«Алгоритм, который проектирует дом, — это уже даже не интересно». Как мыслит новое поколение архитекторов

Только устоялась идея, что одними красивыми фасадами без исследований и аналитики заказов не выиграть, как новое поколение уже практически потеряло интерес к этим освоенным алгоритмам. И придумало свой подход.

«Алгоритм, который проектирует дом, — это уже даже не интересно». Как мыслит новое поколение архитекторов

Бюро Archifellows запустилось в 2017 году, а уже спустя год вошло в пятерку победителей конкурса стандартного жилья, организованного Минстроем РФ и АИЖК. Концепция Archifellows — это виртуальная платформа, которая поможет девелоперу понять потребности потенциального покупателя жилья, а покупателю получить то, что он хочет.

Родион Еремеев

Об этой платформе, конкурсе, который с таким подходом архитекторы выиграли, попытках изучать консалтинг, об алгоритмах и пережитках менталитета художника мы поговорили с партнером бюро Родионом Еремеевым.


Про алгоритмы, архитектуру и маркетологов

archspeech: Мы нашли цитату, которую архитектор только в кошмарном сне может себе представить: «Мы попытались представить себе будущее, в котором есть рынок доступных проектов, разработанных именитыми архитекторами. Это возможно при абсолютной автоматизации стадии проектирования. То есть если появится инструмент, где функции архитекторов выполняет алгоритм, и любой желающий может стать на время специалистом в области архитектуры». Это ваш совместный выпускной проект на «Стрелке», Mass Market Architecture. Почему архитектор предлагает заменить архитектора алгоритмом?

Родион Еремев: Это материал 2016 года, и мысли 2016 года. Сейчас у меня совершенно другая позиция. Мне был интересен не сам алгоритм, который может действительно спроектировать дом, а факт того, как можно изменить индустрию. Хотелось посмотреть на нашу сферу под иным углом.

Это довольно неприятная мысль для архитекторов, мне она тоже от части неприятна. Но, с другой стороны, я всегда привожу в пример конструкторы сайтов. Если вспомнить сайты в Интернете начала нулевых, это был кошмар — все неудобно, ни о каких user-friendly интерфейсах и речи не было. И когда появились конструкторы сайтов, общее качество дизайна сайтов улучшилось, стало приятным и понятным. Каждый может себе сделать хороший сайт, и ни к какому краху профессии веб-дизайнера это не привело.

Интернет 2000-х vs. интернет 2010-х

Сегодня мы по-другому смотрим на возможность применения алгоритмов. Вместе с Тимуром Черкасовым и Анной Львовой, с которыми учились на «Стрелке», мы придумали новую концепцию платформы под названием The Part. Это партисипативная платформа, которая должна соединить в виртуальном пространстве девелопера и будущего покупателя жилья.

При помощи заложенного в эту платформу алгоритма будущий покупатель может визуализировать свои пожелания в виде 3D модели дома с квартирографией. Девелопер получает взамен информацию о покупателе и автоматически сгенерированное качественное ТЗ для будущих проектировщиков. А у покупателя появляется возможность купить жилье, которое он действительно хочет иметь за те деньги, на том этаже, где он хочет жить, такого-то метража.

Archifellows

Для проекта Mass Market Architecture создали отдельный сайт, где любой желающий может сгенерировать себе дом. Команда проекта: Вадим Егоров, Родион Еремеев, Ксения Краснова, Тимур Черкасов


Это такой калькулятор на сайте, где ты выбираешь себе жилье из компонентов?

Сейчас это выглядит примерно так: у нас есть алгоритм, разработанный для конкурса, который способен собирать башню, галерею или секцию из 20 различных типов квартир. То есть мы можем быстро визуализировать квартирографию в нужных нам пропорциях.

Archifellows

Алгоритм позволяет получить нужную квартирографию по запросу


Поэтому и проект Mass Market Architecture вспомнился. Ведь там похожая конструкция?

За реализацией этих идей стоят те же люди. Мы хотим довести качество алгоритма до такого уровня, чтобы он решал конкретную проблему. Потому что алгоритм, который проектирует дом, не решает никакую проблему. Это уже даже не интересно.

В конкурсном проекте мы разработали 20 квартир и решили такую проблему, как аппендикс. Раньше при компоновке дома регулярно образовывались отростки в виде коридоров, стояков и других элементов. В конкурсном предложении удалось это решить, и мы добились модулей в чистом виде.

Archifellows

Система квартир, которая позволила получить настраиваемый модуль

В конечном итоге соответствующий алгоритм способен учитывать разные параметры, пропорции, соотношения, например, 30% однушек, 20 — трешек и так далее. И из этого собирать объемы зданий. Для нас это был полезный инструмент, потому что на раннем этапе мы могли просчитать предварительные ТЭПы и стоимость здания. Также можно использовать дополнительные вводные элементы — подземный паркинг, монолитное здание или сборно-каркасное и так далее. И от этого будет меняться стоимость.

Это было то, что мы сделали для конкурса. Сейчас мы задумались о том, как интегрировать алгоритм в вышеупомянутую платформу The PART. На сегодняшний день у нас складывается ощущение, что девелоперы не до конца понимают своего будущего покупателя. Мы задумываемся как можно было бы интегрировать современные технологии в процесс проектирования и предпроектные стадии. Для строительства жилья XXI века нужно лучше знать будущих пользователей, а не проектировать дома на основе слепого ТЗ от маркетолога.

Получается, процесс убирает маркетолога из этой цепочки?

Я бы так не сказал. Наш инструмент должен дополнять работу маркетолога, предоставляя ему качественные данные. Пока еще не все умеют пользоваться данными и собирать их: в некоторых девелоперских компаниях основной массив информации о покупателе собирается из статистики кликов на ту или иную квартиру на сайте продажи жилья. Мне кажется, что это игра вслепую. Строительство любого здания — масштабный и продолжительный во времени проект. Довольствоваться одной статистикой кликов здесь явно не стоит.

Проект застройки, победивший в конкурсе стандартного жилья АИЖК


Как увеличить эффективность здания в 1,5 раза с помощью простых анкет

Ваше бюро называется не архитектурным, а архитектурно-консалтинговым. Вы себя мыслите не просто архитекторами, но еще вторую функцию себе видите?

Мы ее не просто видим, мы ее каким-то образом реализуем. Это произошло естественным способом. Изначально мы с партнером планировали делать упор на архитектурное проектирование, но так вышло, что наши первые заказы были связаны с проектированием коворкингов. В конечном итоге, у нас есть один очень большой заказ на размещение коворкинга в структуре офисного здания, скажем так, офис Х. И в этом офисе мы действительно провели достаточно детальную аналитику всех работников здания. То есть мы разобрали каждого работника на кусочки.

Разобрали работника в смысле его функции в компании или его личность?

И то и другое. Мы анализировали ежедневные маршруты перемещений работников в здании. Узнавали о каждом из них: чем он занимается, в каком отделе работает, с кем коммуницирует, курит или не курит, приносит еду с собой или ест в кафе, говорит по телефону или нет, сидит на рабочем месте или постоянно в движении. Мы полностью погрузились в структуру работы компании заказчика, разобрались во всех ее подразделениях, функциях, и из 30 условных часов общения с этими людьми появилась огромная сводная таблица.

Само здание изначально было торговым центром, сейчас там расположен офис и в скором времени появится коворкинг. Когда мы пришли туда, увидели, что половина пространств попросту не приспособлена для постоянного пребывания людей на рабочих местах.

Разобрав потребности сотрудников, мы смогли оптимизировать пространство: с 8 этажей, где равномерно сидели люди, мы смогли их рассадить на 5 этажей. Освободившиеся этажи мы предложили отвести под коворкинг и общественные нужды, чтобы офисные работники получили необходимую инфраструктуру, которой у них раньше не было. Банально душевые, хотя много людей ездят на мотоциклах и велосипедах. Не было достаточного количества переговорных, а в некоторых помещениях недоставало естественного освещения. В конечном счете, в наш проект были заложены условия для комфортной работы, отвечающие запросам сотрудников и компании.

Всю эту рассадку придумали с помощью алгоритма?

Скорее, как бы банально ни звучало, с помощью нашей усидчивости и аналитики, которую мы провели.

Потом эту информацию в алгоритм не запускали?

Нет, пока у нас нет такой технологии, но мы работаем в этом направлении. Это был пример того, как мы пришли в условный консалтинг. Мы сформулировали предложение: вот так должен выглядеть ваш офис, в таких условиях вашим сотрудникам будет комфортно работать. Исходя из конкретного запроса мы смогли повысить эффективность здания где-то в 1,5 раза.

Увеличили эффективность потому, что обратили внимание на каждого. А эта идея поговорить с людьми, она откуда пришла?

Все пришло из моего понимания урбанистики как комплексного метода. Эта дисциплина в первую очередь изучает город, интересный не сам по себе, а как жизненная среда человека.

Можно сказать, что мы подходим к созданию архитектуры через урбанистику. В ходе работы над коворкингами мы большое внимание уделяем запросам арендаторов и стараемся отвечать их потребностям. Наш заказчик тоже понимает, что во главе человек, поэтому коммуникация получается довольно эффективной.

И этот подход на уровне отдельного человека заложен и в проект на конкурсе АИЖК?

Да. Мы проектировали квартиры для будущих пользователей, поэтому не ориентировались на расхожие рыночные примеры. Мы старались предложить комфортные решения для разных типов домохозяйств, от молодого предпринимателя до многодетной семьи или семьи, где живут несколько поколений: дети, родители, бабушка с дедушкой. Это разные типы людей, и у каждого есть свои потребности.

Archifellows

Преимущества квартиры: без коридоров, продуманная система хранения, два с/у, адаптивная планировка, простая конструктивная схема


Побороть менталитет художника

Если вести разговор об образовании, то у нас архитекторов не учат мыслить глобально. Не кажется, что нас больше учат работать с формой и воспринимать объект как городскую скульптуру?

Еще один камень преткновения — архитектурное образование. Сейчас происходят положительные изменения в сфере образования в России, появляются дополнительные возможности поучиться у отличных преподавателей, запускаются инди-институты, но в «классических школах», через которые проходят большинство будущих практиков в сфере архитектуры, ничего не меняется. Когда я был студентом, меня не покидало ощущение, что нас учат быть художниками, которые должны разрабатывать свои «авторские» идеи. Часто защита проекта выглядела очень глупо — ты печатаешь подрамник с проектом, оставляешь его в аудитории и уходишь. В итоге твой подрамник — это твоя картина, которая должна за тебя объяснить комиссии, что хотел сказать автор.

Сегодня недостаточно быть «художником»: это мой фасад, это мое видение. Художественность важна, но не в отрыве от сложных общественных систем. Сегодня главной ценностью в нашей профессии является умение работать с социумом и умение выйти за рамки стандартного архитектурного мышления.

Получается, у вас такое совмещение философии дизайна, девелопмента и архитектуры. А еще что может быть?

Технологии. Я стараюсь про них не забывать, потому что мне действительно интересно, как те или иные инновации можно интегрировать в практику. Для проектирования тех же самых офисов можно использовать аналитику и, используя информацию о том, как общаются пользователи внутри пространства, можно понять, кому как удобнее расположиться в офисном пространстве и эффективно коммуницировать.

Возвращаясь к первому вопросу, технологии и алгоритмы все-таки заменят или не заменят архитектора?

Я не думаю, что заменят. Скорее, они должны дополнить и помочь в решении определенного спектра задач. Это не разрушение индустрии в целом, я не стремлюсь придумать алгоритм, который заменит кого-то.

Ты не стремишься, но стремятся ли к этому девелоперы?

Не думаю. Смотря с какой стороны на это смотреть. Если это массовое строительство, то скорее всего, это полезные нововведения. Мне кажется, что в таком контексте говорить про оптимизацию определенных процессов — это нормально. В контексте авторской архитектуры никакой алгоритм не сможет заменить мастера. Возможно, только спародировать, но это все равно будет лишь реплика.

Раньше были художники, которые рисовали портреты, потом появились фотоаппараты. Индустрия изменилась, но все равно до сих пор заказывают авторские портреты. Эта услуга даже стала дороже, ценнее, чем она была раньше. В нашей индустрии автоматизация нам сильно не грозит, потому что мы и так уже сильно автоматизированы, но при этом до сих пор прекрасно ведем свою архитектурную практику.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще