Еще год назад в архитектурном конкурсе ArchYouth могли участвовать только студенты и выпускники столичного Колледжа архитектуры, дизайна и реинжиниринга № 26, на базе которого он появился. Теперь в III сезоне ArchYouth вышел в национальный масштаб, и это значит, что конкуренция среди участников вырастет. Но молодых архитекторов это не пугает.

arch:speech встретился с финалистами прошлого года Ильей Метальниковым, Андреем Ворылиным и Ильей Шаповалом чтобы узнать, как они пришли в профессию, как видят свое дальнейшее развитие и что дает молодым архитекторам участие в конкурсах.

Подведение итогов конкурса ArchYouth-2019

Первый шаг в архитектуру

Сейчас вы все уже выпустились из колледжа и работаете в московских архитектурных мастерских, и это значит, что профессию архитектора вы выбрали раньше своих сверстников. Расскажите, почему вы предпочли колледж институту?

Илья Шаповал: С выбором профессии у меня получилось спонтанно. Я учился в средней школе, которая не была профильной, но в 7-м классе мне уже захотелось какой-то конкретики. Сначала у меня было несколько вариантов, я выбирал между программированием и архитектурой. Потом определился в пользу архитектуры: начал заниматься рисунком, ходил к репетитору.

Тогда мне очень не хотелось сдавать ЕГЭ, а в колледже принимали ГИА, рисунок и черчение. В МАРХИ я боялся не поступить, а другие варианты институтов не рассматривал, поэтому выбрал колледж КАДР.

Андрей Ворылин: А я в школе учился очень плохо, поэтому до 11 класса оставаться там не хотел и решил поступать в колледж. При очень плохом аттестате я очень хорошо сдал вступительные экзамены и заочно поступил в колледж Фаберже на промышленный дизайнКолледж декоративно-прикладного искусства имени Карла Фаберже. На всякий случай родители мне предложили рассмотреть другие варианты, и я попробовал поступить на архитектурную специальность и поступил в КАДР. Тогда мы с мамой подумали, что архитектура финансово более прибыльна, чем дизайн. Вот представь образ дизайнера: это такой волосатый фрик в свитере, который не моется, почти хиппи. А архитектор — это человек в костюме, с шарфиком, с кучей денег, на «Бентли». И я забрал документы из Фаберже и пошел учиться в КАДР.

Илья Метальников: У нас в России архитектура — это такое довольно закрытое сообщество. И легче туда попасть, если у тебя дядя, родители, тетя, дедушка являются частью этого сообщества, архитекторами. У меня такого бэкграунда вообще нет, с самого начала я должен был быть инженером-авиастроителем. Но в какой-то момент решил, что надо попробовать что-то другое, потому что инженер — немного не моя мечта. И в этом плане колледж мне очень помог. Потому что даже если у тебя нет бэкграунда в художественной школе, колледж — это то место, которое дает возможность попробовать себя в архитектуре. Первые два курса я как-то не особенно учился, но уже когда начались курсовые, почувствовал, что, в принципе, это мое, мне нравится этим заниматься.

Ожидание/реальность

Ваши представления о профессии как-то изменились после того, как вы сами стали заниматься архитектурой?

Илья Шаповал: Представление не изменилось, что я ожидал то и получилось. В колледже нам дали такую сильную базу, которой нам до сих пор хватает. Ожидал реализовывать свои идеи — что видишь в голове, так и переносишь на бумагу. И сейчас я работаю в концептуальном отделе мастерской ВиссарионоваАрхитектурное бюро «ПТАМ Виссарионова».

Андрей Ворылин: А по-моему представления меняются, когда ты уже сам становишься архитектором. Ожидание — это «Бентли», куча денег. А реальность — это то, что когда ты выпускаешься, неважно из колледжа или института, — это ВАЗ 2101 и покупки еды в «Ашане» по скидкам. То есть, в начале карьеры быть архитектором очень тяжело. Когда ты перерабатываешь, когда ты не знаешь своих прав, когда творчество тебя переполняет, и ты отдаешься ему настолько, что каждые два месяца перегораешь. Каждые два месяца хочется просто бросить всю эту архитектуру и пойти в условный «Макдоналдс», потому что там думать особо не надо.

Илья Метальников: Когда идешь учиться на архитектуру, конечно, не думаешь, что сразу будут шарфик и «Бентли». Но ты думаешь, что большинство архитекторов — это люди с хорошим заработком, такого «немецкого» толка, очень конкретные, и все четко знают. А когда уже попадаешь в среду, начинаешь замечать халатность и понимаешь, что денег в архитектуре не то, чтобы не так много.. Но вроде как это и не так плохо.

Андрей Ворылин: Просто в архитектуре можно застрять на начальном этапе, когда ты выпускаешь рабочую документацию. А вот продолжить развиваться самое сложное. И в этом развитии как раз и есть все возможности стать тем архитектором, который ездит на «Бентли» в костюмчике с элегантным шарфиком и кучей денег.

Архитектурные конкурсы

Как часто вы участвуете в конкурсах? И почему решили участвовать в конкурсе ArchYouth, и что вам дало участие в нем?

Илья Метальников: Я и в первом сезоне участвовал, так что у меня уже был и опыт, и наверное, какая-то фора как у старого участника. Состав жюри немного меняется, но все равно жюри положительно изначально относится к участникам. В том году я выставлял свою курсовую работу, это была «Реконструкция завода «АремКУЗ».

Илья Шаповал: Я часто участвую в конкурсах, потому что это всегда про новый опыт и поиск новых подходов. А в прошлом году мы с Андреем выставляли работу вместе. У нас уже был готовый совместный курсовой проект — малоэтажный дом в Ростове-на-Дону, где мы поднимали вопрос о застройке города. В том проекте было много работы с остеклением, поэтому он подошел под условия конкурса.

То есть можно специально не делать проект под конкурс?

Илья Метальников: Еще в начале семестра, когда я выбирал что взять для курсовой, меня заинтересовала тема реконструкции, которая еще и с темой «Зодчества»Тема международного архитектурного фестиваля «Зодчество» в 2018 году — «Реконтекст» совпала. Руководителем моей курсовой был Ревуцкий Сергей Алексеевич, и мы с ним решили, что я буду готовить свой проект реконструкции завода еще и к конкурсу ArchYouth: завод расположен так, что он зажимает внутри себя церковь Троицы Живоначальной, я в этом проекте открывал подход к этой церкви со стороны завода и делал большие стеклянные навесы.

Андрей Ворылин: В одном проекте может быть столько всего, что его потом можно на очень разные конкурсы подать.

Возьмем например ArchYouth, который, в частности, делает акцент на остеклении. Семинары с приглашенными экспертами вам помогли в работе над проектом?

Андрей Ворылин: Основную теорию мы получили, когда был первый этап.

Илья Метальников: Встречи со специалистами действительно помогают. До того момента понимание о стекле у нас было на примитивном уровне: стекло и стекло. А после семинаров становится понятно, что такое формула стекла, как она рассчитывается, где правильно применять закаленное, а где незакаленное стекло. Такие вещи, как стекло 4-16-4, я думаю, уже говорит о чем-то. Это для себя узнать полезно, не только для участия в конкурсе.

Семинар компании Deceuninck RUS для участников ArchYouth 2019 о ПВХ-системах
Для выпускников колледжа КАДР-26, на базе которого изначально и возник ArchYouth, участие в конкурсе уже успело стать традицией. arch:speech попросил Илью Шаповала, Андрея Ворылина и Илью Метальникова назвать несколько причин, которые мотивируют молодых архитекторов не пропускать ни одного сезона.
  • Мощное портфолио

По мнению молодых архитекторов, конкурсный проект в портфолио имеет больший вес, нежели курсовой. Кроме дипломов и призов, участие в конкурсах показывает потенциальному работодателю заинтересованность в профессии и повышает шанс на трудоустройство.

  • Творческая самореализация

В отличие от обязательного курсового проекта, конкурс — инициатива полностью добровольная. Конкурсный формат дает возможность свободно высказаться на заданную тему и представить только свои идеи в их изначальном виде, не искаженные чужими правками.

  • Опыт публичной защиты

Убедительно представить свой проект перед публикой — один из ключевых навыков, который в учебном плане архитектурных вузов не стоит отдельным предметом. Зато финальный этап конкурса ArchYouth подразумевает публичную защиту проекта, где можно отточить ораторское мастерство.

  • Взаимодействие со смежниками

На протяжении всей работы над проектом архитекторы постоянно взаимодействуют с представителями смежных специальностей, формат семинаров в рамках конкурса ArchYouth максимально приближает участников к реальным условиям проектирования. На этих семинарах представители компаний STiS и Pilkington сначала рассказывают технические нюансы, а потом могут проконсультировать участников по каждому проекту.

Youth in Architecture (ArchYouth) — всероссийская конкурсная и образовательная платформа для молодых архитекторов, учрежденная группой компаний SP Glass, которая объединяет разработчиков и производителей стекол и стеклопакетов для окон и фасадов STiS и Pilkington. Главная миссия проекта — повысить уровень знаний студентов-архитекторов в области энергоэффективного остекления и научить применять новые знания на практике.

Участвовать в III сезоне ArchYouth могут студенты и выпускники архитектурных и строительных колледжей и ВУЗов до 27 лет. Подать свой проект можно до 20 декабря 2019 года