1. Дом Науки, Инноваций и Технологий Политехнического университета Флориды
1 из 3
2. Дом Науки, Инноваций и Технологий Политехнического университета Флориды
2 из 3
3. Дом Науки, Инноваций и Технологий Политехнического университета Флориды
3 из 3
купить
журнал
информация
об объекте
показать все
  • Авторы проекта Сантьяго Калатрава (Santiago Calatrava)
  • Общая площадь 18 580 кв.м
  • Год 2009-2014
  • Заказчик Политехнический университет Флориды
  • Структурная инженерия Thornton Tomasetti
  • MEP-инженерия TLC
  • Гражданская инженерия Anderson Lane, Inc
  • Консультант по подвижным конструкциям Hardesty & Hanover
  • Ландшафтная архитектура Studio Jefre
  • Полезная площадь 11 148 кв.м
  • Бюджет 60 млн. долларов

Дом Науки, Инноваций и Технологий Политехнического университета Флориды

Lakeland, FL, USA

Третьей постройкой знаменитого испанца Калатравы в США должна была стать станция подземки Ground Zero в Нью-Йорке. Однако вместо этого одна из фирменных «птиц» расправила крылья над новым кампусом Политехнического Университета Флориды.


КОНТЕКСТ

Когда-то здесь в буквальном смысле паслись коровы — на месте участка, который в ближайшем будущем застроят университетскими учебными корпусами и общежитиями, еще недавно были фермерскими землями в радиусе 50 миль от Орландо. Тем не менее, «глушью» этот район никак не назовешь: прямо по северо-восточному краю нового кампуса проходит крупная федеральная трасса Interstate 4. Иконической архитектурой здесь тоже вряд ли кого-то получится удивить: Южный Колледж Флориды, кампус которого включает 18 зданий, построенных Фрэнком Ллойдом Райтом, — всего в 13 милях, а в 35 минутах езды — новый город, построенный компанией Disney: с почтамтом Майкла Грейвза и банком Роберта Вентури.

Тем не менее, когда в 2009 году университет пригласил Калатраву делать мастер-план своего кампуса и строить центральный Дом Инноваций, Науки и Технологий, он начал с чистого листа. Бюджет был тоже вполне разумный, хотя и не сверхогромный (и составил всего 1,5% от того, который в итоге должны потратить на строительство станции в Нью-Йорке). Однако этого оказалось вполне достаточно, чтобы 63-летний испанец, который, как и многие звездные архитекторы, в последнее время активно подвергался остракизму со стороны прессы за чрезмерно сложные решения и высокие сметы (вспомним Фрэнка Гери с Музеем фонда Луи Виттона в Париже и Заху Хадид со стадионом в Токио, судьба которого по-прежнему в подвешенном состоянии), — чтобы Калатрава, что называется, оказался «оправданным по всем статьям». Показав, что его узнаваемая архитектура может быть изящной и уместной как с точки зрения конструктивных и планировочных решений, так и с позиций качества проработки деталей и обоснованности финансовых затрат.

Чертежи к объекту

МАСТЕР-ПЛАН

Безусловно, главное сокровище нового кампуса — протянувшееся с северо-запада на юго-восток озеро. Оно — смысловая ось всей территории, естественный источник водных ресурсов для орошения (а оно в здешних знойных местах должно быть обильным) и, конечно же, источник вдохновения. Дом Инноваций, Науки и Технологий, возвышающийся над дубовой рощей, расположился в северо-западной оконечности озера, и спроектирован так, чтобы изнутри открывались наиболее впечатляющие озерные виды. В то же время, само здание стало неотъемлемой частью «открыточных» пейзажей, просматривающихся со всех ключевых точек — от въезда в кампус, устроенного ближе к югу озера, и с пересечений основных магистралей.

Налицо забавный «центробежный» эффект. Формально Калатрава подходит к участку даже, можно сказать, деликатно, сохраняя существующую топографию и древесные заросли. Но с другой стороны, он безвозвратно перераспределяет акценты, намертво скрепляя озеро с образом центрального здания. И теперь все автомобильные дороги в буквальном смысле вертятся вокруг «дома на озере», повторяя его эллипсоидную форму, — даже изгиб федеральной трассы, удачно вписавшийся в концепцию, приобретает новый смысл. А высаженные вдоль каждого дорожного «витка» пальмы, объединившие всю имеющуюся растительность в единый зеленый массив, одновременно еще больше выделяют центральное ядро кампуса, образуя подобие естественного зеленого буфера, — между плотным автомобильным трафиком и парковой зоной университета.

Внутрь могут въезжать только машины пожарной и скорой помощи — остальные оставляют свой транспорт на расположенных вдоль автомобильных «эллипсов» парковках и попадают в сеть пешеходных дорожек, выделенных небольшими деревьями. На контрасте с автомобильными, пешие маршруты образуют строго прямую решетку, в «узлах» которой будут находиться административные, учебные и жилые здания. При этом расчет сделан таким образом, чтобы все лекционные залы, офисы и жилые комнаты оказались в пределах 10 минутах ходьбы друг от друга. Впрочем, построить их еще предстоит — пока завершена только самая знаковая постройка, уже упоминавший Дом Инноваций, Науки и Технологий, к которому, как к «первооткрывателю», предъявлялись особые требования. В частности, стать не просто архитектурной доминантой, но функционально в течение некоторого времени играть роль «кампуса в миниатюре» — места, где студенты и преподаватели могли бы учиться, работать и отдыхать.

ЦЕНТРАЛЬНОЕ ЗДАНИЕ: ПЛАНИРОВКА

В плане проект Сантьяго Калатравы, как всегда, прост и элегантен. Два двусторонних коридора — один на цокольном этаже и один на втором, — образуют изящные овальные дуги по периметру здания. Нижний коридор открывает доступ к классным комнатам с большими окнами на внешнюю сторону (именно отсюда так хороши виды на озеро!), а также студиям, лабораториям и большому амфитеатру в центре здания. Двери верхнего коридора тоже ведут как вовне — в административные офисы, откуда превосходно просматривается весь кампус, — так и вглубь, в научные и исследовательские лаборатории с жесткими требованиями к техническому оснащению, «привязки» к которому возможно разместить только в центре строения.

На верхние этажи ведут две большие лестницы в вершинах эллипса. Офисы деканатов и администрации на втором этаже окружают большое мультифункциональное пространство с парящим в вышине потолком, называемое забавным словом «достояние» (англ. Commons). Прежде всего, это намек на его «общественность», принадлежность всем и вся ­— зал одинаково легко приспосабливается для проведения лекций и перформансов, церемоний и демонстраций, благотворительных мероприятий и официальных ужинов, школьных танцев и ярмарок вакансий. В остальное же время это просто «зал рекреации» (очень емкое определение из терминологии авторов российских норм для образовательных учреждений). Ни дать, ни взять — Большой Зал Хогвартса из фантазийной сказке о Гарри Поттере, причем без всякого чародейства и волшебства.

«Достояние» — это еще и накопленные запасы знаний: в этом же зале руководство университета запланировало устроить библиотеку. Чем наделало немало шума, поскольку заявило, что в их собрании не будет ни одной бумажной книги, и вся библиотека сведется к ряду терминалов, сгруппированных в небольшой части пространства, через которые студенты будут получать доступ к электронным документам.

Наконец, «достояние» — это интеллектуальный потенциал университета, который хочет инициировать междисциплинарный подход и стремится к тому, чтобы представители разных факультетов и кафедр как можно плотнее общались между собой. Спланированное Калатравой пространство способствует этому как нельзя лучше.

Вообще интересы студентов явно в приоритете. В то время как рабочие кабинеты могут показаться, мягко говоря, не слишком просторными, у учащихся помимо «достояния» для неформальных сборищ и встреч, а также лекций и творческих спектаклей, есть еще амфитеатр, пространство которого легко делится надвое. А на цокольном и на втором этаж здание опоясывают открытые террасы для занятий и досуга на свежем воздухе — замена территории кампуса, пока его еще не подстроили.

ЦЕНТРАЛЬНОЕ ЗДАНИЕ: АРХИТЕКТУРА

По сути, эти террасы и стали тем, что сформировало архитектурный образ Дома Инноваций, Науки и Технологий. Точнее, не они, а перекрывающая их изящная пергола из белоснежных (а каких же еще?) стальных шпалер, выстроившихся от земли до самого верха вдоль всего периметра. Помимо того, что пергола дает ажурные тени, она на 30% уменьшает количество проникающего внутрь здания солнца.

Второй ключевой архитектурный элемент проекта тоже связан с солнцем. Калатрава к нему явно неравнодушен, причем именно в проектах для США. В Калифорнии в 2004 году построил мост, представляющий собой гигантские солнечные часы, а в 2001-м над музеем в Милвоки установил «птицу», расправляющую крылья навстречу солнцу и защищая от него застекленный атриум высотой 27 метров.

В данном случае Калатрава повторился, но при этом сделал гидравлическую «птицу-солнцерез» более послушной и гибко управляемой. Она «охраняет», как можно догадаться, самое главное пространство — «Достояние». Размах крыльев у нее поменьше, но зато каждое из 94 «жалюзи» управляется индивидуально и может быть запрограммированы таким образом, чтобы следовать за солнцем в течение дня. В следующей очереди строительства жалюзи будут оснащены солнечными батареями общей площадью около 2000 кв. м.

Ритмичность, с которой расставлены шпалеры перголы и ламели солнцезащитных жалюзи, получает развитие в интерьерах — в белых бетонных колоннах коридоров и в деревянных рейках отделки аудиторий. Но самое оглушительное впечатление производят аркады вокруг лестничных пролетов первого этажа, где колонны из бетона — на сей раз отполированного почти до блеска — расходятся лучами с потолка и спускаются по стенам дальше, в коридоры — крытые галереи — будто созданные, чтобы стать местом для уединенных и созерцательных раздумий. В которых неизбежно придешь к мысли, что вся эта легкая и ажурная, белоснежная и почти парящая над озером конструкция, пронизанная палящим солнцем Флориды, смотрится — нет, не повторением, а, скорее, обнажением сути творческих принципов архитектора. Калатрава сделал рентген сам себе — и здоровья у него, судя по всему, хватит еще надолго.

Фото © Alan Karchmer


Рассылка
archspeech: