Никита — из тех, кого на Руси называли емким словом «самородок». Правда, в отличие от Ломоносова, отправившегося из Архангельска завоевывать Москву, Никита Маликов остался в родной Твери — и жизнь показала, чтобы выбор был верным. Чего стоит одна только история того, как он вообще стал архитектором. Нет, он не был боксером, как Тадао Андо, или барменом, как Алехандро Аравена: окончив Тверской государственный технический институт, Никита получил специальность «инженер-строитель». И начал работать в качестве конструктора сразу на трех крупных местных застройщиков. «Однажды генеральный директор попросил придумать эскиз небольшого офисного здания, — вспоминает Маликов. — Вечером того же дня я взял карандаш, бумагу и начал рисовать. И вот именно с этого момента можно говорить «я понял, что мечтаю стать архитектором».

Госпиталь для тажелобольных

Госпиталь для тяжелобольных людей «Центр новейшей медицины», г. Тверь

Собственно, его функции он и стал выполнять — по просьбе всех трех заказчиков, которые хорошо общались между собой. А потом они пришли к нему и сказали: хотим тебя сделать ГАПом, а не можем — иди получай образование, мы оплатим и во всем пойдем тебе навстречу.

Согласитесь — случай беспрецедентный: действительно скинулись и оплатили. В местном Политехе очень кстати открылась кафедра архитектуры, и Никиту в течение трех лет отпускали с работы — с сохранением зарплаты! — чтобы он мог посещать занятия. Впрочем, сам Маликов скромно объясняет этот факт острым дефицитом специалистов в городе — архитектурная кафедра долгие годы не функционировала, и цех за это время резко постарел. Однако все это не отменяет и талантов Никиты как архитектора — особенно, когда познакомишься поближе с его подходом к проектированию — да и к жизни в целом.

Например, фактическое отсутствие в Твери полноценного профессионального архитектурного сообщества, с которым можно было бы обсуждать волнующие его вопросы, Маликов воспринял как вызов. Это стало для него поводом просиживать ночи в сети в поисках хотя бы виртуальных собеседников и единомышленников. Так он неожиданно вписался в гамбургское комьюнити — и в результате продолжил там дистанционное обучение. «Когда я сидел дома, в Твери, и делал исследование для немецкого университета про комфортную среду, то при каждом взгляде в окно испытывал жесткий когнитивный диссонанс», — делится Никита. Примерно тогда же онпознакомился с Александром Малюковым — тот работал архитектурным визуализатором. «Нас обоих очень сблизила эта проблема, которую мы искренне не понимали: почему в нашем городе создается такая скучная и скупая на архитектуру среда».

Дом V

Дом V, г. Тверь

Тем не менее, вместо того, чтобы ехать в Москву или в ту же Германию, Никита и Александр объединились в маленький «домашний офис». Главный принцип работы был сформулирован простой до гениальности: в провинции можно создавать архитектуру, по качеству и комфорту не уступающую столичной. Эта позиция и соответствующий подход в работе стал привлекать инвесторов. И очень скоро поток заказов стал настолько большим, что пришло время расширяться. С приходом дизайнера-визуализатора Константина Винокурова студия Маликова окончательно сформировались.

«Моя коллега из Германии — сейчас одна из дистанционных сотрудниц — сказала мне однажды, — рассказывает Никита. — Мол, в Москве есть архитекторы, создающие проекты для 20 миллионов, которые живут в столице. В Санкт-Петербурге делают проекты для живущих там миллионов 5-ти. Но если ты научишься создавать качественную архитектуру при ограниченных ресурсах в своем небольшом городе, значит, ты научишься создавать архитектуру для всех 120 миллионов жителей России... Вспоминается: «Эй, Брэйн, чем мы будем заниматься сегодня вечером? — Тем же, чем и всегда, Пинки... Попробуем завоевать мир!»

ЖК Премьер парк

«Премьер-Парк», г. Тверь

Планы у Маликова и впрямь «брэйн-пинкивские»: он хочет стать Архитектором социального жилья с большой буквы. Это его способ дарить окружающим счастье — ведь счастья достоин каждый, независимо от статуса. Однако в провинции делать это совсем не просто — работа в регионах имеет свою специфику. «Здесь совсем иные бюджеты, — говорит Никита Маликов. — Размазывать деньги по фасаду не получится, слово „урбанизм“ скорее ругательное для местных властей, тотальное дисгармонирующее окружение (особенно в новых спальных районах), жители городов крайне тяжело идут на новые решения». Поэтому работа архитектора оказывается плотно связана с постоянным исследованием города и его жителей, экономическим анализом и конструкторскими расчетами. «Жилая и коммерческая недвижимость — это бизнес, не стоит этого отрицать, работая с архитектурой, — продолжает Никита. — Наша цель — помочь застройщику сделать успешные инвестиции в обмен на то, что в городе появится архитектурно качественный и комфортный объект, который преобразует территорию вокруг себя. Я понимаю, это звучит слишком корыстно и прямолинейно. Мне действительно хотелось бы сказать что-то иное, украшенное красивыми литературными оборотами. Но архитектура и городская среда во многих городах стремительно деградирует. Единственный способ изменить ситуацию — убедить застройщиков, показать им решения, чтобы они поменяли подход и могли извлечь из этого пользу».

Вместо высотных скворечников должна строиться средне- и низкоэтажная застройка, убежден Маликов. Асфальтовые долины для парковки машин должны превращаться в зеленые дворы. Вместо «жилых домов» нужно строить «жилую среду». «Главная задача архитектора — оставить наследие, которое никто не захочет переделывать, — считает Никита. — Оставить после себя такую архитектуру, в которой захочет жить и работать не одно поколение людей».

ЖК Премьер парк

«Премьер-Парк», г. Тверь

Кстати, насчет архитектуры в будущем у тверского «самородка» своя теория. «Многие архитекторы стараются спроектировать идеальный конечный продукт, удивив весь мир. Несмотря на это, многие здания и градостроительные проекты устаревают очень быстро. Планировки жилья, построенного 30 лет назад, уже не подходят для современных нужд. Но из-за конструктивных особенностей многих зданий ничего изменить не получается. Дом так и будет устаревать и устаревать, создавая все больше дискомфорта людям. Такая же ситуация в любом направлении (кроме торговых центров — их дешевле перестроить с нуля). Социальные объекты постепенно меняют свое наполнение, транспортные системы перестраиваются чуть не каждое десятилетие, и не проходит и года, чтобы не создали новый строительный или фасадный материал. Мир начал жить так быстро, что ему уже не нужна стабильная монументальность. Он хочет гибкости во всем, получаемой за счет постоянных обновлений. Мне кажется, профессия архитектора скоро сильно изменится. Главным талантом будет считаться возможность создать максимально трансформируемый каркас. А работа над объектом будет идти не год-два, а десятилетия. Архитекторы будут выпускать все новые и новые навесы-обновления, адаптируя свои сооружения под требования моды. Города за пределами исторических зон будут менять лицо так быстро, что исчезнут понятия „ориентир“, „доминанта“ и „реконструкция“. Появится новый термин — фасадная одежда».

Реконструкция бульвара Цанова

Реконструкция бульвара Цанова, г. Тверь

Кстати, именно с реконструкцией связана самая сложная задача, с которой Никите приходилось сталкиваться. Речь идет о здании бывшей ткацкой фабрики — Тверского камвольного комбината, которую требовалось переоборудовать в ТРЦ (новое название — «Рубин»). «Над первой очередью реконструкции я начал работать в 2008 году, еще будучи в должности конструктора. Позже, уже состоявшись как архитектор, я выиграл закрытый конкурс на проектирование второй очереди. И спустя некоторое время ко мне обратились собственники соседних зданий. Им понравилось, как из заброшенных полуразвалившихся цехов формируется новое пространство. Мы проводили анализ количества заказов такси и выяснили, что из исторической части города сюда переместился центр активности жителей. В этом месте плотно пересекаются разные пласты истории: классическая архитектура Владимира Константиновича Терского соседствует с передовыми цехами времен СССР, по которым 50 лет назад гулял Фидель Кастро. Здания визуально уже стали родственниками, и нашей задачей было создать им уникальные характеры. На одном листе чертежа могли быть одновременно и реконструкция, и реновация, и новое строительство. Сейчас общая площадь запроектированных и реализованных зданий составляет 170 000 квадратных метров, и работа все еще продолжается».

Реконструкция бульвара Цанова

Реконструкция бульвара Цанова, г. Тверь

Вышеописанный пример в очередной раз показывает, как сильно могут повлиять на ход и суть проекта правильно проведенные предпроектные исследования. Но если для Москвы это стало почти нормой, то для Твери по-прежнему остается никому не нужной «китайской грамотой»: «Большинство проектов в малых городах не имеют бюджетов (или желания) проводить даже простейшие исследования среды», — делится Никита Маликов. Тем удивительнее, как каждый раз ему удается придумать для застройщиков доступные и понятные методы, сигнализирующие о тех или иных проблемах. «Взять, к примеру, „коэффициент белых кед“ — наглядно демонстрирует качество благоустройства тротуаров и дорожной сети: как долго можно ходить в белых кедах по центру дороги после дождя — перед тем, как захочется их помыть. Во многих дворах моего города этот показатель равен 15-30 секундам. В Берлине — для сравнения — порядка 17-20 дней».

Не может не вызывать восхищение и то, что Никита умудряется популяризовывать свои идеи отнюдь не только среди застройщиков. Так, будучи членом общественной палаты города Тверь, он плотно общается с местной комиссией по благоустройству и градостроительству. А проводя, всеми правдами и неправдами, в конечном итоге предпроектные исследования, непременно встречается с непосредственными пользователями — жителями района или будущими жителями дома. И надо ли говорить, что гораздо чаще он сталкивается с сопротивлением и неприязнью, чем обретает поддержку — но не оставляет попыток. «Я честно не хочу быть знаменитым архитектором, — признается этот бесстрашный юноша. — Но я очень хочу быть специалистом, о котором будут думать как о человеке, который способен подарить уют».

Архитекторы — иконы

Дэвид Чипперфильд, Рок Оман

Здания — иконы

Joachimstrasse, One Pancras Square, HAYRACK-APARTMENTS

Реализации

2016-2017 — реконструкция бульвара Цанова, г. Тверь
2008-2017 — реконструкция территории бывшей ткацкой фабрики, г. Тверь
2016 — Дом V, г. Тверь
2013 — «Премьер-Парк», г. Тверь

Проекты

2016 — ЖК «Белые ночи», г. Тверь
2015 — остановочный павильон общественного транспорта, г. Тверь
2015 — сквер-парк на ул. Горького, г. Тверь
2013 — здание нового вокзала. г. Тверь
2013 — офисный центр на улице Седых, г. Тверь
2011 — госпиталь для тяжелобольных людей «Центр новейшей медицины», г. Тверь

Конкурсы

2016 — частный госпиталь в Московской области (1 место)
2014 — проектирование второй очереди ТРЦ «Рубин», Тверь (1 место)
2013 — проект жилого комплекса для молодых семей, Тверь (1 место)
2012 — эскизный проект сквера в Айя-Напе, Кипр (1 место)

Публикации

Афанасий-бизнес
Караван
ТверьНьюс
Лаборатория удобный город
dailymoneyexpert