Архитектуру раннего модернизма отличают чистые линии, минималистичные цвета и гладкие поверхности. Обычно эту эстетику связывают с расцветом индустриального производства, однако, как считает Коломина, дело не только в нем. Минимализм и простота также продиктованы потребностью в здоровье, чистоте и гигиене.

«Архитекторы XX века, от Ле Корбюзье до Миса ван дер Роэ и Алвара Аалто, были увлечены болезнями, — рассказывает Коломина в интервью The Sydney Morning Herald. — Корбюзье считал, что старый город должен быть разрушен и заменен новой архитектурой, так как в нем развивается туберкулез».


© FLC/Adagp, Paris, 2007

Туберкулез в значительной степени повлиял на новую архитектуру. От этой болезни в XIX веке умирал каждый седьмой человек в мире. До изобретения антибиотика стрептомицина в 1943 году одним из главных лекарств против «белой чумы» был свежий воздух, так что одной из востребованных архитектурных типологий в первой половине XX века стал санаторий.

Примером такого здания служит туберкулезный санаторий Алвара Аалто 1933 в финском городе Паймио с белоснежными интерьерами, широкими изогнутыми балконами и большими окнами, куда проникает достаточно света и воздуха.

Основной инструмент диагностики туберкулеза, рентген, также оказал влияние на архитекторов — по словам Коломины, они были «буквально одержимы» идей того, что здание может быть прозрачным, как на рентгеновском снимке. В их числе был Мис ван дер Роэ, который описывал свои проекты как «архитектуру из кожи и костей». Его ранние работы, такие как проект здания на Фридрихштрассе (1919) и «Стеклянный небоскреб» (1922), представлены так, как если бы их видели с помощью рентгеновского аппарата.

Своего родом апофеозом стала знаменитая вилла Фарнсуорт. Хозяйка дома, врач Эдит Фарнсуорт, чувствовала себя «животным в клетке» и описывала условия жизни так: «Любая перестановка мебели становится серьезным испытанием, потому что дом прозрачный, словно рентген... Уже ходят слухи, что это туберкулезный санаторий». По иронии судьбы, Эдит была доктором.

Детали

• На воззрения Коломины повлияла ее преподаватель в Нью-Йоркском гуманитарном институте, известная писательница и критик Сьюзен Зонтаг (Susan Sontag). Она написала эссе «Болезнь как метафора» (Illness as Metaphor), которая послужила для Беатрис отправной точкой. «Я начал видеть современную архитектуру с точки зрения патологий, связанных с ней, — агорафобией, клаустрофобией, нервными расстройствами и, прежде всего, туберкулезом и одержимостью гигиеной, микробами и свежим воздухом».

• Итогом исследований Коломины стала книга X-Ray Architecture («Рентгеновская архитектура» — англ.). Издание вышло в 2019 году и не переведено на русский язык. Его англоязычную версию можно приобрести на Amazon.

Главное фото © cca.qc.ca