Вигвам в лесу

Дом, который издалека легко принять за небольшое индейское поселение, построил японский архитектор Хироши Накамура. Ни одно дерево в лесу, выбранном в качестве «уголка дикой природы», при этом не пострадало. Каждое помещение сделано как отдельный «вигвам» и аккуратно вписано между стволами. Их общая площадь составила 186 кв. м.

Архитектор Хироши Накамура

И снаружи, и внутри «вигвамы» обшиты простыми деревянными досками. Стены и потолки выкрашены в белоснежный цвет — чтобы отражать и приумножать солнечные лучи, проходящие через треугольные окна, в том числе и в крыше.

Архитектор Хироши Накамура

В стенах, развернутых на юг, окна сделаны большими, и высота потолков в этих помещениях достигает 8 м. В остальных она, наоборот, уменьшена до 2,5 м. Это существенно сокращает затраты на климат-контроль без ущерба функциональности: архитекторы справедливо рассудили, что подолгу стоять вблизи наклонных стен все равно никто не будет, так что большинство зон — сидячие или лежачие.

Архитектор Хироши Накамура

В гостиной устроен камин. Вырабатываемая им тепловая энергия доставляется в соседние «вигвамы» через подпольную систему обогрева. За охлаждение же отвечает потолок.

Архитектор Хироши Накамура

Общественные зоны — самые просторные — отделены от спален стеклянными перегородками. Их изготавливали по специальной технологии: гербарий из местных растений «замуровали» между двух слоев стекла, стойкого к ультрафиолету. Благодаря этому краски не блекнут, и цветы еще долго будут «как живые».

Архитектор Хироши Накамура

Фото © Koji Fujii, NAPArchitects

Бункер под землей

Гостевой дом в Голландии, переделанный бельгийским бюро B-ILD из бункера, гораздо аскетичнее. Собственно, как и предшественник возраста второй мировой. Здесь есть только «прожиточный минимум» — а как иначе, когда на 9 квадратных метрах с потолками высотой меньше 2 метров нужно разместить четырех человек?

Гостевой дом. Бюро B-ILD

С другой стороны, знаменитая дача Ле Корбюзье Cabanon de Vacances была еще меньше, что не мешало ей быть вполне комфортной и даже новаторски для своего времени оборудованной. Этим примером архитекторы и вдохновлялись.

Гостевой дом. Бюро B-ILD

От декоративной отделки полностью отказались, мебель по максимуму «встроили» в бетонные стены. Кровати — двухэтажные, под ними предусмотрены места для хранения, а все отдельно стоящие предметы имеют несколько функций: например, табуреты служат прикроватными тумбами, кофейными столиками и элементами стремянки.

Гостевой дом. Бюро B-ILD

Вздохнуть свободно можно снаружи: здесь устроена открытая площадка для барбекю, танцев и солнечных ванн. Авторы сделали ее в точности по размеру внешних габаритов врытого в землю бункера — чтобы наглядно показать, как много пространства съедают «оборонные» бетонные стены.

Гостевой дом. Бюро B-ILD

Фото © Tim Van de Velde

Скала в Альпах

Горная хижина швейцарской студии Bureau A обыгрывает совсем другие свойства бетона — декоративные. У хижины есть имя — Антуан, в честь героя рассказа одного из местных писателей про пастуха, который после оползня в горах 7 недель искал дорогу домой.

Горная хижина швейцарской студии Bureau A

«Горы восхищают и пугают одновременно», — рассказывают архитекторы. «В Швейцарии очень сильны традиции взаимодействия с Альпами — жить рядом с ними, укрываться среди них».

Горная хижина швейцарской студии Bureau A

Придуманная ими деревянная избушка спрятана и впрямь идеально: бетонная оболочка имитирует скалу. Неожиданное содержимое выдает только пара окон и дверь.

Внутри все обшито простой фанерой. Кровать, стол и сиденья сделаны как элементы стены и при необходимости просто откидываются. В совокупности с печью этого вполне достаточно, чтобы одиночке-эскаписту провести здесь несколько уединенных дней и ночей.

Горная хижина швейцарской студии Bureau A

Хотя для этого нужно быть еще и в определенной степени экстремалом. Архитекторы признаются, что хижина-скала неслучайно так органично вписывается в ландшафт: здесь часто случаются камнепады. Но утверждают, что в этом заключается значительная часть особой альпийской романтики.

Горная хижина швейцарской студии Bureau A

Впрочем, «скалу» собирали не на месте, в одной из горных деревень, а потом везли до места на грузовике. Так что при большом желании ее можно и передвинуть — на более безопасный участок.

Горная хижина швейцарской студии Bureau A

Фото © Dylan Perrenoud

«Домик шахтера» в пустыне

Перестраивая жилище 80-х годов добытчиков медных руд в Аризонской пустыне, дизайнер Дэвид Фрази руководствовался опытом еще одного великого модерниста — Фрэнка Ллойда Райта. Тем более, что последнее его пристанище — резиденция Тейлизин-Вест — находится совсем рядом.

Дизайнер Дэвид Фрази

Сейчас в резиденции находится архитектурная школа имени Райта, которая, помимо прочего, культивирует пропагандируемые им принципы обучения. Например, «учись, делая»: программа, в рамках которой студентов, фактически, селят на стройплощадке.

Дизайнер Дэвид Фрази

Заинтересованные в скорейшем завершении проекта, они постепенно, «по ходу дела» его совершенствуют, внося коррективы в соответствии с приобретаемым опытом. Райт был убежден, что так будущие архитекторы начинают лучше понимать своих клиентов.

Дизайнер Дэвид Фрази

Дэвид Фрази тоже на какое-то время поселился в предназначенной для реконструкции постройки. И начал с того, что разобрал стены, и из добытых таким образом бетонных блоков соорудил нечто вроде патио.

Затем, используя бетонное основание высотой 50 см, он возвел новую конструкцию, а оставшуюся бетонную трубу приспособил для устройства уличной печи.

Дизайнер Дэвид Фрази

Фасады отделаны листами ржавого железа и досками из красного дерева, тонированного под черное. Первое — дань уважение истории добычи медной руды в этих местах, а второе — еще один реверанс в сторону Райта и Тайлизин-Веста.

При этом металлические листы закреплены на стенах не вплотную, а на расстоянии 7, 5 см — чтобы получился аналог «вентилируемого фасада».

Дизайнер Дэвид Фрази

Интерьер «шахтерского домика» отделан грубой штукатуркой и фанерой. Фактически это спальня с системами хранения, и узких окон в ней два — в изножье и в изголовье. Перед сном их нужно открывать: если ночь холодная, то через них в внутрь пойдет тепло из уличной печи. Ну, а если и без того жарко, то открытые окна обеспечат вентиляцию «с головы до ног».

Дизайнер Дэвид Фрази

Фото © Nathan Rist, Dave Frazee

«Гнезда» в мире животных

В мире осталось только два места, где можно встретить орангутанов. И одно из них на острове Суматра, в чащах дождевых лесов. Поэтому архитектурному бюро Foster Lomas, которому доверили проектировать здесь частную резиденцию, предстояло еще и предусмотреть отдельные комнаты для туристов — любителей созерцания дикой — но человекообразной — природы.

Суматра. Фрэнк Ломас

«Учись, делая»: какое-то время Ломас сам провел в наблюдениях за орангутанами. И пришел к выводу, что гнезда, которые они строят себе для сна под сенью деревьев, — прекрасная модель для и для человеческого жилья. Так что компактные туристические «кабины» — по сути, мини-номера в гостинице — сделаны как гнезда, приподнятые над землей. С высоты наблюдать за орангутанами гораздо удобнее — ко входу каждой кабины ведет отдельная лестница.

Суматра. Фрэнк Ломас

При этом все гнезда защищены единой оболочкой: гости заповедника могут быть уверены, что орангутан не устроит свое очередное гнездо прямо на крыше их собственного.

Суматра. Фрэнк Ломас

Фото © Frank Lomas

А главное, что объединяет все эти проекты, — бережное отношение к природе. Когда остаешься с ней один на один, а не прячешься в каменных джунглях городов, волей-неволей отдаешь ей должное: начинаешь понимать глубинные процессы, разбираться в эко-системах, восхищаться продуманностью находок и решений — и учиться все это использовать, не причиняя вреда.

Тот же Райт придумал «бетон пустыни», Ле Корбюзье — город-сад, Гауди позаимствовал множество органических форм.

Так что, пожалуй, каждому архитектору имеет смысл хотя бы раз побыть эскапистом.

Юлия Шишалова