Фасад, который побуждает людей общаться: как DS+R использовали сложный участок для медвуза

Учеба в медицинском вузе — суровое испытание, но Diller Scofidio + Renfro разработали для будущих медиков здание, «которое не захочется покидать».

Фасад, который побуждает людей общаться: как DS+R использовали сложный участок для медвуза

В этом году Diller Scofidio + Renfro привезли на Венецианскую биеннале макет Медицинского центра Роя и Дианы Вагелос в Нью-Йорке. Он стоит в Арсенале справа от входа, сразу после объекта Niall McLaughlin Architects. Атрибуция гласит: «...В отличие от обычных медцентров, где главная цель — оптимизация каждого квадратного метра, здание гибко, адаптивно и фокусируется на ощущениях».

Действительно, DS+R уделили много внимания эмоциональной стороне проекта. Это видно и по структуре, и по тому, что говорят студенты и аспиранты — здесь их обучают в рамках программы Колумбийского университета. В сооружении, наполненном естественным светом, они чувствуют себя спокойно и испытывают меньше стресса от напряженной учебы.

Diller Scofidio + Renfro

Успех пришел не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Архитекторов изначально поставили в трудные условия: для строительства выделили очень узкий участок на Манхэттене. Так как речь шла не о жилом доме или офисе, а об университете, было особенно важно подумать о пространстве, где различные группы людей смогут встречаться для неформального общения и обмена идеями.

Учитывая малую площадь, разместить такое помещение на горизонтали — не слишком эффективно. Да, на первом этаже есть бар, кафе с выходом в сад и большая аудитория на 275 человек, но этого все равно мало. Поэтому архитекторы использовали каждый из 14 этажей, выделив для общения и встреч все залы, примыкающие к южному фасаду. Затем их объединили: снаружи — сплошным остеклением, внутри — плавными переходами лестниц. Так появилась структура, которую DS+R назвали Study Cascade — «Образовательный каскад».


Образовательный каскад (Study Cascade)


Каскад занимает примерно треть всей площади: 10 220 кв. м. В нем чередуются открытые и закрытые пространства: на 4, 8, 10 и 13 этажах находятся альковы с панорамными витражами, на 7-8 и 11-12 этажах — многоуровневые помещения для встреч и занятий.

Diller Scofidio + Renfro

Их специально сделали такими большими в сравнении с закрытыми учебными залами. По словам Элизабет Диллер, это «плановая неэффективность», которая позволит перенести общение студентов и преподавателей на новый неформальный уровень и создать больше форматов для диалога: «Речь идет не об оптимизации каждого квадратного фута, а о качестве света и пространства, которое порождает творческую и продуктивную работу», — заявила она. Сама идея перетекающих друг в друга залов не нова — DS+R впервые использовали ее в 2013 году в нью-йоркской станции Penn Station, но тогда проект не дошел до реализации.

Diller Scofidio + Renfro

Каскад выходит на южную сторону, и с верхних этажей хорошо видно панораму Манхэттена. Днем здесь много солнца. Обилие света вкупе со впечатляющим видом, по словам студентов, положительно влияет на учебную атмосферу. В интервью для Architizer одна из учащихся призналась, что в медицинском вузе из-за напряженной учебы особенно легко забыть об окружении. А эти огромные прозрачные залы, которыми пронизано все здание, возвращают к реальности и к осознанию того, что ты находишься в одном из самых красивых мегаполисов мира. Остальную часть здания занимают учебные классы и лаборатории. В этих помещениях прямой солнечный свет скорее мешает, потому их облицевали градиентным фриттованным стеклом в два слоя. Полосатый рельеф, нанесенный на стекло снаружи, вкупе с пунктирным внутренним слоем рассеивают солнечный свет.

Каждые два этажа соединены горизонтальным ходом лент из стеклофибробетона (GFRC). Они огибают здание, а со стороны Каскада меняют угол, формируя выразительные формы, которые соответствуют наклону лестничных переходов и контурам альковов. При этом 14-этажный Каскад держится всего на двух колоннах — этого удалось добиться за счет преднапряженных железобетонных плит, которые использованы для перекрытий в южной части здания.

Diller Scofidio + Renfro

С противоположной стороны находятся закрытые классы на 30-60 человек, а также Центр моделирования, к которому относятся операционные залы и врачебные кабинеты. Расширяя функции здания, университет меняет подход к обучению медиков, а значит, влияет на качество здравоохранения: «Раньше вы изучали анатомию и еще ряд основ, а затем сразу попадали в палату к пациентам, — рассказывает глава Центра моделирования Арнольд Авинкула, — теперь студенты гораздо больше моделируют, имитируют и практикуют, прежде чем попасть на „казнь“ на клинической арене».

Анатомией как наукой начали заниматься еще в Древнем Египте, в XXVII веке до нашей эры, и до сих пор для будущих врачей не изобрели более наглядного метода обучения. В проекте отвели место анатомическому театру, но сделали это с поправкой на общую технологичность здания. Если раньше врачи работали в, как они сами выражаются, «чрезвычайно устаревшем» подвальном пространстве, то теперь это зал, огражденный непрозрачным стеклом, за которым находятся столы с хирургическими лампами и камерами, которая транслирует происходящее всему университету.

Тем не менее «сердцем» здания Лиз Диллер считает не эти залы, начиненные электроникой, а общее пространство на 10 этаже. Эта идея тоже пришла к ней из анатомии: во время подготовительных исследований архитектор наткнулась на анатомическую карту змеи и обнаружила, что сердце рептилии расположено посередине тела.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще