Про таких принято говорить «далеко пойдут». Хотя в данном случае точнее будет сказать «достигнут высот». Это стало понятно недавно, в 2014-2015 годах, когда бюро пережило реорганизацию. А начиналось все без лишнего шума — тихо, мирно и даже типично: жил-был один талантливый архитектор, и звали его Василий Сошников.

Сначала Василий ездил летом в Крым — на тот самый мыс, где проходили собрания тайного общества каменщиков-архитекторов. Однако, когда тайное стало явным и превратилось в «Проект Меганом», Василий поиграл в новую игру пару лет — да и открыл собственное дело, под названием «АИ-студия». Код был простейшим: «Архитектура-Интерьеры». Разве что «И» случались чаще, чем «А». Но Василий и то, и другое делал единственным известным ему способом — высокопрофессионально. Благодаря этому у него появилось немало учеников и последователей. «10 лет мы делали архитектуру высочайшего класса, — вспоминает Иван Колманок, ученик Сошникова и нынешний генеральный директор студии. — Просто об этом никто не знал».

Проект школы на 352 ученикаПроект школы на 352 ученика

Что поделать — было время богатых частных заказчиков и безвестных гениальных проектов, навсегда похороненных в визуализациях на компьютерных серверах (даже фотографировать не всегда разрешали!). Но потом наступил период громких конкурсов и больших публичных историй. И в то время как Василий все сильнее ощущал в себе тягу нести людям не искусство, а свои знания и опыт, остальная часть команды — бывшие стажеры — наоборот, с энтузиазмом рвались в бой созидания. «Творческий психотип человека требует созидательной деятельности, — объясняет Иван. — В масштабной архитектуре такие качества наиболее уместны».

Так что, когда заказчик попросил почти невозможного — спроектировать и построить мост, сложнейшую инженерную конструкцию, всего за две недели — Иван, невольно вставший у руля, вспомнил узлы для деревянных элементов, которые они придумали и протестировали в одном из частных домов. Дополнительных креплений для узлов не требовалось — время, сэкономленное на сборке моста, помогло уложиться в срок. А в силу необычной конструкции и сам мост получился запоминающимся — динамичным, летящим, как конек фигуриста. И действительно напоминающим о северном сиянии благодаря волнам разноцветной светодиодной подсветки.

Пешеходный мост и каток на территории ВДНХПешеходный мост и каток на территории ВДНХ

Потом зима закончилась, и под звуки весенней капели и разбираемого катка Василий с головой окунулся в образование и открыл свою детскую архитектурную студию. А код «АИ» обрел новое значение: «Александр Томашенко-Иван Колманок». Руководителей и партнеров у вновь образованного бюро стало двое. Название тоже слегка изменилось — на ai-architects. И доля архитектуры, которую таким образом как будто поставили в приоритет, стала расти — хотя для этого сначала пришлось изрядно потрудиться.

Первым проектом после объединения Ивана и Александра стал конкурс на интерьеры лофтов в потенциально реконструируемом заводе «Кристалл». Ребята умудрились занять первое место во всех трех заявленных номинациях. К несчастью, тот конкурс оказался фикцией — как и конкурс на реконструкцию Даниловского рынка, в котором ai-architects тоже поучаствовали. Тем не менее, Иван искренне убежден, что «если у тебя нет какого-нибудь покровителя,то конкурсы для молодого бюро — единственный способ оказаться замеченными».

Благоустройство Боровицкой площадиБлагоустройство Боровицкой площади

В их случае это однозначно произошло. В начале 2016 года в закрытом конкурсе проект благоустройства Боровицкой площади сначала вышел в финал, а потом одержал победу. И можно сколько угодно спорить, нужно ли было устанавливать памятник Владимиру вообще, подходила ли для этого Боровицкая площадь, мог ли сам памятник иметь другие облик и размеры — архитекторы, работавшие с некой данностью в виде технического задания, решали совсем другие вопросы. «То, что там планировалось, было чем-то вроде эстетического продолжения Манежной площади, — рассказывает Иван Колманок. — И если бы не конкурс — это бы гаратированно состоялось. Нашей задачей было противопоставить хоть что-то — из-за этого мы в эту историю и ввязались». Конечно, дистанцироваться всегда проще, но на сей раз ребята сочли бездействие сродни преступлению.

Почему, как вопрошают некоторые, из князя не получилось московского аналога статуи Свободы? Ответ простой: в задании конкурса было сказано, что высоту скульптуры не только нельзя увеличить, но необходимо уменьшить. Причем существенно — с 25 до 16 метров. И вместо того, чтобы закатать площадку вокруг Владимира в асфальт или окружить его симметричными клумбами, ai-architects нашли более сложный образ — расходящихся от памятника кругов, как от капли, упавшей в воду. Кто-то даже усмотрел в этом намек на обряд крещения.

Похожая идея мелькала в работах и других участников конкурса. Но у ai-architects была обыграна чище, точнее и тоньше. Круги у них получились как раз асимметричными, затухающими в зелени газона — так что даже подъем лестницы (а круги — это именно ступени) зрительно как будто скрадывается. А за спиной у Владимира лес — аллея из 40 молодых лип: такие же липы спустя десятилетия недавно вернулись на Тверскую.

Реконструкция набережной реки КамаРеконструкция набережной реки Кама

Реализация привнесла дополнительные сложности. Например, существующий рельеф не мог стать достаточно прочным основанием для каменной лестницы — пришлось его капитально перерабатывать. Еще одна заминка возникла со светильниками, которые отвечали за оригинальный сценарий — квинтэссенцию образа капли: когда идет дождь, парящая в воздухе влага должна была мощно подсвечиваться снизу. Тогда статуя оказывалась бы скрытой в тумане светящихся в капель. А поскольку мощение было в основе своей круглое (архитекторы нарисовали 1700 индивидуальных круглых камней), то и светильники должны были быть замкнутыми светящимися кольцами.

Сперва подрядчик предлагал компромисс: составить окружность из нескольких искривленных профилей. Но нужен был единый объем — иначе задуманного эффекта было не добиться. Самостоятельно разработав конструкцию такого светильника и изготовив реальный образец, ai-architects доказали состоятельность своей идеи — и все получилось.

Территория завода «Кристалл»Территория завода «Кристалл»

«Исследование — триггер нашего развития, провокатор мутаций и изменений, — гласит манифест бюро. — Будь то вызов создать для самого что ни на есть обычного шкафа принципиально новую петлю или же вопрос-провокация для района, требующего принципиально новой организации пространства. Все это порождает новое понимание того, кто мы такие и кем нам хочется быть сегодня».

А хочется, например, создавать цельные и самодостаточные проекты — этакие вещи в себе, ни убавить и ни прибавить. «Обычно, когда проектируешь дом, то мысленно делишь его на интерьер и экстерьер, — объясняет Иван Колманок. — Однако в практике архитектора бывают такие проекты, которые получаются сразу, целиком, будто сами собой. Такими были и ВДНХ, и Даниловский рынок, и «Терехово».

Конкурс на архитектурный облик станции метро «Терехово» — еще одна интересная страница в истории ai-architects. Конструктивно станция имела новую, еще не привычную для нас типологию, когда входы-спуски находятся не в торцах, а в середине. А если человек попадает в метро в середине платформы, то ему зачастую и двигаться никуда не нужно — многие переходы расположены тоже в центре. Таким образом, сразу у входов скапливается опасная толпа, которую надо как-то «разреживать».

Территория завода «Кристалл»Территория завода «Кристалл»

«Поскольку на станции „Терехово“ планировалось строить ледовый дворец, то главным средством навигации решено было сделать „ледяной холод“, — рассказывает Иван Колманок. — Приезжаешь на станцию — и сразу понимаешь: зима близко». Хотя холод, разумеется, распространяется не буквально — с минусовой температурой — а через градиентную покраску. В середине, как раз у входов, синий «холод» особенно густ и темен, а в торцах наоборот — светло и тепло. Получается самая что ни на есть интуитивная навигация: люди идут на свет, в лето. «К сожалению, очень сложно это передать на визуализациях — поэтому, нам кажется, нашу идею и не поняли», — сетует Иван.

Кстати, это был один из проектов, над которым ai-architects работали вместе с Егором Орловым — «спекулятивным архитектором», то есть тем, кто создает архитектуру, непременно связанную с красивой легендой (например, archspeech Егор рассказывал про города с сердцами и репродуктивными органами). Постоянно наращивать и обогащать потенциал своей команды, в том числе за счет привлечения новых людей на проектной основе, — та стратегия, которая видится нынешним партнерам бюро наиболее перспективной.

«Бюро — наш главный проект, — говорится все в том же манифесте. — Если когда-то оно и обретет законченное выражение, форму или конфигурацию, это будет означать лишь одно — мы устали.

До того оно будет все время меняться, мутировать, как и подобает экспериментальной площадке. Изменчивость повседневности — наша естественная среда обитания. Наша деятельность запрограммирована на освоение новых дисциплин и методов работы, а сами проекты — на изменение своего масштаба. Мы приветствуем новых людей, и к потоку из удивительных персонажей относимся со знаком плюс. Такой динамичный скелет организма нашего бюро постоянно получает новые знания от приглашенных коллег — его очередных ярких обитателей. Меняется проект — меняются люди, герои... пишутся новые сказки».

И пусть у всех у них будет счастливый конец.

Реализации

2016 — Благоустройство Боровицкой площади
2016 — Парк и набережная в Нижнекамске
2016 — Офис на территории завода «Арма»
2015 — Парк в городе Набережные Челны
2014 — Каток на ВДНХ, заказчик OOO «Русский лед Девелопмент»
2014 — Пешеходный мост на ВДНХ, заказчик OOO «Русский лед Девелопмент»
2013 — Реконструкция жилого дома в поселке Чигасово
2013 — Детский домик на дереве
2010-2016 — Проекты частных домов и квартир.

Проекты

2016 — Концепция интерьера вестибюля бизнес центра Нео-Гео
2015 — Реновация общественных пространств «Город Кристалл»
2015 — Интерьеры лофт-апартаментов на территории «Город Кристалл»
2015 — Ресторан на территории ВДНХ
2013 — Школа в Тольятти (реализация — 2017 год)

Конкурсы

2016 — закрытый конкурс на разработку концепции благоустройства Боровицкой площади, Москва (1 место)
2016 — современный пешеходный мост в Дублине, Ирландия
2016 — павильон для фестиваля Bons Sons, Португалия
2016 — конкурс на лучший проект функционального наполнения и благоустройства набережной реки Белая на участке, прилегающем к комплексу «Юность», г. Уфа
2016 — международный конкурс на лучшую концепцию организации Аркады бизнес-центра «Белые Сады», Москва 2016 — открытый конкурс на обустройство сквера им. Маяковского в г. Пушкино, МО
2015 — открытый конкурс на разработку дизайн-проектов помещений формата «ЛОФТ» трех категорий на территории «Город Кристалл», Москва (победитель в трех номинациях: лофт «мансарда», лофт «с патио», входная группа)
2015 — открытый конкурс на разработку концепции общественных пространств на территории «Город Кристалл» (финалист)
2015 — закрытый конкурс на концепцию развития Даниловского рынка в Москве
2015 — открытый национальный конкурс с международным участием на разработку архитектурно-художественного решения станций Московского метрополитена «Нижние Мневники» и «Терехово»
2015 — открытый международный архитектурный конкурс на объемно-планировочное решение Правительственного историко-культурного комплекса на территории бывшего орденского замка Кёнигсберга в Калининграде
2014 — открытый международный архитектурно-градостроительный конкурс на разработкуконцепции развития территорий исторического центра города Калининграда
2013 — II Конкурс молодых дизайнеров и архитекторов «Арт-Перестройка» (1 место)
2012 — Международный архитектурный конкурс на разработку лучшей концепции развития Мневниковской поймы, проект «Новое дыхание Мневников» (почетная грамота)

Выставки

2015 — «АРХ Москва», раздел «Архитектура действия/Архитектура NEXT»

Премии

2016 — благодарность за разработку концепции благоустройства Боровицкой площади и вклад в сохранение культурно-исторического облика столицы
2015 — общероссийская премия в области деревянной архитектуры АРХИWOOD, 1 место в номинации «Дизайн городской среды» (пешеходный мост на территории ВДНХ)
2013 — общероссийская премия в области деревянной архитектуры АРХИWOOD, 1 место в номинации «Малый объект» (детский домик на дереве, Московская область, поселок Чигасово)
2013 — конкурс «Дерево в архитектуре», гран-при в номинации «Национальная премия за лучший реализованный проект из дерева» (детский домик на дереве)
2013 — 15-й фестиваль архитектуры и дизайна интерьера «Под крышей дома...», 3 место в номинации «Реализованный загородный жилой дом» (реконструкция коттеджа в поселке Чигасово)

Прочие инициативы

2016 — воркшоп «Весенний марш в Казани»
2015 — дискуссия «Русская деревянная архитектура. Наследие, развитие, перспективы»

Публикации

«ПРОЕКТ РОССИЯ» № 67 «Мечты: Детский домик в подмосковном поселке Чигасово»
ARCHITECTURAL DIGEST (AD) № 10 (133), октябрь 2014: «Квартира на Патриарших»
ARCHITECTURAL DIGEST (AD) № 7 (130), июль 2014: «Квартира с панорамным видом на Москву (квартира на Цветном бульваре)»
Roomble.com
HomeDSGN: Ylofa Palme by AI-Studio
Archspeech
Archi.ru
Lenta.Ru
Дом-бумеранг
Реконструкция старого дома от АИ-студия
Archipeople