1. Реконструкция региональной администрации в Северном Брабанте
1 из 4
2. Реконструкция региональной администрации в Северном Брабанте
2 из 4
3. Реконструкция региональной администрации в Северном Брабанте
3 из 4
4. Реконструкция региональной администрации в Северном Брабанте
4 из 4
купить
журнал
информация
об объекте
показать все
  • Авторы проекта KAAN Architects
  • Общая площадь 28 000 кв.м
  • Год 2012–2015
  • Заказчик Администрация Северного Брабанта
  • Проектная группа Dennis Bruijn, Paolo Faleschini, Raluca Firicel, Chiara Gramaccia, Marlon Jonkers, Kees Kaan, Lorenzo Meschini, Hannes Ochmann, Vincent Panhuysen, Dikkie Scipio, Joeri Spijkers
  • Генеральный подрядчик Stam+De Konig Vastgoed en Bouw
  • Консультант по реализации Adviesen Ingenieurbureau van de Laar
  • Консультант по техническим инсталляциям DWA
  • Расчеты физических характеристик, проект акустики и пожарной эвакуации MTD Landschapsarchitecten

Реконструкция региональной администрации в Северном Брабанте

Brabantlaan 1, Hertohenbosch

С помощью нескольких хирургически точных приемов — и при этом не нарушив, а подчеркнув оригинальные планировки Хью Маасканта, — архитекторы бюро KAAN приспособили здание 1971 года под современные представления о порядке оказания муниципальных услуг и работе офисов в целом.


КОНТЕКСТ

Идея сосредоточить все сервисы по оказанию муниципальных услуг в одном месте зародилась в провинции Северный Брабант еще в 50-е. К тому времени архитектор-функционалист Хью Мааскант был уже довольно хорошо известен у себя на родине и внес значительный вклад в послевоенную застройку Роттердама.

За проект здания региональной администрации в местной столице Хертогенбосх Мааскант взялся с энтузиастов. Видимо, шестое чувство подсказывало ему, что проект, строительство которого займет 18 лет, станет для него последним, и искренне считал его венцом своей карьеры.

Он был убежден, что своей архитектурой отвечает на все вызовы того времени. Горизонтально ориентированный двухэтажный стилобат он спроектировал как открытое общественное пространство и включил в него целый ряд специально разработанных для здания художественных произведений (недаром Хертогенбосх — родина великого Босха). А все помещения для клерков вынес в вертикальный объем башни. Однако при жизни архитектора проект был воспринят неоднозначно: многие полагали его слишком большим и громоздким (здание до сих пор считается самой высокой офисной постройкой в Хертогенбосхе), и участок строительства в итоге перенесли на северо-восток от города — на берегу Южного озера, рядом с трассой E25. Злые языки также поговаривали, что расходы на обслуживание модернистского шедевра оказались непомерными.

Время шло, здание пустовало, некогда открытый стилобат оброс охранными шлагбаумами и оказался заблокированным «во имя безопасности». Тесное взаимодействие между политиками, управленцами, чиновниками и обычными гражданами, открытость которого хотел подчеркнуть архитектор, фактически свелось к нулю.

И вот, спустя 40 лет, когда здание реновировали и модернизировали, региональная администрация, как и задумывал Мааскант, стала символом гражданской активности и центром общественных услуг, а 18-этажная башня — знаковой высотной доминантой ландшафта Брабанта.

Чертежи к объекту

АРХИТЕКТУРА И ПЛАНИРОВКА

Горизонтальный, открытый для публики «представительский» объем стилобата идеально сбалансирован с вертикалью офисной башни. Два объема — как два крупных мазка, два широких жеста. Широкие жесты делают успешного политика — наряду с вниманием к мелким деталям. В этом же сила Маасканта как архитектора, и она проявляет себя во всем: в просторных фойе и вестибюлях, в парадной лестнице с балюстрадой, ведущей к Государственному залу, — и в то же время в изящных мыльницах рядом с раковинами в туалетах.

Казалось бы, если все так здорово придумано, то и реконструкция не особенно нужна — достаточно простого «косметического ремонта». Но если вспомнить о том, что Мааскант проектировал в те времена, когда про интернет никто и слыхом не слыхивал (не говоря уже про социальные сети), то становится понятно, что в данном случае работа реноватора заключается в «переводе» с мертвого языка на современный. А это — как минимум другие «конструкции предложений», то есть пространственно-планировочные решения, причем такие, чтобы сохранялось своеобразие авторского стиля.

Впрочем, как всякие хорошие переводчики, архитекторы KAAN привнесли в проект и что-то свое, подобрав местами «другие слова» для выражения той же «мысли». Например, вытянутый вдоль земли и приподнятый на высоту одного этажа стилобат они трактовали как трехэтажный, разместив под ним парковку, и сделали сюда эффектную винтовую лестницу, спускающуюся из центрального вестибюля.

Вестибюль, в свою очередь, соединен с верхним этажом парадной прямой лестницей и беспрепятственно открыт для публики в любой момент рабочего дня — возвращение его доступности было одной из ключевых целей всего проекта. Два других больших зала на втором этаже тоже открыты всем желающим — но только в те моменты, когда там проходят заседания, общественные слушания и пресс-конференции. За длинными стенами из стеклоблоков, спроектированными как раз Мааскантом, расположены первые ряды офисов.

Однако основная часть офисных площадей сосредоточена в высотном объеме. Никаких перегородок и фиксированных рабочих мест: изолированные кабинеты здесь заменили открытыми гибкими пространствами, организованными в кластеры высотой три этажа каждый. В любом кластере есть как открытые, так и полуприватные рабочие зоны, спроектированные в соответствии с требованиями к офису XXI века. Причем на каждые 10 человек приходится всего 8 стульев: всегда кто-то отсутствует, и подобная мера позволяет оптимизировать офисную площадь и использовать ее более эффективно.

Лифты тоже работают по эргономичной схеме, обслуживая не отдельные этажи, а кластеры, что значительно ускоряет их работу. В то время как разные уровни внутри одного кластера связаны обычными лестницами.

В офисной башне теперь есть конференц-залы и переговорные, аудитории для семинаров и тихие зоны для сосредоточенной работы. А главное — после обновления все административное здание целиком, обе составляющие его части, открылись в прямом и переносном смысле слова: они гостеприимны к любым посетителям, способствуют случайным и намеренным коммуникациям, общению и взаимодействию, сотрудничеству и партнерству. То, на что 40 лет назад Хью Мааскант мог лишь намекать, наконец оформилось в законченное и наполненное смыслом понятие. «Дом Брабанта» — только так теперь называют здание региональной администрации местные жители.

К слову, в начале ноября 2015 года на «новоселье» пожаловал уполномоченный самого короля Нидерландов. За успешный проект он вручил управляющему партнеру KAAN Architecten медаль за особые заслуги и преданную службу.

Рассылка
archspeech: