Алхимия в архитектуре: художник Олафур Элиассон придумывает объекты из радуг, тумана и льда

Более 20 лет художник Олафур Элиассон восхищает архитекторов своими проектами, а в этом году он дорос до первого большого здания. Рассказываем, чем примечателен его «дом-фьорд» и как Олафур захватывает умы.

Алхимия в архитектуре: художник Олафур Элиассон придумывает объекты из радуг, тумана и льда

«Мой отец-художник. Козел Раушенберга. Падение Берлинской стены. „Водяные лилии“ Клода Моне. Проект Джейсона Туррела в МоМА. Философ Жиль Делёз. Киборг-полицейский из „Терминатора“. Нейробиология».

Это не набор случайных персон и явлений, а лишь некоторые из множества вещей, которые вдохновляют датско-исландского художника Олафура Элиассона. Широта интересов отразилась на разнообразии сюжетов в его творчестве. Каждая из работ — многосоставной эксперимент, в котором соединились наука, искусство, природные явления и сенсорный опыт. Люди в этом эксперименте почти никогда не выполняет пассивную роль: Олафур против отстраненного восприятия искусства и приглашает своего зрителя к активному участию.

Олафур Элиассон
Проект The Weather Project, 2003-2004 г. Галерея Tate Modern, Великобритания

Элиассон и раньше работал с архитекторами. Для родного Копенгагена художник спроектировал мост, по которому ежедневно проходят до 5 тысяч человек. В 2007 году совместно с норвежцем Кьетилем Торсеном из Snohetta он делал павильон в галерее Серпентайн. Причудливый фасад концертного зал Harpa, чуть ли не самого большого здания во всей Исландии, — это тоже дело рук Элиассона.

Однако до большого архитектурного проекта художник дошел только в этом году. Так в датском городе Вайле появилось офисное здание Fjordenhus — «дом-фьорд».

Название проекта говорит само за себя: дом вырастает из моря. По словам Элиассона, построить его было непросто — перед этим пришлось уговаривать клиента:

«Мы долго убеждали заказчика: „Давайте прыгнем с острова в воду, в промышленный порт, будем наслаждаться ветром, светом и прозрачностью воды“»


Здание состоит из четырех пересекающихся цилиндров с дугообразными выемками, которые выполняют роль окон. Внутреннее пространство проработано Элиассоном по принципу «до дверной ручки»: он проектировал и мебель, и освещение, и оформление интерьеров.

Стены выложены из 970 000 разноцветных кирпичей: 15 оттенков неглазурованного кирпича чередуются с зелеными, синими и серебристыми вкраплениями. Комбинации цвета выстроены в зависимости от освещения и положения в пространстве. Зеленые кирпичи чаще используются в нижней части здания, синие — в верхней.

Работа над «домом-фьордом» вобрала в себя весь предыдущий опыт Элиассона: не будь у него за плечами многочисленных и куда менее практичных работ — и архитектура получилась бы совсем другой:

«Мы превратили в здание годы экспериментов над восприятием, движением, светом, природой и пространством. Это одновременно и инсталляция, и полностью функциональная архитектурная структура»


Однако правило работает и в обратную сторону: художественные проекты Элиассона зачастую неразрывно связаны с архитектурой или построены по архитектурным принципам. Здания и пространства выступают и как цель, и как средство для творчества. Элиассон работает с ними как алхимик, будто все время спрашивая себя: что будет, если добавить к архитектуре лед, огонь, воду, свет? Ответ на эти вопросы — ниже.


Архитектура + земля


В случае с творчеством Элиассона зритель нередко переживает лобовое столкновение с природой — причем там, где он меньше всего этого ждет. Художник с одинаковой виртуозностью превращает музейные залы в поле застывшей лавы, болото или туманную заводь с подвесным мостом.

Riverbed — The mediated motion — 8900054

Архитектура + вода


Элиассон — выходец из исландской семьи, поэтому неудивительно, что энергия земли и воды занимает в его проектах особое место. Художник часто работает в тандеме с исландским архитектором Эйнаром Торстейном — именно у него он перенял любовь к геодезическим куполам, которые задействованы в том числе «водных» проектах.

Waterfall — The New York City Waterfalls — By means of a sudden intuitive realisation


Архитектура + туман


Пожалуй, самая эфемерная часть творчества Элиассона — инсталляции, в которых главным материалом выступает пар или туман. Водяная взвесь непрерывно растворяет черты архитектурных объектов, из которых она появляется.

Fog assembly — Thoka — Fog doughnut

Архитектура + лед


В 1998 году Элиассон придумал павильон, состоящий из изогнутой сетчатой крыши на шести ножках из нержавеющей стали. Наверху был установлен разбрызгиватель, который начинал работать, когда температура воздуха опускалась ниже нуля. Вода стекала по кровле и замерзала, образуя затейливые фигуры.

Ice pavilion — Ice-watch — Eisfenster


Архитектура + свет


Очень часто Элиассон экспериментирует с желтым светом. В этом смысле самый главный его проект — The Weather Project в галереи Tate Modern. В замкнутом пространстве турбинного зала Элиассону создает ощущение закатного солнца: для этого на стене установили полугруглый светящийся экран насыщенного желтого цвета, под которым парили «облака» из искусственного тумана.

The weather project — Your inverted veto — Room for one colour


Архитектура + радуга


Одна из первых работ Элиассона называлась Le Travail de Beauté — «Очарование работы». Это был простой садовый шланг, пробитый в нескольких местах, откуда фонтанировала вода. Его освещали таким образом, чтобы с определенных точек зритель видел радугу. С годами радуга в его проектах обрела плоть и перекочевала в архитектуру: так появилась панорама из радужного стекла в датском музее AROS и павильон, построенный по принципу субтрактивной цветовой модели.

Your rainbow panorama — Panoramic awareness pavilion — Colour activity house


Архитектура + металл


В ряде работ Элиассон исследует возможности симметрии и проектирует павильоны из стальных трубок, которые пересекаются под углами 108 и 72 градуса.

5-dimensionel pavillon — Spiral tower — Spiral tunnel


Архитектура + зеркало


Кажется, что из зеркал в проектах Элиассона может состоять все что угодно: с их помощью он проектировал павильоны, геодезические купола, расставлял отдельные акценты на существующих зданиях и даже метафорически изображал связь между прошлым и будущим.

The drop factory — Windspiegelwand — No future is possible without a past 

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще