Маттео Периколи считает, что между созданием книг и архитектуры много общего. Их объединяет одно фундаментальное свойство: они заставляют нас чувствствовать себя замкнутыми или освобожденными, пробуждают наше воображение и могут дарить пространственный опыт — мысленный или физический.

Это умозаключение легло в основу курса «Лаборатория литературной архитектуры» ( «Laboratory of Literary Architecture»), который Маттео преподавал в школе творческого письма Scuola Holden в Турине, Школе искусств при Колумбийском университете в Нью-Йорке и других вузах по всему миру.

«Я призываю студентов найти — или, скорее, извлечь — а затем физически воссоздать структуру текста», — пишет он.

Ниже мы покажем макеты, которые получились в результате такого подхода, и расскажем о последовательности курса.

© lablitarch.com

1. Анализ

В начале курса каждый из подопечных выбирает какой-либо текст, структуру которого он хорошо знает. Это может быть роман, рассказ или эссе. Затем студенты выделяют сюжет и основную мысль, разбивают текст на отдельные элементы и анализируют взаимосвязь каждой части, стараясь избегать любых буквальных интерпретаций.

2. Редукция

Если из архитектуры удалить все наполнение и отделку, останется только пространство. Но что будет, если сделать то же самое с литературным произведением? Что останется от текста, если выбросить из него все слова? На чем он держится? Отвечая на эти вопросы, студенты выделяют основную идею для следующего шага.

3. Архитектура

Участники объединяются со студентами-архитекторами и создают макеты своих произведений. В этом, по выражению Маттео, присутствует «элемент магии»: два человека из разных дисциплин сталкиваются и начинают говорить на одном языке, обсуждая пространственные решения. Любой архитектурный вопрос дан ответ с литературной точки зрения; любая литературная проблема решается пространственной идеей.

 

Примеры работ

Сборник рассказов «О чем мы говорим, когда говорим о любви», Раймонд Карвер
 
© Joseph Ponce, SOA Fiction + Kevin Le, MSAUD. 2013
 
 

Персонажи книги, хоть и существуют вместе, но на самом деле отстранены друг от друга, так как имеют разные представления о любви. Эта изоляция выражена в макете: герои могут видеть только людей, которые находятся внутри круга, и из-за этого их отношения искажаются и они один за другим покидают это пространство.

Роман «Бесчестье» Джона Кутзее
 
© Joanne Yao, SOA Nonfiction + Chelsea Hyduk, M. Arch. 2015
 
 

Узкий проем в центре — воплощение мыслей и жизни главного героя, Дэвида Лурье. Он сталкивается с серию травматичных событий, которые представлены разрезами. Это, в свою очередь, меняет его восприятие, хотя определенные убеждения остаются с ним на протяжении всего повествования. Его путь представлен зигзагами, но изменения иллюзорны, потому что в конечном итоге он движется в том же направлении, что и в начале пути.

«Шахматная новелла» Стефана Цвейга
 
© Eloísa Díaz, SOA Fiction + Chelsea Hyduk, M.Arch. 2015
 
 

В новелле продемонстрирована стойкость и гибкость человеческой натуры. Это выражено в форме лестницы, которая при восхождении в силу своей неустойчивости требует не только физических усилий, но также осторожности и упорства. Темная изнанка лестницы отражается в длинном бассейне у ее подножия. Так что человек, который осмелился заглянуть внутрь себя, вынужден также признать свою темную сторону.