«Все началось с керамики». Фрэнк Гери — о выборе профессии, влиянии музыки и силе искусства

Фрэнк Гери рассказал журналу Fortune, что повлияло на его решение стать архитектором, как он видит связь музыки и зрителя, сколько на самом деле стоило строительство музея в Бильбао, а также что граница между художником и архитектором может быть предельно размыта.

«Все началось с керамики». Фрэнк Гери — о выборе профессии, влиянии музыки и силе искусства


Об истоках

«Как создать чувство при помощи инертных материалов? Я хотел строить здания, которые будут трогать людей и через 500 лет».

До того, как прийти к такому выводу, Фрэнк Гери в течении года обучался керамике. До переезда в Лос-Анджелес, он, тем не менее, по вечерам пятницы (!) посещал лекции в университете Торонто, где однажды выступал «парень из Финляндии», как Гери называет старшего архитектора Алвара Аалто.

«Отчасти я был заинтересован, но даже не знаю почему. Мне просто было интересно, как строятся здания».

После года обучения в городском колледже Лос-Анджелеса преподаватель юного Фрэнка, керамист Глен Люкенс, посоветовал переключить внимание с керамики на архитектуру. На тот момент Люкенс занимался строительством своего дома, спроектированного Рафаэлем Сориано. Гери посетил стройку и остался поражен её захватывающей атмосферой.

«Мои глаза загорелись, — говорит Гери. — Первое здание, которое я спроектировал, выглядело, как работа Рафаэля Сориано».


О влиянии музыки

«Когда я был маленьким, мама водила меня на концерты классической музыки в Торонто. Интерес к музыке остался до сегодняшнего дня».

Гери говорит, что строить дома музыки увлекательно, так как нужно принимать во внимание не только отношения слушателя и оркестра, но еще и общение между музыкантами. Чтобы комфортно слышать друг друга им нужна прочная и «возвышенная» связь. А отношения между оркестром и слушателем должны быть скорее «осязаемыми».

«Когда все сделано правильно, и оркестр, и слушатели чувствуют одно и то же».

Гери считает, что люди общаются друг с другом через искусство. Эта идея сподвигла архитектора спроектировать оперу на 700 мест в Берлине. Проект был подарком оркестру, где египтяне, сирийцы, ливанцы и палестинцы выступают вместе с израильтянами.


Об искусстве

«Мы экспериментируем с чувствами, которые может генерировать материал здания».

На примере музея Бильбао: внешняя облицовка здания сделана из титана. Нержавеющая сталь смотрелась бы здесь неуместно: в стране Басков довольно облачно и часто идёт дождь. Сталь отлично выглядит в Лос-Анджелесе, где солнце светит круглый год, а здесь она смотрелась бы серым грузом. Чего нельзя сказать о титане — после дождя материал становится золотым.

Гери делает акцент на том, что цена строительства здания была абсолютно адекватной, особенно в сравнении с другими музейными комплексами, а именно 300$ за кв. фут. Окупаемость вложений превысила самые смелые ожидания, и с лишкóм покрыла незначительное превышение бюджета.

«Мне всегда хотелось порисовать на фасаде при помощи естественного света».

Сейчас идет строительство нового объекта Гери во французском Арле. Дом состоит из блоков, покрытых нержавеющей сталью, которые расположены под разными углами. Это создает эффект акварели — цвет здания меняется в зависимости от времени суток.

«И это красиво».

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще