«Архитектор света»: новый фильм о Ренцо Пьяно как лучшая картина о профессии

Этой осенью вышел фильм Карлоса Сауры «Ренцо Пьяно, архитектор света». archspeech посмотрел картину за месяц до премьеры в Италии и рассказывает, почему этот фильм — лучший пример того, каким может быть кино об архитектуре.

«Архитектор света»: новый фильм о Ренцо Пьяно как лучшая картина о профессии

Картина дает представление о том, как выглядит архитектор на широком экране. Немалое ее достоинство — то, что она будет интересна любому человеку вне зависимости от вовлеченности в архитектуру. Для профессионалов это возможность посмотреть на себя со стороны; для людей, не занятых в этой области — хороший повод заинтересоваться современными зданиями.

Сюжет, несмотря на линейность, дает объемную картину, по которой можно судить о конкретном объекте, о профессии архитектора как таковой, о самом Ренцо Пьяно — и в частности о том, какая личность скрывается за этим громким именем.


Честное кино

Повествование крутится вокруг возведения Культурного центра Ботина в испанском Сантандере. Вероятно, съемки фильма были инициированы отчасти тем, что далеко не все хотели видеть это здание в городе. И важно, что картина получилась не бесконечным дифирамбом архитектору и девелоперу, а демонстрацией тех сложностей, через которые приходится проходить при работе над каждым архитектурным объектом.

В фильме явственно читается, что архитектура — это коллективный труд, в котором сталкивается множество личностных противоречий и устремлений. Например, есть Ренцо Пьяно, который хочет, чтобы в Сантандере появилось качественное здание. В отличие от Рема Колхаса он убежден, что архитектура остается с людьми на века — не так надолго, как фотография, говорит он по ходу фильма (и признается, что завидует фотографам), но все же на протяженный срок.

Но у этого проекта есть еще множество интересантов, главный из которых — клиент, желающий завершить работу побыстрее. «А что плохого случится, если мы откроем здание не 31 июля, а в сентябре?» — как бы наивно вопрошает Пьяно на одном из совещаний у себя в бюро. И эта реплика — очень точная иллюстрация того, как сильно отличаются взгляды заказчика и архитектора — пускай даже притцкеровского лауреата.

А еще в этой истории есть обиженные местные жители, которые считают, что их не спросили и просто поставили перед фактом строительства — в кино показано, как Ренцо и клиент встречаются с ними на открытом обсуждении и выслушивают их реакции, в том числе негативные. Помимо людей архитектору нужно «договориться» со зданиями, стоящими по соседству. Одно из них Ренцо в открытую называет «монстром», так как оно портит вид на его объект, и предлагает посадить рядом деревьям, чтобы его не было видно.


Картина о подходе


Архитектура Пьяно давно стала синонимом хайтека, но современность и высокотехнологичность — лишь одна ее сторона. В фильме итальянец обращает внимание, что изобретательство в архитектуре восходит к Возрождению. Брунеллески, оставивший в веках купол Санта-Марии дель Фьоре, придумал не только сам купол, но и способ его строительства. То же самое старается делать Ренцо, не забывая при этом об эстетической стороне своих проектов.

Связь поэзии и технологии — это тоже очень старая идея, рассказывает он в фильме. Архитектура полностью держится на технологии, поэтому она, как и поэзия, должна задействовать самые прогрессивные методы. Но еще важнее, чтобы в этих зданиях людям было хорошо, и они могли «встречаться здесь и радоваться совместному бытию». Эта мысль звучит в фильме дважды — в начале и в финале. И воспринимается она каждый раз по-разному. В завязке показано уже отстроенное здание на берегу Бискайского залива. По этим кадрам совсем непонятно, сколько трудов, замыслов и споров стоит за этим проектом. В финале зритель, проследив всю историю возникновения Центра, становится гораздо восприимчивее к этому проекту.

Название картины — «Архитектор света» — происходит от того, что Ренцо действительно очень много внимания уделяет тому, как свет взаимодействует со зданием. Для него это самый важный материал — бетон и металл по сравнению со светом второстепенны. Это внимание к нематериальному позволило ему создавать культурные и выставочные пространства, равных которым нет в мире, — в частности то, о котором идет речь в фильме. И тем удивительнее, что за этой фундаментальной чертой стоит очень личная история: Пьяно вырос на побережье и с детства обожал ходить в море, где его поражало естественное освещение.


Фильм-портрет

Несмотря на то, что огромное внимание в фильме уделено конкретному зданию, между строительными перипетиями мы видим вставки с несколькими видеоинтервью. В этих фрагментах раскрывается не только подход, но и личность Ренцо Пьяно.

Пьяно вспоминает, как он нервничал перед открытием Центра Помпиду в Париже. И тогда режиссер Роберто Росселлини, который снимал подготовительные работы перед открытием, сказал ему: «Смотри не на здание, а на то, как оно отражается в глазах людей, которые проходят мимо и заходят в него». Ренцо нервничал небезосновательно — реакция на этот объект действительно была неоднозначной. Но он воспринял урок, преподанный великим режиссером.

С тех пор он убежден, что красота спасет человечество — нужно лишь разглядеть и отыскать ее. Она не зависит от уровня культуры или образованности, и далеко не всегда кроется в самом здании. Этим утопичным воззрением, считает Пьяно, увлечены немногие — но именно такие люди становятся главными инициаторами положительных изменений во всем мире. «Мы исчезающий вид, мы — ныряльщики за жемчугом, — говорит он в финале картины, подразумевая эту способность видеть красоту. — Но что мне еще остается? Я ведь больше ничего не умею». Не так уж и мало, если разобраться.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще