1. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
1 из 10
2. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
2 из 10
3. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
3 из 10
4. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
4 из 10
5. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
5 из 10
6. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
6 из 10
7. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
7 из 10
8. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
8 из 10
9. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
9 из 10
10. Музей Истории Польских Евреев в Варшаве
10 из 10
купить
журнал
информация
об объекте
  • Авторы проекта Lahdelma & Mahlamäki, Kuryłowicz & Associates
  • Общая площадь 18 300 кв. м
  • Год 2013
  • Главные архитекторы проекта Riitta Id, Maritta Kukkonen
  • Партнеры Jukka Savolainen, Mirja Sillanpää, Miguel Freitas Silva Markus Wikar
  • Партнеры в Польше Kuryłowicz & Associates, Stefan Kuryłowicz, Ewa Kuryłowicz, Paweł Grodzicki, Marcin Ferenc, Tomasz Kopeć, Michal Gratkowski
  • Стекло Planibel LOW-E от AGC Glass

Музей Истории Польских Евреев в Варшаве

Muzeum Historii Żydów Polskich, 6 Mordechaja Anielewicza St. 00-157 Warsaw Poland

Еще никогда слово «многострадальный» не было так уместно: экспозиция одного из лучших музеев Польши создавалась в течение 20 лет, а ее тема охватывает целое тысячелетие, полное скитаний, лишений и испытаний. И лишь для архитекторов проект стал безусловной победой.


AGC Glass

КОНТЕКСТ

Идея создания специализированного музея, посвященного истории еврейского народа на территории Польши, вызревала с момента открытия в 1993 году Мемориального музея Холокоста в Вашингтоне. До Второй мировой, когда польское еврейское сообщество, насчитывавшее полмиллиона человек в одной только Варшаве, было практически уничтожено, эта история длилась как минимум 1000 лет, так что значение «польской главы» в непростой биографии народа Израиля сложно переоценить. В 1995-м Ассоциация Еврейского исторического института Польши официально заявляет о намерении создать такой музей. Тогда же под руководством профессора Барбары Киршенблатт-Гимблетт специалисты из США, Израиля и Польши начинают формировать для него экспозицию. И 10 лет спустя, когда Министерство культуры и национального наследия выделяет участок под строительство — как раз там, где во времена немецкой оккупации располагалось еврейское гетто, — объявляется международный архитектурный конкурс, привлекший более 100 бюро со всего мира.

В финал выходит 11 — включая таких звезд, как Даниэль Либескинд, Питер Айзенман, Дэвид Чипперфильд и Кенго Кума. Однако летом 2005 года победителем становится проект финской студии Lahdelma & Mahlamäki Architects под названием «Юм суф» («Красное море»). Работа над проектной документацией продолжается до июля 2008 года, еще через год начинается стройка, и официально музей открывается 19 апреля 2013 года, к 70-летней годовщине восстания Варшавского гетто.

Чертежи к объекту

АРХИТЕКТУРА И ПЛАНИРОВКА

Новый музей находится у сквера Вилли Брандта, в километре от восстановленного в послевоенное время старого городского центра. Это не просто бывшая территория еврейского квартала: ровно напротив — памятник восстанию в Варшавском гетто, которое, начавшись 19 апреля 1943 года, менее чем через два месяца, 16 мая, было жестоко подавлено нацистами.

Мемориал был воздвигнут спустя 5 лет, 19 апреля 1948 года. Каменный параллелепипед высотой 11 метров с барельефом Натана Рапапорта стал для музея своего рода точкой отсчета: пропорции площади перед мемориалом и новым зданием были тщательно выверены, и форма строения тоже прямоугольная. Но если мемориал облицован плитами шлифованного лабрадорского камня из шведских карьеров, которые министр экономики Третьего Рейха еще в разгар войны заказал для будущих памятников Гитлеру, то в архитектуре музея метафорическая связь с Катастрофой получила выражение не в материалах, а в пластике: пещероподобный центральный вход образует на поверхности фасадов «черную дыру», зияющую «пустоту», символизирующую провал в еврейской истории.

Впрочем, будь все так однозначно, вряд ли бы проект Райнера Маламаки и Илмари Ладелма сумел обойти предложения именитых соперников: он привлекает своей многомерностью и многоплановостью; это пример той редкой архитектуры, правильное восприятие которое требует изучения со всех точек и ракурсов, издали и вблизи, внутри и снаружи.

Например, все четыре фасада — разные. Холокост — важнейшая тема музея, но отнюдь не единственная, и, чтобы избежать параллелей с Яд Вашем и Еврейским музеем в Берлине с их аскетичными бетонными формами, архитекторы облицевали свое здание медной сеткой и стеклянными панелями, закрепленными на ней наподобие ламелей жалюзи. Стены кажутся подернутыми легкой «рябью», среди которой «вдруг» всплывают редкие прозрачные окна. Всплывают в разных местах — в зависимости от того, с какой стороны смотреть на музей. Но при дневном свете они кажутся такими же «черными дырами», как «провал» главного входа напротив Мемориала.

«Провал» оказывается тоже отнюдь не простым и по мере приближения к нему приобретает новые черты, превращаясь в спасительный «брод» из ветхозаветного предания — тем самым кусочком дна морского, которое обнажило Красное море («Юм суф») перед Моисеем, и вывел он еврейский народ из египетского плена.

Продвигаясь по «броду» дальше, попадаешь в центральный зал — грот, проходящий здание насквозь. Стены, будто и впрямь образованные расступившимися волнами, облицованы известняком цвета песка: это усиливает ассоциации и с морским дном, и с пустыней, по которой все тот же Моисей вел своих людей долгих 40 лет. Авторы проекта считают этот зал основным, хотя он лишь предваряет основную экспозицию. Тем не менее, ничто не настраивает на то, что предстоит увидеть, лучше, чем прогулка под этими молчаливыми песчаными сводами: в какой-то момент кажется, что они вот-вот рухнут — вместе со всеми водами Красного моря. Однако в конце прохода — не тьма, а долгожданный свет: противоположный от входа фасад акцентирован разлившимся по нему «пятном» прозрачного сплошного остекления.

На этом участке использовали особое низкоэмиссионное стекло Planibel от AGC Glass с усиленной термоизоляцией — чтобы регулировать количество теплового излучения, поступающего внутрь. Такое же стекло — в треугольных вырезах на уровне второго этажа на всех четырех фасадах: возле панорамных окон расположена лекционная аудитория на 480 мест, кафе и ресторан кошерной еды. Кроме того, в здании есть музейный магазин, образовательный и информационный центры, игровая комната для детей и пространства для временных выставок — всего около 13000 кв. м полезной площади.

Постоянная же экспозиция — та самая, которую собирали на протяжении 20 лет и представили широкой публике лишь 28 октября 2014 года, — занимает из них чуть меньше половины и сосредоточена на первом этаже, в обеих неравных частях здания, на которые его «рассек» волнообразный «проход». Восемь тематических галерей показывают различные фазы и формы еврейской культуры — от Средневековья до наших дней. Например, здесь есть интерактивная модель Кракова в 15-16-м столетии, фрагмент потолка и стены деревянной синагоги XVII-XVIII веков и реконструированная «еврейская улица» времен Второй польской республики (1918-1939).

А Холокосту — отдельная галерея — но только одна. Да, 90% процентов из 3,3 млн. польских евреев были тогда уничтожены. Да, этот «провал» в истории невосполним. Но ужасам Второй мировой войны посвящен целый ряд музеев (о некоторых из них мы писали). Здесь же — архитекторы и авторы экспозиции едины в порыве это подчеркнуть — речь о другом. Второе название музея — после «Красного моря», озаглавившего конкурсную концепцию, — звучит как POLIN. И именно это слово напечатано методом шелкографии на фасадных стеклянных панелях — причем буквами из двух алфавитов, латинского и древнееврейского. Перевода у POLIN тоже два: polin — «Польша», po-lin — «отдыхайте здесь». Здесь, в Польше, евреи обрели свой самый крупный в истории «европейский дом». Здесь за многие столетия было создано немало шедевров еврейского искусства. Здесь — после скитаний и гонений — они «отдохнули»: с тем, чтобы вновь отправиться в путь к иным землям и берегам. Но это уже история для совсем другого музея.

Фото © Pawel Paniczko, Photoroom.pl, M. Starowieyska, D.Golik, W. Kryński / POLIN Museum of the History of Polish Jews

Рассылка
archspeech: