 

Интерес

Скучная и бесстрастная архитектура вредит нашему здоровью: под ее влиянием вырабатывается больше гормонов стресса. Здание необязательно должно выглядеть вычурно — суть в том, чтобы не строить однообразно.

Скучная и штампованная архитектура наносит эмоциональный вред. Колин Эллард (Collin Ellard), нейробиолог из Университета Ватерлоо, доказал это на примере конкретного здания на манхэттенской Хаустон-стрит. Ее строй мелких лавок, ресторанов и баров однажды пополнил гигантский сетевой супермаркет Whole Foods. Эллард исследовал, что чувствует человек, выходя из крошечного ресторана и сталкиваясь с длинным «пустым» фасадом магазина. Он отправился на прогулку с группой испытуемых, эмоциональное состояние которых фиксировали датчики.

Когда люди проходили мимо гигантского Whole Foods, им на физиологическом уровне становилось скучно — в коре их головного мозга преобладали процессы торможения. Описывая это место в опросниках, они использовали такие слова, как «монотонный» и «бесстрастный», в то время, как улица с множеством ресторанов, открытых дверей и окон повышала физическое возбуждение, и они характеризовали свое состояние как «оживленный», «вовлекающий» и «общительность». «„Священный грааль“ городского планирования — это изменения [в пейзаже] каждые несколько секунд», — считает Эллард.

Источник: thechrystie.com

Даже небольшие периоды скуки могут генерировать физическое напряжение. Они увеличивают частоту сердечных сокращений и повышает уровень кортизола — гормона стресса. «Теперь возьмите эти результаты и представьте себе совокупный эффект жизни или работы в одних и тех же угнетающе скучных условиях изо дня в день», — заключил Эллард.

40-этажный небоскреб Нормана Фостера (Norman Foster) Hearst Tower — отличный пример того, как сделать современную архитектуру увлекательной. Многогранный фасад из треугольных секций вырастает из исторической постройки в стиле ар-деко: благодаря такому контрасту возникла разнообразная, привлекательная среда.

© Foster + Partners

 

Безопасность

Внешность порой обманчива: здание может выглядеть невзрачно, при этом люди будут занимать очередь, чтобы пожить в нем. Это верно в случае с микрорайоном Барбикан в Лондоне — недорогие материалы и потеки на стенах отходят на второй план из-за ощущения защищенности, которое создает архитектура.

По словам Лайи МакКей (Laia McKey), директора британского Центра городского дизайна и ментального здоровья (Centre for Urban Design and Mental Health), есть несколько факторов, которые позволяют людям хорошо чувствовать себя в городе: общественные зоны, которые поощряют социальные взаимодействия и физическую активность, жилье и рабочие места в пространствах, которые дарят ощущение безопасности, и обилие зелени.

Бруталистский микрорайон Барбикан по проекту Chamberlin, Powell and Bon был закончен в 1976 году. Он состоит из построенных по периметру жилых домов. Каждый из них около 100 метров длиной — настоящая «крепостная стена» из необработанного бетона. Многие считают комплекс одним из самых неприглядных мест в британской столице: массивные стены наводят на прямую ассоциацию с каменными джунглями, а фасады потемнели и покрылись потеками. Тем не менее, люди занимают очередь, чтобы снять или купить здесь жилье. Ажиотаж начался в том числе и потому, что несмотря на неприглядную отделку, на базовом уровне восприятия Барбикан вселяет чувство безопасности. Он хорошо освещен, предоставляет достаточный обзор и не провоцирует клаустрофобию. На его территорию не заезжают машины, здесь много деревьев и общественных зданий: культурный центр, школа для девочек и музыкальная школа, тропическая оранжерея, сады, искусственный пруд с фонтанами. Все это делает Барбикан городским пространством, в котором стресс сведен к минимуму.

Источник: architizer.com

 

Единство

Психологи и врачи сходятся во мнении, что недостаток общения плохо сказывается не только на ментальном, но и на физическом здоровье. Помочь могут кохаузинги — типология, которая побуждает людей к социальным контактам.

Жители районов с частной застройкой живут более сплоченно — это распространенный стереотип среди обитателей многоэтажек, которые часто не знакомы даже со своими соседями по лестничной клетке. Однако, как утверждает архитектор Грейс Ким (Grace Kim), одноэтажная застройка не избавляет от одиночества.

Ким видит решение проблемы в кохаузингах — она сама живет в одном из таких домов, причем спроектировала его сама. Это малоквартирный дом с пространствами для социальных взаимодействий: во внутреннем дворе играют дети, а в большой столовой, которая вмещает всех 28 жильцов, несколько раз в неделю готовят совместные ужины.

Главное отличие кохаузинга от других типов общежития — осознанность. Люди не из-за нужды, а намеренно отказываются от более изолированного жилья. Ким приводит в пример своих соседей Шейлу и Спенсера, которые вышли на пенсию и так и не завели ребенка. Благодаря кохаузингу они проводят время с соседскими детьми, присматривая за ними, пока родители работают.

Подробнее о кохаузингах Ким рассказывала в своей лекции на канале TED:

 

 

 

Свет

Одна из распространенных причин не только хандры, но и более серьезных психических проблем — недостаток солнца и, как следствие, витамина D. От этого часто страдают люди, которые живут в помещениях с плохой инсоляцией.

«Как выглядит ваш дом?» — спросил архитектора Эндрю Мэйнарда (Andrew Maynard) психотерапевт, когда тот оказался у него на приеме. Мэйнард слишком часто испытывал тревогу и не мог справиться со стрессом. Врач заметил, что многие пациенты обращаются со схожими жалобами, как и Мэйнард, в конце зимы, когда из-за короткого светового дня организм не получает витамина D. И хотя неважное самочувствие Мэйнарда было спровоцировано целым комплексом причин, архитектор первым делом решил заняться собственным домом.

Эндрю живет в Мельбурне, в здании викторианской эпохи. Зимой архитектор был вынужден включать свет в 4 вечера, но некоторые комнаты нуждались в искусственном свете даже в солнечный летний день. После разговора с врачом Мейнард сделал максимально большое арочное окно со стороны улицы и поменял колористическое решение интерьера на бело-желтую гамму. Терраса на заднем дворе стала шире и светлее, теперь она имеет матовую полупрозрачную крышу, полностью застеклена и открывает вид на сад.

Мейнард не считает свой дом образцовым примером, который можно предлагать всем клиентам. В него, как говорит хозяин архитектор, «не зайдешь без солнцезащитных очков», он снижает приватность и не энергоэффективен из-за слишком больших окон. Однако в конкретном случае проект сработал: «Мне нравится, что каждый вечер у нас есть по крайней мере два дополнительных часа дневного света, в то время как на соседних террасах уже зажглись лампы. Я чувствую связь с природой и ощущаю себя здоровым», — заявляет счастливый Мейнард.

О том, как архитектура помогает справляться со страхом, вы можете почитать здесь.