Адаптируй это: Бьярке Ингельс рассказывает, как избавиться от безликой архитектуры

Глава бюро BIG предлагает отказаться от «чрезмерной инженерии» и тем самым вернуть архитектуре право на разнообразие.

Адаптируй это: Бьярке Ингельс рассказывает, как избавиться от безликой архитектуры

С развитием технологий архитекторы сумели отказаться от множества ограничений. Электричество решает проблему с нехваткой освещения; лифты, насосы и железобетонные конструкции позволяют возводить многоэтажные здания; техника охлаждает и обогревает, защищает людей в случае пожара и других опасностей, улучшает акустику пространства, избавляет от неприятных запахов.

Вместе с тем, считает Бьярке Ингельс, в расцвете инженерных решений кроется проблема: они лишают архитектуру индивидуальности. По всему миру люди строят одни и те же «скучные бетонные коробки». Нельзя обобщать и обесценивать их, но невозможно отрицать, что, к примеру, большинство офисных небоскребов похожи друг на друга — особенно если сравнивать их с традиционными домами, чей облик формировался столетиями.

В подтверждение тому Ингельс ссылается на книгу «Архитектура без архитекторов», изданную в 1964 году. Ее автор, Бернард Рудофски, приводит фотографий зданий в различных строительных традициях по всему миру: азиатские плавучие хижины, белоснежные деревушки Средиземноморья, шатры в Сахаре, башни в Болонье — всего более 200 примеров.

Такое многообразие — следствие того, что архитектура эволюционировала постепенно и отвечала на уже существующие условия: культуру, экономику, ландшафт, но прежде всего — на климат. Это и есть ключ к работе над архитектурным проектами в BIG: решать различные задачи не с помощью простых инженерных решений, а с помощью архитектуры.

Бьярке называет этот подход ‘engineering without engines’ — или, дословно, «инженерия без машин». Идея состоит в том, чтобы избавить архитектуру от излишней зависимости от технического наполнения и позволить ей в полной мере выполнять свои функции.

О том, как BIG применяет это на практике, рассказываем на примере трех объектов.

Shenzhen Energy Mansion: когда кондиционеры — не главное

© Laurian Ghinitoiu © BIG

Условие: архитекторам необходимо было спроектировать две офисных башни в в китайском городе Шэньчжэне, где летом температура доходит до 40 градусов. Поэтому первоочередной целью стала защита от солнца и перегрева.

Решение: вместо того, чтобы просто оборудовать небоскреб мощной системой кондиционирования, в BIG придумали волнистый фасад, как бы сложенный гармошкой. Складчатая поверхность не пропускает солнце, но и не закрывает вид — панели лишь рассеивают свет.

Результат: фасад позволяет экономить до 30% энергии на кондиционировании помещений, а само здание стало блестящим примером «зеленой» архитектуры. Тем символичнее, что заказчиком проекта выступила одна из крупных энергетических компаний Шэньчжэня.

Музей человеческого тела в Монпелье: на грани города и природы

© BIG

Условие: работая над конкурсным проектом музея на юге Франции — в Монпелье — необходимо было учитывать, что комплекс построят в буферной зоне между парком им. Жоржа Шарпака и городской средой. И, конечно, обеспечить экспонатам достойную защиту от солнца.

Решение: здесь тоже большую роль сыграла система жалюзи: ламели меняют наклон в зависимости от стороны света. Сам проект выдержан в виде скругленных одноэтажных павильонов. Извиваясь под разными углами, они перетекают друг в друга и соединены системой пандусов, создавая обширную прогулочную зону.

Результат: проект принес BIG’стерам победу в конкурсе — жюри отметило его «новаторство, экологичность и исключительную функциональность». Правда, к строительству так и не приступили и проект остался только в виде рендера.

Спортзал в школе: когда можно бегать по потолку

© BIG

Условие: когда в BIG работали над крытым спортзалом для школы Gammel Hellerup Gymnasium, сразу встал вопрос с местом: под размеры зала подходили только футбольное поле и двор. И тот, и другой вариант оказались одинаково плохи. Футбол — любимый спорт датчан, и лишить их поля для игры означало «совершить политический суицид». А застройка двора лишила бы детей места для игр.

Решение: помещение опустили под землю на глубину пяти метров — ровно столько по нормам необходимо для высоты спортзала. Крышу изогнули в линию, напоминающую траекторию мяча.

Результат: на уровне земли кровля здания выглядит как холм, покрытый досками и уличной мебелью. Ничем не примечательный двор стал общественным центром школы, при этом дети не лишилась ни одной из зон для отдыха и занятий.

Материал составлен по мотивам лекции Бьярке Ингельса ‘Hot and Cold’

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще