Первые собеседники Александра Змеула, главного редактора arch:speech, автора и ведущего программы «Главный — архитектор!?», основатели и партнеры BUROMOSCOW Ольга Алексакова и Юлия Бурдова. Они создали проекты реконструкции Триумфальной площади и многих жилых домов, преподают в школе МАРШ. Вместе с Ольгой и Юлией ищем ответ на вопрос «Кто такой практикующий архитектор — часть команды или часть системы?». Заодно узнаем, к чему снится архсовет у Лужкова и кто такие «монстры со счастливыми лицами».

Юлия Бурдова и Ольга Алексакова из Buromoscow размышляют о профессии в эфире «Главный — архитектор!?»

 

Про заказчиков

В молодости мы всегда воспринимали заказчика как врага, которого надо победить. С опытом понимаешь, что это те люди, которые берут на себя самый большой риск. Ну, что мы вкладываем, в конце концов, кроме собственной креативности, времени и сил? А они вкладывают реальные деньги. Поэтому заказчик, который готов идти на эксперименты, — это человек безусловно достойный уважения.

 

Про партнерство и команду

Наше партнерство устроено настолько гармонично, что каждый подхватывает другого, когда это необходимо. Это большое везение, что сложился такой партнерский союз. Иногда кажется странным, что кто-то из нас не прочитал мысли другого. Мы настолько слаженно функционируем, что это уже почти естественный процесс.

Каждый наш сотрудник — это личность с определенными способностями, с определенными возможностями. Это то, что мы очень ценим, и это тот дух, который мы культивируем, создаем специально в нашем офисе, который позволяет нам быть теми, кто мы есть. В общем, это очень-очень для нас важно.

 

Про современное индустриальное домостроение

Проектируя эту систему, мы спроектировали монстра, потому что подход к созданию ярких фасадов, которые оживляют нашу унылую городскую среду, подхватили все, кто только мог. Теперь эта первоначальная идея сделать серый дом необычным неожиданно ушла в массы слишком, слишком широко. Не так, как мы вообще могли себе это представить.

 

Про преподавание

Это, действительно, отдельная от проектирования задача, которой ты учишься в процессе, и, что самое интересное, ты видишь свой внутренний рост, который замечаешь в процессе работы со студентами. И каждый раз мы думаем, что сделали не так, что можно изменить, что можно сделать лучше, это тоже долгий процесс, потому что этому в общем-то не учат. Очень сложно откатиться назад и вспомнить, как ты сам ничего не умел и как долго это продолжалось.

 

Про макетирование

Когда, работая в OMA, мы делали проект музея Уитни в Нью-Йорке, там была такая скульптурная вещь, похожая на вазу, и Рэм Колхаас заставил нас делать, наверное, двадцать макетов, каждая из граней которых отличалась в полмиллиметра. Глаз архитектора в состоянии увидеть разницу между пропорциями в пару миллиметров. Пропорции — это вообще наше все, красота, она в пропорциях.

Мы благодарим компанию LAMINAM RUS за поддержку в создании программы.