«Архитектурное скерцо»: феномен советской мозаики в работах Евгения Аблина

С 26 по 29 сентября в Москве пройдет выставка работ Евгения Аблина — художника-монументалиста, чьи мозаичные панно стали одним из символов модернистской архитектуры. Объясняем, как мозаика превратилась в один из советских феноменов и какую роль сыграл в этом Аблин.

«Архитектурное скерцо»: феномен советской мозаики в работах Евгения Аблина

Плановый характер экономики во многом ограничивал советскую архитектуру, но люди, причастные к ее созданию, находили способ выразить себя. Это породило целый ряд архитектурных феноменов, среди которых особняком стоит мозаика — уникальный визуальный прием советского модернизма.

В первое десятилетие СССР мозаики не были востребованы из-за принадлежности к «буржуазному» искусству. Активно их начали использовать в сталинскую эпоху, но художников-мозаичистов тогда было немного; самый известный, Владимир Фролов, участвовал в оформлении нескольких станций Московского метрополитена, павильонов ВДНХ, Киевского вокзала, мавзолея Ленина и других знаковых сооружений. По характеру этих зданий видно, что мозаичное оформление было штучной работой и носило исключительный характер.

Мозаичное панно на станции метро «Маяковская»Мозаичное панно на станции метро «Маяковская»

Не пышная сталинская эпоха, а именно борьба с излишествами подтолкнула советскую мозаику к развитию. В отличие от многих других художественных приемов, в конце 50-х она не подпала под хрущевские «санкции» и стала чуть ли не единственным, а потому массовым средством декора в архитектуре; ее используют в самых разнообразных типологиях, от жилых домов до автобусных остановок.

При этом монументалистам дают гораздо больше свободы, чем другим советским художникам: поскольку монументальное искусство должно было гармонировать с новой модернистской архитектурой, ему в порядке исключения разрешили эксперименты.

Евгений Аблин

Обретя популярность в хрущевское время, мозаики, как и монументализм в целом, прочно укоренились в архитектуре вплоть до развала СССР. Одним из лиц этого феномена стал художник Евгений Аблин, чьи работы реализовывались на протяжении всего позднесоветского периода.

В данном материале мы собрали работы Аблина, по которым можно судить об эволюции отдельного художника и советского монументализма в целом. Еще более полное впечатление дает грядущая московская выставка «Архитектурное скерцо: Дворец пионеров и другие монументальные работы Евгения Аблина». Один из кураторов экспозиции, директор по исследованиям Института модернизма Анна Броновицкая, стала нашим проводником по многоликому миру работ этого художника.

В начале 60-х, на заре творческого пути, Аблин создает одну из знаковых работ — оформление Дворца пионеров на Ленинских горах. Мозаики в интерьере и экстерьере ценны сами по себе — они неотделимы от образа этого здания и вместе с ним стали одним из символов модернистской Москвы. Не менее ценны эскизы, которые будут представлены на выставке: как отмечает Анна Броновицкая, по рисунку к панно «Юные ленинцы» можно многое понять об эпохе и об отношении Аблина к советской идеологии. Художник смотрел на нее иронически: в первоначальном варианте Ленин был гораздо меньше, а юные пионеры «с увлечением мутузили друг друга».

Дворец пионеров на Ленинских горах в МосквеДворец пионеров на Ленинских горах в Москве
Дворец пионеров на Ленинских горах в Москве, 1959-1962. Архитекторы: В. Егерев, В. Кубасов, Ф. Новиков, Б. Палуй, И. Покровский, М. Хажакян, Ю. Ионов. Мозаика главного входа «Юные ленинцы».

Еще одна московская работа Аблина — рельеф торгового центра на площади Юности в Зеленограде. Здесь интересна не только абстрактная композиция, но и выбор материалов: помимо привычной смальты художник использовал бетон и околы цветных гранитов.

Панно уникально еще и тем, что ему присвоили статус объекта культурного наследия — обычно советские мозаики не защищены подобным образом. Впрочем, работу удалось сохранить лишь частично: в интерьере торгового центра находился еще один рельеф, судьба которого ныне неизвестна — либо его скрыли за гипсокартонными панелями, либо вовсе уничтожили.

Торговый центр. Москва, Зеленоград, площадь ЮностиТорговый центр. Москва, Зеленоград, площадь ЮностиТорговый центр. Москва, Зеленоград, площадь Юности, д. 2, стр. 1. 1969-1970. Архитекторы: А. Климочкин, Д. Лисичкин, Б. Оськин . Рельеф-мозаика на фасаде и в интерьере

Работы Аблина, как и саму советскую эпоху, отличает неоднородность. Как отметила Анна Броновицкая, абстракция из флюорита в интерьерах ресторана СЭВ (Совета экономической взаимопомощи) в Москве свидетельствует о том, что для зарубежной аудитории допускалось то, от чего берегли советских граждан — официальное отношение к абстрактному искусству было резко негативным. «Это иллюстрация двоемыслия советской культуры в конце 1960-х годов», — считает Анна.

Здание секретариата Совета экономической взаимопомощи
Здание секретариата Совета экономической взаимопомощи (здание Правительства Москвы), 1963-1970. Архитекторы: М. Посохин, А. Мндоянц, В. Свирский. Мозаика в столовой. 1967

Художник экспериментировал не только с материалами и сюжетами, но и формой. В начале 80-х он создает сказочное голубое дерево — скульптурную вышку для прыжков в воду в бассейне «Олимпийский», покрытую мозаикой. Несколькими годами позже появляется ряд пространственных композиций: одна из них, состоящая из труб и стеклянных пластин, изображала ливневые облака и находилась в павильоне № 12 «Советские профсоюзы» на ВДНХ. В 2010-е годы ее демонтировали и уничтожили. Еще одну объемную геометрическую работу Аблина можно наблюдать по сей день — это «фонари» из стекла и бронзы, которыми украшен Строгинский мост.

Спортивный комплекс «Олимпийский» в Москве 1977-1980
Спортивный комплекс «Олимпийский» в Москве 1977-1980. Архитекторы: М.В. Посохин, Б.И. Тхор, Л.С. Аранаускас. Мозаика и пластика вышки для прыжков в Олимпийском бассейне. 1980

Евгений Аблин
Слева: Выставочный павильон № 12 «Советские профсоюзы» на ВДНХ в Москве, 1987. Архитектор: В.С. Кубасов. Пространственная композиция из листовой стали и труб. 1987. Справа: Пространственные композиции на Строгинском мосту в Москве. 1982

Помимо Москвы художник много работал в Средней Азии. Для столицы Казахстана он разработал оформление ресторана «Алма-Ата» на 1000 человек. Эскизы так и не воплотились в жизнь — несмотря на то, что на ряде из них стоит штамп «утверждено», архитектурный проект отправили на переработку, и новое здание оформляли уже другие художники. Тем не менее эти рисунки имеют самостоятельную ценность — по ним также можно судить о широте творческих поисков Аблина. Он пробовал самые разные мотивы: обращался к рельефам майя, золоту саков, палеолетическим лошадям в пещере Ласко.

Евгений АблинЕвгений Аблин
Эскизы росписи эстрады и бара в ресторане «Алма-Ата». 1963

Найти подготовительные материалы — большая редкость в случае с советским монументализмом. Он во многом анонимен — рядом с подобным искусством не висят имена художников, а из-за массового характера мозаик бывает трудно установить авторство конкретного панно. К тому же эскизы обычно оставались у заказчиков и впоследствии были утрачены. В этом смысле Евгений Аблин — счастливое исключение; художник сохранил многие свои наработки, хотя многие и уничтожил. Его эскизы вместе со станковой живописью и линогравюрами хранятся в семье его потомков и недавно были обнаружены внуком художника. Эти работы легли в основу выставки и будут представлены впервые:

«Это очень неожиданная для меня выставка, потому что работы, представленные на ней, я сам недавно увидел впервые. Это эскизы к работам деда в архитектуре, которые лежали на полках годами, дед мне их никогда не показывал, т.к., видимо, для него это был уже давно пройденный и забытый этап. Я помню более или менее все работы деда, начиная года с 85-го, а эти эскизы вперемежку с многочисленными набросками, кальками, почеркушками уже тогда лежали на полках пару десятилетий. И только сейчас при разборе мастерской я случайно обнаружил вещи 60-х и 70-х годов, о которых даже не имел никакого представления».

Цитата из фейсбука Дмитрия Аблина, внука Евгения Аблина

Выставка «Архитектурное скерцо: Дворец пионеров и другие монументальные работы Евгения Аблина» пройдет с 26 по 29 сентября в Доме художника на Кузнецком мосту. Вход свободный.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще