Вторая натура: 16 работ с выставки архитектурной графики Сергея Кузнецова

Куратор Екатерина Шалина специально для archspeech проводит виртуальную экскурсию по выставке «Сергей Кузнецов. Личный контакт / Архитектурная графика». Экспозиция открыта до 10 сентября в Мультимедиа Арт Музее.

Вторая натура: 16 работ с выставки архитектурной графики Сергея Кузнецова

Большую часть своего свободного времени главный архитектор Москвы посвящает рисованию. Это хорошо видно не только по соцсетям, но и по выставкам. Рисунки Сергея Кузнецова были в том числе в Государственной Третьяковского галерее, однако нынешняя экспозиция в МАММ — самая масштабная и первая персональная.

Из более чем 500 листов в общем архиве архитектора для выставки отобрали 124 работы. Кроме разнообразия техник и географии рисунков, кураторам было важно показать, как менялся подход Сергея Кузнецова к изображению архитектуры. А за последние десять лет он эволюционировал весьма заметно условно в трех направлениях: от детали к архитектурному пейзажу, от изучения к выражению личного ощущения, от карандаша к акварели.

Выставка начинается со своеобразной «портретной галереи», которую разместили на балконе. Здесь крупным планом показаны памятники мировой архитектуры — от пирамид древнего мексиканского города Теотиуакана до барселонской Каса Мила Гауди.

Экспозиция в целом показывает трансформацию художественной практики. Желание прорисовать реальность точь-в-точь, аналитический рисунок с изучением пропорций, пластики, деталей, постепенно сменяются передачей эмоций от контакта с архитектурой.

«Сергей Кузнецов. Личный контакт / Архитектурная графика»

Мультимедиа Арт Музей, Москва
20.07 — 10.09. 2017

Кураторы: Томас Шаллер, Екатерина Шалина
Дизайн экспозиции: Агния Стерлигова/ Planet 9
Фото: Вартан Айрапетян, Ольга Рябцова

Большая часть из представленных в зале рисунков выполнена Сергеем Кузнецовым уже в должности главного архитектора Москвы. Когда темой работы стал город в широком смысле этого слова, естественным образом расширился и угол зрения — на первый план вышел урбанистический ландшафт. А самым точным медиа для выражения чувств и впечатлений, как показала практика, стала акварель.

Работы приглашают в масштабное, практически кругосветное путешествие. Оно символично начинается с раздела, посвященного Москве. Далее маршрут лежит через ностальгические монохромные пейзажи Вышнего Волочка и Владивостока к жарким городам мусульманского мира, центрам старой Европы и латинской Америки, оживленным мегаполисам США, Китая, Японии.

Живопись и графику Сергея Кузнецова в экспозиции дополняют видеоколлажи, созданные Ириной Бахтиной, Виталием Мозалевым и Еленой Мисаланди. Через образы из кино они также акцентируют внимание на городской среде как особом явлении, которое создает в сознании горожан новые смыслы, эмоции и ассоциации.

Как сказал про Сергея Кузнецова Томас Шаллер, американский акварелист и сокуратор выставки в МАММ: «Видно, что рисунок — его вторая натура. Это не только то, что он делает. Это то, кем он является». Поэтому 16 отобранных ниже работ мы сочетаем с личными комментариями архитектора, которые дополнят друг друга в этом импровизированном гиде по выставке.

Пирамида Кецалькоатля, Теотиуакан, Мексика. 2012


Пирамида Кецалькоатля, Теотиуакан, Мексика. 2012
Бумага, коричневая тушь, кисть. 37,1×53,5 см

Сергей Кузнецов: Одним из самых сильных впечатлений во время поездки в Мексику было посещение заброшенного мексиканского города богов. Теотиуакан находится в 50 км от Мехико, и там всегда солнечно и жарко. От культовых пирамид до сих пор исходит мощная энергетика. Я сконцентрировался на пирамиде верховного божества Кецалькоатля, украшенной мордами леопардов. Всего их 365 — по количеству дней в году. Пока рисовал, думал о том, какой это потрясающий архитектурный дизайн и сколько в этих скульптурах экспрессии. Одновременно не отпускали мысли о том, что эта пирамида — один из прототипов мавзолея и других ступенчатых конструкций советской архитектуры.

Павильон «Мясная промышленность», ВДНХ, Москва. 2013


Павильон «Мясная промышленность», ВДНХ, Москва. 2013Тонированная бумага, тушь, белила, кисть. 54,5×39 см

Сергей Кузнецов: Поиски интересной натуры для рисования в Москве в первую очередь привели меня на ВДНХ. На этой феноменальной территории сосредоточено поразительное разнообразие архитектурных форм и элементов. И нигде больше не встретишь такую изобретательность в приспособлении классической ордерной системы к запросам времени.
 

Триумфальная площадь, Москва. 2016


Триумфальная площадь, Москва. 2016
Бумага, акварель. 57×38,5 см

Сергей Кузнецов: В столице множество мест, интересных для художника. Наверное, чаще всего я рисовал Триумфальную площадь. С этим местом многое связано. Лучший вид на площадь открывается из окна моего кабинета в Москомархитектуре (отсюда и нарисована данная работа). Консерватория им. Чайковского, спроектированная Чечулиным, — одно из любимых зданий в Москве. Наконец, реконструкция площади — первый реализованный результат нашей конкурсной практики. В этой акварели мне хотелось выразить масштаб и энергию этого пространства. Эффект усилила абсолютно театральная игра солнечного света и теней, которую можно было наблюдать в тот день.
 

Внутренний двор музыкального театра «Геликон-опера», Москва. 2017


Внутренний двор музыкального театра «Геликон-опера», Москва. 2017
Бумага, акварель. 56,8×38,2 см

Серия акварелей, посвященная зданию музыкального театра «Геликон-опера», была закончена незадолго до открытия выставки. Сергей Кузнецов выполнил ее для буклета, который рассказывает о репертуаре нового театрального сезона.

Преображенская церковь, Вышний Волочёк. 2010


Преображенская церковь, Вышний Волочёк. 2010Бумага, карандаш. 29,6×41,3 см

Сергей Кузнецов: Вышний Волочек мы исследовали в 2010 году, когда готовились к XII Венецианской биеннале архитектуры. Проект «Фабрика Россия» представлял поиск возможных путей развития и регенерации провинциального города, удачно расположенного между Москвой и Санкт-Петербургом. Благодаря живописным каналам, прорытым в XVIII веке, Вышний Волочек называют Тверской Венецией. У него были все шансы стать региональным центром, но этого не случилось. Сегодня Волочёк — небольшой город со своим шармом, но заметные повсюду следы запустения производят грустное впечатление. Соответствующим настроением проникнуты и эти минималистичные рисунки простым карандашом. Пространство белого листа работает в них на ощущение заснеженного пустынного пейзажа.

Aйя София, Стамбул. 2016


Aйя София, Стамбул. 2016 
Бумага, акварель. 50×35 см

Контрастирует с черно-белыми российскими пейзажами c индустриальным акцентом следующий раздел — солнечный и красочный. Он объединяет работы из Стамбула, Тель-Авива и Бухары. Особую ценность имеет акварель интерьера Айи Софии. В этом году она получила приз «Специальное упоминание жюри» конкурса Architecture in Perspective Американской ассоциации архитектурных иллюстраторов (ASAI).

Сергей Кузнецов: Я ставил перед собой задачу уловить главное — то, что составляет суть этого пространства, делает его узнаваемым, не погружаясь при этом в «перечисление» деталей. Мне важно было передать потоки света из арочных окон, золото купола и апсид. Фигуры людей внизу и «нити» характерных люстр подчеркивают исполинский масштаб пространства, который сразу ошеломляет всех входящих.

Плавучий рыбный рынок, Венеция. 2016


Плавучий рыбный рынок, Венеция. 2016
Бумага, акварель. 51,2×32,6 см

Как и многие архитекторы и художники, Сергей Кузнецов не скрывает своей любви к Италии. Неудивительно, что рисунки из Венеции, Рима, Флоренции, Вероны, Пизы заняли больше всего места на выставке.

Сергей Кузнецов: В Венеции я стараюсь бывать ежегодно. Лучшего города для тех, кто рисует архитектуру, не существует — он изобилует роскошной натурой. И это не только аристократические палаццо или знаменитые церкви. Любой, самый обычный венецианский дом, составляющий урбанистическую «массу», достоин изображения. Все эти потеки и утраты на белой и терракотовой штукатурке, причудливые окна, балконы и зеленые ставни, порталы и двери, выходящие прямо в воду, можно рассматривать и «присваивать себе» на бумаге бесконечно. Рисунок — это ведь самый эффективный способ сделать то, что тебе нравится, твоим навсегда. И не меньше, чем архитектуру, здесь хочется рисовать подробности повседневной жизни: и рыбный рынок на лодке, пришвартованной к причалу на канале, и официанта, артистично выносящего поднос в легендарном кафе на площади Сан Марко.

Триумфальная арка Тита (2007) и Триумфальная арка Септимия Севера (2016)


Триумфальная арка Тита (2007) и Триумфальная арка Септимия Севера (2016)Бумага, карандаш. 60×40 см / Бумага, акварель. 55×38 см

Раздел, в котором преобладают рисунки из Рима, соединяет графику и акварели. Здесь две работы особенно красноречиво показывают развитие художественной практики автора: обстоятельно «задокументированная» карандашом монументальная Арка Тита (2007 год) и тающая в пелене дождя и зрительно утрачивающая свою массу Арка Септимия Севера в акварели 2016 года.

Сергей Кузнецов: Рим для меня — большие пространства с синим небом, с очень яркими, насыщенными тенями. Он интересен раскрытиями, видами на колоссальные сооружения, как Колизей и Собор Святого Петра.
 

Арена ди Верона. 2011


Арена ди Верона. 2011Бумага, тушь, перо. 30×42 см

Сергей Кузнецов: Амфитеатр в Вероне — уникальный античный памятник, активно участвующий в современной жизни как концертная площадка. Мощь его архитектуры подчеркивается приближающейся к нему почти вплотную малоэтажной застройкой исторического центра. Контраст настолько гармоничный и выразительный, что рисовать Арену как отдельное сооружение было неинтересно. Такую идею соотношения масштабов — крупный объем, окруженный небольшими зданиями, — мы однажды использовали для презентации Медиа-деревни в Сочи, когда я работал в SPEECH.
 

Здания на Гран-Плас, Брюссель. 2013


Здания на Гран-Плас, Брюссель. 2013Бумага, тушь, кисть. 38,6×54,7 см

Из нескольких поездок по Европе сложилась серия видов исторических центров со схожей «адресной» застройкой. В ней у каждого здания свой фасад и «резной», идущий от средневековой эстетики силуэт. Но выстроенные примерно в один рост «плечом к плечу» они создают живописный уличный фронт. По словам Сергея Кузнецова, большие ожидания возлагались на Брюгге, казалось, что там не будет недостатка в точках для рисования, но больше порадовали в этом смысле Гент и Брюссель.

Cерия фантазий по мотивам Нью-Йорка. 2015


Cерия фантазий по мотивам Нью-Йорка. 2015
Черная бумага, цветные карандаши. 28,5×40,8 см

В отдельный блок выделены рисунки из мегаполисов — Нью-Йорка, Токио, Гонконга.

Сергей Кузнецов: В этих городах рисуешь либо панораму с прихотливо изломанной линией горизонта, либо выходишь на улицу, встаешь с этюдником среди спешащих по своим делам, но периодически с любопытством заглядывающих тебе через плечо людей, и пытаешься зарисовать все, что видишь, все, что определяет идентичность этой плотной и чрезвычайно динамичной городской среды. В Токио, например, единичные здания не представляют особого интереса, там много прагматичной, не рассчитанной на века архитектуры, но вместе они образуют довольно комфортное, атмосферное целое. В Нью-Йорке по-другому: много и видов, и знаковых сооружений, которые «просятся» на бумагу. Сложно отойти далеко от гостиницы — интересное встречается буквально на каждом шагу. Случай, когда натура подсказала технику: краснокирпичный Митпэкинг, в прошлом район мясной промышленности, ныне богемный и престижный, я рисовал цветными карандашами. Редко их использую, но для данной фактуры подошли идеально.

 

Буэнос-Айрес. 2016


Cерия фантазий по мотивам Нью-Йорка. 2015
Бумага, акварель. 57×38,5 см

Города Аргентины — Буэнос-Айрес и Кордова — неслучайно оказались в экспозиции по соседству с Прагой и Парижем. Их центры — очень европейские по духу. Буэнос-Айрес отличается размахом строительства, там много великолепных образцов ар нуво и ар деко, пластически насыщенной, парадной архитектуры. Кордова скромнее, но в ней тоже очень уютные скверы и красивые площади, где комфортно, а главное — есть что рисовать.

Сергей Кузнецов: Главное впечатление от посещения аргентинских городов — люди. В большинстве своем они очень радушные, темпераментные, но при этом безупречно воспитанные. В Кордове мы с семьей пошли на футбольный матч, попали на трибуны, где все стоят. И поразились тому, как вели себя болельщики: эмоционально, но очень уважительно к окружающим одновременно.

 

Венецианская фантазия. 2008


Венецианская фантазия. 2008 
Бумага, тушь, перо, акварель. 59,6×39,5 см

В заключительном разделе выставки соединяются все ее линии: «архитектурные портреты», с которых начиналось рисование, акварельные впечатления и рисунки к проектам. Связь рисунка с натуры и проектную графику наглядно демонстрирует сопоставление фактурного фасада рядового венецианского дома и офисного здания на Ленинском проспекте.
 

Офисное здание на Ленинском проспекте (2010) и Эскиз к экспозиции российского павильона на 15-й Венецианской биеннале архитектуры (2016)

Венецианская фантазия. 2008Бумага, карандаш. 41,2×29,5 см / Бумага, фломастеры. 55×37,3 см

***

Выставка «Сергей Кузнецов. Личный контакт / Архитектурная графика» открыта до 10 сентября. В рамках выставки будет представлен каталог работ Сергея Кузнецова.

Репродукции рисунков доступны в продаже в онлайн-магазине urbanbooks.ru. Вырученные средства организаторы направят в благотворительный фонд помощи детям-сиротам «Здесь и сейчас».

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще