Фрэнку Гери в конце февраля исполнилось 90 лет, из которых он почти 70 посвятил архитектуре. К его проектам относятся по-разному. Как мы увидим ниже, критики далеко не всегда в восторге от обилия сияющего гнутого металла. Однако все они сходятся в одном: невозможно отрицать значимость вклада, привнесенного Фрэнком в современную архитектуру.

Мы несколько запоздало решили поздравить знаменитого архитектора с днем рождения и попытались представить, что значит быть Фрэнком Гери.

 Плюсы 


Клиенты будут от вас в восторге (поначалу)


Гери много раз подчеркивал, что для него очень важна дипломатия. К первым эскизам он приступает только после того, как определил свои отношения с клиентом, а также то, как заказчик относится к ландшафту и проекту. Если во время первых встреч Гери понимает, что им не по пути, то без зазрения отказывается от работы и советует кого-нибудь из своих коллег на замену. В противном случае, считает архитектор, протирование неизбежно зайдет в полный тупик. А когда его бюро имеет дело с коммерческим заказчиком, Гери отказывается от работы, если у него нет доступа к президенту компании.

О том, как Гери выстраивает отношения с клиентами, мы написали отдельный материал: «Как работать с заказчиком: советы от Фрэнка Гери».

Вас покажут в мультфильмах


Гери был первым архитектором, которого пригласили к участию в «Симпсонах». Он озвучивал себя в серии «Тюремная крыса». По сюжету, архитектор продал модель из смятой бумаги для концертного зала в городе Спрингфилд. Гери занимался озвучкой в детском мультсериале «Артур», где он помогал главному герою и его друзьям смастерить домик на дереве.

«Так это вы называли меня „дяденька-архитектор“?» Серия «Симпсонов» с участием Гери

Герой Фрэнка Гери в «Артуре»

Ваш самый известный проект породит архитектурный феномен


Речь конечно об «эффекте Бильбао», который произвел Музей Гуггенхайма. Интерес к зданию помог постройке окупиться всего за три года. Если верить властям Страны Басков, с 1997 по 2000 год на музей приехали посмотреть четыре миллиона туристов, а вокруг начали строиться жилые комплексы, офисы и магазины. Это привлекло еще больше инвестиций, а города по всему миру стали соревноваться в строительстве культовых построек, стремясь повторить успех Бильбао. Но, как отмечает журналист Джонатан Глэнси в книге «Что особенного в Эйфелевой башне?», проблема была та же, что и с Ле Корбюзье и Мисом ван дер Роэ:

«Не всякий архитектор, желающий быть столь же талантливым, как Фрэнк Гери, столь же талантлив, как Фрэнк Гери. И не каждому большому городу нужно в центре такое прекрасное безумное здание, как Музей Гуггенхайма в Бильбао. Заказ на постройку здания и городское планирование — такое же искусство, как и коммерческие сделки и гуманитарные науки. В Бильбао все вышло наилучшим образом. А вот во многих городах по-другому: там появились извращенно причудливые здания, плюющие и на науку, и на искусство».

Еще несколько отрывков из книги читайте в нашей рубрике «Библиотека архитектора»

Вы будете использовать любые материалы


Первой мастерской Гери была подсобка в хозяйственном магазине, которым владел его отец в Торонто. Фрэнк — или Эфраим, как его звали до смены имени, — много времени проводил там, собирая целые города из всего, что попадалось под руку; в основном это были железные детальки.

Позже любовь ко всевозможным материалам примет совсем иные обороты. Например, архитектор с 1969 по 1973 годы Гери выпустит серию кресел Easy Edges из гофрокартона, которые при себестоимости 7 долларов будут продаваться за 730 долларов. Архитектор заметил, что картон, склеенный из нескольких листов, становится очень прочным и хорошо держит форму. Это знание, в свою очередь, пришло к Гери благодаря бесконечной работе с макетами — их пришлось сделать немало, прежде чем заказчики поверил в осуществимость его проектов.


Кресла Easy Edges. 1970-72 гг. © moma.org


Гери сидит в кресле Grandpa Beaver Chair © BONNIER CORPORATION

 Минусы 


Вас все время будут критиковать


Архитектора часто будут распекать за то, что его здания не вписываются в контекст, имеют «бесполезные формы» и не учитывают местного климата. Известный американский арт-критик и историк искусств Хэл Фостер уличит Гери в том, что его успех главным образом держится на узнаваемости его зданий: «Такие клиенты, как Гуггенхайм или DG Bank нацелены на то, чтобы их имена узнавали на международном рынке. Отчасти Гуггенхайм стал брендом, который продается корпорациям и правительствам», — писал он в статье ‘Why all the hoopla?’ («Почему весь этот шум?»).

Отдельной строкой критики любят пройтись по экономической части его проектов. Но об этом ниже.

У ваших проектов непредсказуемый бюджет


Превышение бюджета — частая проблема в проектах Гери, хоть сам он и говорит, что думает о финансовой стороне в первую очередь. Один из ярких случаев описал американский критик Пол Голдбергер в биографии Фрэнка Гери ‘Building Art: The Life and Work of Frank Gehry’. Архитектор проектировал частный дом в пригороде Кливленда для миллиардера и своего патрона Питера Льюиса с первоначальным бюджетом в 5 миллионов долларов. Но проект все расширялся, а суммы росли и росли — итоговая стоимость составила 82,5 миллиона долларов. В конце концов Льюис отказался от проекта. «Я думаю, [на самом деле] он никогда не собирался строить дом. Ему это было не нужно», — сказал как-то раз Гери в интервью. Однако деньги, полученные за проект, позволили ему вложиться в совершенствование софта, с помощью которого впоследствии был спроектирован Музей Гуггенхайма.


Финальный, так и не реализованный проект © archinect.com


Гери и Льюис

И с вами будут судиться


В 2007 году Массачусетский технологический институт (MIT) подал на архитектора и подрядчика в суд из-за недостатков Центра Рэта и Марии Статы. Проект обошелся в 300 миллионов долларов, из которых 15 миллионов получило бюро архитектора. Но это не спасло от многих проблем: протечек, трещин в каменной кладке, плесени, поврежденого фасада и многого другого. Кроме того, MIT’y пришлось нанять другую фирму и заплатить ей еще 1,5 миллиона за исправление проблем с амфитеатром под открытым небом. «Архитектура — это не просто большая скульптура, несмотря на то, что так думают некоторые выдающиеся архитекторы» — писали про это в статье, посвященной скандалу.


© MIT CSAIL

Но вы всегда можете ответить критикам:


Фрэнк Гери отвечает критикам, 2014 год

В ходе пресс-конференции в испанском Овьедо Фрэнка Гери спросили: «Что бы вы ответили критикам, которые считают ваши здания вычурными?»

В ответ Гери показал прессе средний палец: «Давайте я вам объясню, ребята. В нашем мире 98% от всего, что строится и проектируется сегодня, является чистым дерьмом. Там нет никакого дизайнерского смысла, никакого уважения к человечеству или чему-либо еще. Это жуткие здания — и все тут».

Чуть позже он объяснил свою несдержанность: «Время от времени возникает небольшая группа людей, которые делают нечто особенное. Очень немногие. Но бога ради, оставьте нас в покое! Мы преданы нашей работе».

Впрочем, коллеги архитектора выразили солидарность, запустив кампанию «В поддержку Фрэнка Гери»: в Сети начали появляться шуточные фото, где другие знаменитые архитекторы также показывали средний палец.