Значительная часть галереи площадью 10 900 кв. м расположена под землей. Чипперфильд называет ее «станцией метрополитена», благодаря которой можно попасть в окрестности: от нее отходит туннель в Новый музей, а на Пергамский она раскрывается большим порталом.

Новое здание взяло на себя функции, которые не вместили исторические постройки. В нем находятся билетные кассы, гардеробы, кафе, сувенирный магазин, аудитория на 300 мест и зал временных экспозиций. С террасы за высокими девятиметровыми колоннами открывается вид на канал Купферграбен. За исключением входной зоны, отделанной тонкими мраморными плитами, стены и потолки в интерьере оставили бетонными.

 

«Мы очень нервничали, — признался в интервью журналистам Guardian Чипперфильд. — Мы понимали, что нужно спроектировать современный объект, но в то же время он должен вписаться в очень чувствительный контекст места». Напомним, первая концепция, которую архитектор представил в 2007 году, вызвала шквал негодования, немецкая пресса сравнивала стеклянный павильон с общественным туалетом
Дэвид Чипперфильд
Британский архитектор, основатель архитектурного бюро David Chipperfield Architects (1985)
 
 

У едва открывшегося здания тоже нашлись критики. Многие сочли неуместным использовать характерные «шпееровские» квадратные колонны для галереи, названной именем Джеймса Симона, мецената еврейского происхождения. Другие отметили необъяснимую диспропорцию между просторными коридорами и узким, как чулок, выставочным залом, площадь которого всего 600 кв. м. Третьим решительно не нравится терраса с прямым выходом к воде. Они опасаются, что, если планы берлинской мэрии сделать природные водоемы пригодными для плавания воплотятся, эта часть галереи превратится в общественный пляж.

Подробнее о галерее Джеймса Симона можно прочитать в журнале speech: media. Приобрести этот и другие номера журнала можно на нашем сайте по ссылке.