1. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Модель
1 из 23
2. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Модель
2 из 23
3. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Концепция объема
3 из 23
4. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Концепция объема
4 из 23
5. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Первый этаж
5 из 23
6. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Продольный разрез по атриуму
6 из 23
7. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Поперечный разрез по атриуму
7 из 23
8. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Первый этаж
8 из 23
9. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Второй этаж
9 из 23
10. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Третий этаж
10 из 23
11. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Четвертый этаж
11 из 23
12. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Пятый этаж
12 из 23
13. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Шестой этаж
13 из 23
14. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Седьмой этаж
14 из 23
15. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Концепция атриума
15 из 23
16. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Концепция объема
16 из 23
17. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Интерьер
17 из 23
18. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Интерьер
18 из 23
19. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Интерьер
19 из 23
20. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Интерьер
20 из 23
21. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Общий вид
21 из 23
22. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Общий вид
22 из 23
23. Бизнес-центр DOMINION TOWER в Москве
Общий вид
23 из 23
купить
журнал
информация
об объекте
показать все
  • Дизайн Заха Хадид (Zaha Hadid)
  • Директор проекта Кристос Пассас (Christos Passas)
  • Архитекторы проекта Вероника Ильинская, Kwanphil Cho
  • Проектная команда Juan Ignacio Aranguen C., Евгений Белкин, Simon Kim, Agnes Koltay, Larisa Henke, Tetsuya Yamazaki
  • Интерьеры Raul Forsoni, Kwanphil Cho, Вероника Ильинская, Emily Roher при участии Hussam Chakouf, Reza Esmaeeli, Thomas Frings
  • Архитекторы с российской стороны АБ «Элис» (Николай Лютомский)
  • Заказчик «Пересвет-групп»/«Доминион-М»
  • Консультант по фасадам Ove Arup
  • Фасадные решения «СтройБит», «Простые решения»/Alucobond
  • Конструктивная инженерия «Моспроект-2»
  • Бетонная инженерия «ПромСтройКонтракт»
  • Генеральный подрядчик «Стройгруп»
  • Электрические системы «Новые энергетические решения»
  • Стеклопакеты iplus Energy NT on Clearvision от AGC Glass
  • Остекление «МБК-Строй»
  • Алюминиевые профили Reynaers
  • Элементы из стеклофибробетона «Архитектура благополучия»
  • Искусственный камень для изготовления мебели ООО «Экспромт»
  • Светодиодное освещение ООО «Энергоконсалтинг»
  • Общая площадь офисных помещений 9556,35 кв. м

Всем, кто говорит о том, что первая постройка Захи Хадид в Москве совсем не похожа на ее узнаваемую концептуальную архитектуру, советуем подольше походить вокруг, а главное — заглянуть внутрь.


AGC Glass

КОНТЕКСТ

С первого взгляда на проект, позиционируемый как первое здание в Москве от, пожалуй, одного из самых узнаваемых архитекторов современности, и в самом деле многое удивляет. Например, местоположение — на стыке трех административных округов, Центрального, Южного и Юго-Восточного, рядом с Волгоградским проспектом — соседство, прямо скажем, не слишком вдохновляющее. Однако инвестор утверждает, что именно в такой «децентрализации» заключался замысел. Тем более, что относительно недалеко от Шарикоподшипниковской улицы (директор проекта и правая рука Хадид Кристос Пассас шутил, что два года из десяти ушли на то, чтобы научиться выговаривать это название) в скором времени сформируется альтернативный центральному культурный кластер: на ЗИЛе Хани Рашид построит филиал Эрмитажа, а на «Коломенской» к 2018 году обещают закончить здание филиала МХТ им. А.П. Чехова. В этом свете вполне здравой кажется идея создания в районе новой архитектурной доминанты, которая его «перезагрузит», — с перспективой дальнейшего формирования в этой части Москвы подобия делового кластера. Инвестор уже приобрел соседний участок площадью 0,6 га, запланировал строительство второй очереди и настроен оптимистично: несмотря на наценку порядка 20%, право на которую дало имя Хадид, и тот факт, что официально центр открывается в конце сентября, больше половины офисных помещений и общественных пространств уже сдана. При том, что стоимость аренды офисных площадей премиум-класса не маленькая сама по себе.

Между тем, наценка законная: 10-летний срок реализации проекта связан прежде всего с наличием довольно сложных конструктивных решений, реализация которых потребовала научных исследований и значительных затрат. И упорство, с которым заказчик изыскивал способы воплотить проект в том виде, в котором его задумали авторы, — для многих видов работ долгое время банально не удавалось найти приемлемых подрядчиков — не может не вызывать опять-таки удивления и восхищения.

Чертежи к объекту

АРХИТЕКТУРА И ФАСАДЫ

Кое-что, впрочем, в первоначальной идее все же изменилось. Тактика Захи Хадид под названием «разрыв шаблона» в случае с проектированием офисных зданий, по словам архитекторов бюро, воплощается в двух ключевых моментах. Первый — это нестандартный фасад, уход от типового образа «коробки» и ровных стен в принципе. В данном случае семиэтажное здание получило сложную динамичную форму с консолями, то нависающими, то отступающими вглубь. Каждый этаж — отдельная платформа. Как рассказал в интервью archspeech Кристос Пассас, это образ смещенных друг относительно друга тектонических плит, породивший интересный диалог с окружением: «Необходимо было поэкспериментировать с одинаковыми формами, которые могут быть совершенно разными в динамике композиции». Хотя, как признают авторы, под окружением понимаются не столько окрестности Шарикоподшипниковской, сколько Москва и Россия в целом, где на момент проектирования и в политическом, и в экономическом смысле действительно происходили некоторые «смещения» и «сдвиги».

Так вот в первом варианте проекта сдвиг платформ-этажей друг относительно друга достигал 20 метров. И возникли проблемы с экспертизой: здание «не проходило» под расчетно-проектируемое обрушение. Причем даже сокращение сдвига до 8 метров без устройства массивных опорных колонн, которые бы разрушили всю концепцию, не приводило к желаемому результату. До тех пор, пока инженеры из «Моспроект-2» (Пассас искренне восхищался их находчивости) не придумали, как закрепить плиту столь большого размера так, чтобы они не прогибалась и не вибрировала. Разработанная ими система тонких балок толщиной всего 8 см легко выдерживает требуемую нагрузку — даже с учетом значительного смещения. Причем переходы между платформами получаются достаточно плавными.

Отдельного внимания заслуживают панели, которыми облицованы фасады. Они сделаны из алюминиево-композитного материала с особой покраской — «эффектом хамелеона». В зависимости от освещения панели меняют цвет: изначально белые, в пасмурную погоду они становятся серебристыми, а при заходе солнца — чуть ли не золотистыми.

Это еще один способ заставить фасад взаимодействовать с окружающей средой и людьми — то, чего всегда пытаются добиться соратники Захи Хадид. Ведь даже не обязательно ждать перемены погоды — достаточно обойти здание вокруг, чтобы проследить происходящие с ним метаморфозы. Кстати, когда на объект пришла проверочная комиссия, так и пришлось проступить — иначе никто не верил, что панели белые, как и указано в проекте, а не голубые, как казалось чиновникам в тот момент. Заодно строгим судьям показали благоустроенный зеленый сквер на территории центра, проницаемый для всех жителей района.

Вторая принципиальная часть фасадов DOMINION TOWER — сплошное остекление с использованием стекла из серии iplus от AGC Glass, которое характеризуется высокой термоизоляцией, высоким пропусканием солнечного тепла и высоким светопропусканием. Другими словами — это идеальный вариант для нашего климатического пояса, когда основная задача стекла — получить от солнца как можно больше света и тепла. Кроме того, низкоэмиссионные стекла с нейтральным внешним видом экономят энергию и средства, что немаловажно, когда речь об офисном здании.

ИНТЕРЬЕРЫ

Ленточное остекление делает внутренние пространства офисного центра более гибкими, позволяя спланировать их именно так, как удобно арендаторам. Кроме того, панорамные окна способствуют интерактиву здания не только с теми, кто снаружи, но и с теми, кто внутри: через стекла сотрудники офисов могут наслаждаться открывающимися видами. Впрочем, второй краеугольный камень архитектурной тактики Захи состоит в том, чтобы опять-таки уйти от одинаковых элементов. Но в контексте интерьеров это не этажи, а кабинеты. Как отметил Кристос Пассас в том же интервью archspeech, распространенная офисная модель, когда все трудились в изолированных друг от друга маленьких ячейках, практически не общаясь друг с другом, благополучно канула в Лету. Сегодняшняя архитектура офисных пространств должна отвечать новым потребностям. Ключевое слово — коллаборация: офисы нуждаются в пространствах, стимулирующих коммуникацию, самоорганизацию и активное социальное взаимодействие.

Ответ Хадид на этот запрос — центральный атриум, насквозь пронизывающий все здание. Пассас называет его «театром ежедневных действий».

В DOMINION TOWER за счет атриума пространство внутри довольно массивного внешне строения оказывается удивительно легким — здесь прослеживается та же, что и на фасадах, «игра нескольких объемов, передающих идею многообразия». «Парящая» — в силу светодиодной подсветки по контуру — лестница от первого до последнего этажа формирует вокруг себя застекленные «террасы»: те, кто в них работает, видят друг друга каждый день и волей-неволей начинают общаться. В нижней части атриума — большое общественное пространство, нечто вроде зала рекреации: специально спроектированная мебель приглашает присесть — и опять-таки вступить в вербальный контакт с соседом, который почти наверняка окажется рядом. Чем-то эта концепция схожа с устройством современных студенческих кампусов, в которых архитектура должна стимулировать междисциплинарное общение и формировать ощущение причастности к определенному сообществу.

«В идеальном представлении DOMINION TOWER — это клубный дом или сообщество людей из разных областей, включающее государственные и коммерческие корпорации, объединенных общим пространством, приглашающим к диалогу и сотрудничеству», — гласит буклет, выпущенный инвестором. И это, кажется, как раз тот случай, когда здание само по себе, одной своей формой, задает направление движения и развития. У Хадид эта форма определяется емким словом «текучесть» — оно и возникает в голове, когда смотришь на бесшовные лестничные пролеты из стеклофибробетона (один из любимых материалов Захи) и геометричную мебель из акрилового камня. «Текучесть» относится и к физическими перемещениям тоже: благодаря линиям на полу, ноги, что называется, сами, интуитивно приводят тебя от входа и зоны ресепшн — сразу в атриум.

А дальше нужно сделать вот что. Не садиться в один из пяти скоростных лифтов, которые, конечно же, здесь есть — как и в любом бизнес-центре премиум-класса (вместе с многоканальной системой отопления, приточно-вытяжной вентиляцией и кондиционированием, поддерживающими заданные параметры микроклимата, и оптоволоконными телекоммуникациями, позволяющими использовать неограниченное количество каналов связи). Нужно воспользоваться редкой для офисных зданий возможностью подняться на самый верх по лестнице — черно-белой, «текучей», магически подсвеченной. И тогда, с высоты седьмого этажа, вкусить главное переживание, которое архитекторы нам преподносят, подобно вишенке на торте. Были ли здесь те, кто говорил, что проект успел «устареть» и совсем не похож на творчество «королевы параметризма»?

При взгляде вниз все пространство атриума предстает объемным графичным художественным полотном. Впечатляющим настолько, что даже если и не возникает в этот момент «ощущения полета и встречи с космосом», которое обещают архитекторы проекта, то в том, что это все-таки он — неподражаемый почерк Захи Хадид — сомнений уже не остается.

Фото © Илья Иванов


Рассылка
archspeech: