В период между Революцией и Великой отечественной войной в Свердловске (Екатеринбурге) каждые две недели строили новое здание. Сегодня каждое четвертое из них признано памятником или как минимум считается примечательным объектом своего времени.

Несмотря на это, в Екатеринбурге долгое время не было путеводителя по архитектуре СССР довоенного периода. В 2015 году такую книгу впервые выпустило издательство TATLIN: в нее вошли более сотни объектов, которые объединены в 8 пешеходных маршрутов. Все экземпляры раскупили меньше чем за год, и книга стала бестселлером.

Сейчас TATLIN собирает деньги на новый тираж. Он будет дополнен выдержками из архивов, а также краткими биографиями архитекторов, которые определили лицо города. Поддержать проект можно на странице краудфандинга. В тексте кампании сказано, что переиздание запланировано на осень 2019 года.

Ниже мы публикуем фрагмент из новой версии путеводителя. Это описание «Городка чекистов» — конструктивистского жилого комплекса, который был возведен по заказу НКВД и, помимо квартир, включал поликлинику, столовую, баню, прачечную, Дом культуры и многое другое.

История комплекса тесно связана со сталинскими репрессиями: в путеводителе приведен отрывок из книги «Дома рассказывают» С.А. Погодина, согласно которому 90% жителей первой и второй волн заселения были арестованы, расстреляны или отправлены в лагеря. С 1934 года лишь две квартиры остались не тронуты, а в остальных жильцы сменились по шесть раз.

Жилой комплекс НКВД / 1931

Ул. Ленина, д. 69/1-14
архитекторы И.П. Антонов, В.Д. Соколов, А.М. Тумбасов

Общий вид, фото 1930-х годов

«Городок чекистов» — неофициальное название этого квартала, бытующее среди горожан, точно отразило тенденцию, существовавшую в европейском зодчестве с конца XIX века и распространившуюся на территории страны Советов в виде многообразия способов расселения, таких как жилкомбинат, соцгород или город-сад. Архитектура жилых комплексов была обусловлена новым социальным заказом. Впервые на Урале использовались методы рационального проектирования и строительства, ставились задачи экономичности технического и планировочного решения. Впервые предпринималась попытка зонирования квартала.

К 1929 году в Свердловске, в связи с ускорением экономических преобразований страны, были сосредоточены административно-экономические управленческие структуры, планирующие и проектные организации промышленных предприятий-гигантов. Контроль за ними должен был осуществлять Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), для командного состава которого было решено построить комфортабельную резиденцию. Его проектированием и строительством занималось специально созданное Стройбюро. Назначение объекта не предавалось широкой огласке, хотя его строительство велось в самом центре города.

Руководителем проектной группы в 1929 году стал И.П. Антонов, окончивший Петербургскую академию художеств и вместе с семьей переехавший на несколько лет в Финляндию по причине революционного переворота в России. После возвращения в СССР он был приглашен в Свердловск и стал главным проектировщиком жилого комплекса НКВД. Его соавторами выступили архитекторы В.Д. Соколов, А.Н. Стельмащук и А.М. Тумбасов.

Проектирование комплекса началось в 1929 году, строительные работы развернулось к 1930 году. Главной задачей проектировщиков было размещение в пределах одного квартала всех необходимых построек для жизни определенного коллектива людей: как жилых корпусов, так и зданий культурно-бытового обслуживания.

Комплекс играл важную роль в создании архитектурного облика главных городских магистралей: проспекта Ленина, улиц Луначарского и Первомайской. Юго-западный угол квартала, ориентированный на площадь Парижской Коммуны, имеет выраженный угловой акцент в виде 11-этажного полуцилиндрического объема гостиницы «Исеть», который до настоящего времени является одной из высотных доминант главного проспекта города.

Размещение зданий на участке определяется их функциональным предназначением. Общественные постройки — здание гостиничного типа с рестораном (бывшим магазином спорттоваров) в первом этаже и здание клуба и магазина с кафе-столовой выходят на проспект Ленина. От основной части квартала их отделяет обширный двор, оборудованный под спортплощадку. С трех сторон по периметру квартал обстроен жилыми домами. Во внутреннем пространстве квартала размещены медицинский корпус и здание детского сада с игровой площадкой между ними.

Для улучшения санитарно-гигиенических условий жителей большинство секций ориентировано по оси север—юг. Внутренние корпуса членят квартальное пространство на три двора. Квартиры в секциях двух- и шестикомнатные большей частью были рассчитаны на покомнатное заселение. Кухонь в квартирах не было в связи с предусмотренными в общественных зданиях предприятиями питания.

Фасадные и объемные композиции зданий в целом определяются их внутренней структурой. Применение повторяющихся пластических элементов (объемов эркеров и лестничных клеток, балконов, поэтажных рядов окон) придает единство облику квартала. Фотодокументы 1930-х годов свидетельствуют о том, что фасады зданий, обращенные к проспекту Ленина, имели и монотонно белый цвет, и двухцветное решение, в течение одного десятилетия сменявшие друг друга. Так в 1937 году корпуса на улице Луначарского были выкрашены в красный цвет к 20-летию Октябрьской революции. Правда, на короткий срок — уже к новому году здание было вновь перекрашено.

Из статьи А.Л. Пастернака «Новые формы современного жилья» в журнале «СА» (1927):

«У нас принято ко всему приклеивать названия, ярлычки. К ярлычкам настолько привыкают , что фонетическая оболочка совершенно заслоняет истинное содержание явления. Горе, если ярлычок неверно определяет содержание явления — с этим никто никогда не посчитается, не проверит, но в безусловной вере в непогрешимость ярлычка примет зафиксированным ложное истолкование явлений. Так случилось с тем, что по ярлычку значится „дом-коммуна“. Дом-коммуна приобрел все оттенки третьесортного продукта. <...> Но если бы не случилось так, что на эту, безусловно, ВЕРНУЮ и НУЖНУЮ тему ответили однажды абсолютно НЕ верно и НЕ хорошо, и если бы эти ответы не послужили основанием определенного ярлыка, — этот вид жилья получил бы у нас, в НАШИХ НОВЫХ УСЛОВИЯХ БЫТА, самое широкое и устойчивое распространение. Вопросы раскрепощения хозяйства с одной стороны, воспитательное значение (в смысле продвижения к действительной общественной жизни) с другой — вот основные вопросы серьезнейшей проблемы „нового быта“. <...> Следовательно, „идейное“ возражение отпадает; дом-коммуна — совершенно ясное и неоспоримое явление современности».

Лестница в зданий ДК им. Дзержинского, фото 2010-х годов

Закрытость и автономность комплекса предполагала тесную функциональную связь между корпусами. Существует неподтвержденный факт, что в комплексе существуют подземные ходы, один из которых ведет от общественных зданий к Дому промышленности, что может быть вполне объяснимо служебной деятельностью жильцов. Некоторые корпуса имеют два, а то и три уровня под землей. К сожалению, нижние уровни сейчас затоплены, что создает серьезные проблемы в эксплуатации зданий. Подвалы также использовались как обслуживающие помещения. Например, в подвале поликлиники были баня и прачечная, где до настоящего времени сохранились полы, выложенные метлахской плиткой.

По окончании строительства территория квартала была ограждена высокой металлической решеткой на кирпичных опорах. Недоступность территории для посторонних обеспечивалась вооруженной охраной.

Со временем объемно-пространственная композиция городка была незначительно изменена, в связи с чем комплекс утратил изначальное функциональное единство. В 2004 году был сделан пристрой к зданию гостиницы «Исеть» со стороны двора на уровне первого этажа, также проводились перепланировки гостиничных номеров. Были заложены оконные проемы третьего и четвертого этажей корпуса № 10 с целью использования актового зала под кинозал. Во многих квартирах устроены кухни. Однако в целом перестройки и утраты не изменили первоначального образа памятника.